16+

Как отмену крепостного права отмечали сейчас, 50 и 100 лет назад

22/02/2011

Как отмену крепостного права отмечали сейчас, 50 и 100 лет назад

В минувшую субботу в Петербурге и в России, вероятнее всего, тихо и незаметно (по крайней мере, когда в пятницу вечером номер сдавался в печать, ничто не указывало, что это бурно и радостно) прошло 150-летие со дня издания Манифеста 19 февраля 1861 г. Которым в России упразднялось крепостное право. Таким образом, у отмены рабства было три юбилея: в 1911, 1961 и 2011 годах. Каждый из них отмечался в Петербурге по-разному, но что-то неуловимо общее есть у всех.


                    1911. 50 лет со дня отмены

Февраль 1911 года был в Петербурге месяцем информационно насыщенным. Во всех университетских центрах империи и, конечно, в столице, проходили студенческие волнения. Каждый день в газетах, как сводки с поля боя, публиковались новости «из жизни высших учебных заведений»: сколько и где студентов отчислено, в каких институтах отменены занятия, как полиция дежурит в аудиториях и т.д. В Китае случилась вспышка чумы, которая грозила русскому Дальнему Востоку.

В Петербурге, кроме того, было местное развлечение: ревизия сенатора Нейтгарта, которому поручили проверить все мостостроительные операции Городской думы. В столице тогда как раз строился Охтинский мост, так что публика пребывала в предвкушении. В начале февраля в Гордуме начались выемки документов и допросы городских чиновников.

Газеты обсуждали «Крюковскую панаму»: на ремонт набережной Крюкова канала было выделено из городского бюджета 90 тысяч рублей, один из подрядчиков предложил 60, заключил контракт и тут же отдал все работы на субподряд – уже за 26 тысяч. В итоге виновным оказался городской инженер, который получил за это «год заключения в крепости». Но все были уверены, что самое интересное – впереди.   

На этом фоне мог бы затеряться любой юбилей. Однако 50-летие освобождения крестьян было событием такого масштаба, что ни власти, ни общество забыть о нем не могли. Но для правительства это была палка о двух концах: с одной стороны, время Александра II называлось эпохой Великих реформ, одним из важнейших периодов русской истории. Но с другой стороны – это явный праздник либералов, тогда как Николай II больше симпатизировал черносотенцам.

Монархическая газета «Русское знамя» предупреждала: «В селах в каждой школе будет объясняться акт освобождения крестьян. Объяснять акт освобождения – значит будить самые печальные последствия. Будет произведена в самых широких размерах агитация к потрясению государственного порядка». Лояльное властям «Новое время» призывало не унижаться: «Бросим неопрятную привычку называть этот строй рабством. Народ русский – один из величайших в свете, и приравнивать к неграм его могут только люди злонамеренные или невежественные».

В итоге на местах получили указания такого рода: в церковно-приходских школах должны быть организованы молебны, приуроченные ко дню 19 февраля (тогда значение этой даты было так же понятно само по себе, как сегодня 9 мая). Перед молитвами необходимо петь гимн, желательно присутствие родителей. После – чтение брошюры «К 50-летию освобождения крестьян», изданной ученым советом при Священном синоде. При этом особо подчеркивалось: «под строгую личную ответственность обязываетесь наблюсти, чтобы в заведуемых вами церковных школах по мотивам, каковые вам известны, не было бы допускаемо в этот день никаких речей, рефератов и, тем более, каких бы то ни было экспромтных выступлений по поводу воспоминаемых событий. Чтение печатных исторических очерков, помимо или взамен присылаемых брошюр вы не должны разрешать».

В Петербурге полиции было приказано «производить осмотр в столичных театрах всех кинематографических картин, имеющих отношение к 19 февраля, и затем сообщать о них для подлежащего осмотра. Картины фирмы Пате «К освобождению крестьян от крепостной зависимости» и фирмы Фейгель «Накануне манифеста» к публичному демонстрированию допущены быть не могут».

За несколько дней до 19 февраля 1911 года приключился политический скандал: Вольное экономическое общество решило провести торжественное заседание в Калашниковской бирже, однако правительство потребовало убрать из списка выступавших четверых неблагонадежных ораторов. Историю обсуждали даже в Думе: левые требовали принять по этому поводу специальный запрос правительству, но парламентское большинство, скорее из нелюбви к левым, чем из любви к правительству, идею отклонило.

– Что творит правительство? – возмущался один из депутатов-социалистов.
– А что вы сделали с Царем-Освободителем? – нанес ему в ответ удар под дых коллега из правых октябристов.
На этом аргументы сторон были исчерпаны.

В сам день 19 февраля в Казанском соборе состоялось торжественное богослужение в высочайшем присутствии. Потом в Зимнем дворце император принял думских депутатов от крестьянства (51 человек). В Думе был освящен бюст Александра III, причем на открытии присутствовали все фракции, кроме крайне левых и крайне правых. Последние в это время слушали выступление своего самого пламенного оратора Владимира Пуришкевича – тоже на тему освобождения крестьян. Многочисленные делегации, в том числе от каждой петербургской школы, ходили возлагать цветы к могиле Царя-Освободителя в Петропавловском соборе.

Молебны и «литературные утренники» прошли во всех школах, они завершались угощениями за счет петербургских властей. (Самым популярным видом богослужений были панихиды по Александру II.) Газеты не преминули отметить, что благодарственный молебен отслужен и в синагоге.

Невероятную активность проявляло тогдашнее гражданское общество: многочисленные общества – от извозопромышленников до женских – проводили молебны, устраивали торжественные заседания и юбилейные обеды, принимали решения вывесить у себя в конторах портрет Александра II. Двое доживших до того момента участников подготовки реформы – Дмитрий Милютин и Петр Семенов-Тян-Шанский получали многочисленные поздравления.

Городская дума открыла в этот день сиротский приют для мальчиков, заложила дом с дешевыми квартирами на Миргородской улице, училищный дом имени Александра II на 22-й линии и выделила 100 000 рублей на памятник императору. Было принято, но почему-то не исполнено решение о переименовании Дворцового моста и Конюшенной улицы в мост и улицу «19 февраля». Мосту предполагалось и второе название – Александра II.

Вообще по всей стране городские думы и земства принимали решения об учреждении в честь юбилея новых школ или стипендий для учащихся.

На рабочих окраинах Петербурга народ, по воспоминаниям очевидцев, праздновал во всю. Правда, стоит учесть, что 19 февраля 1911-го – суббота масленичной недели, поэтому, что именно отмечали жители Петербурга, понять, по словам очевидцев, было сложно.

«Приготовления к празднику завершились тем, что либеральные круги от него отстранены, – констатировала кадетская газета «Речь». – Монополистами праздника сделались националисты, прямые потомки тех, кто все свои силы положил, чтобы воспрепятствовать проведению великого акта».

1961. Сто лет со дня отмены

Можно было бы предположить, что в Советском Союзе на 31-м году победы колхозного строя, который недоброжелатели именовали «вторым изданием крепостного права», о Царе-Освободителе не вспоминали. Однако в «Ленинградской правде» от 19 февраля 1961 года на первой полосе была опубликована статья о том, как студенты вышли на митинг с требованием свободы. Правда, им свободы хватало, поэтому они требовали ее не для себя, а для конголезского народа.

Ленинградские студенты из вузов с Петроградской стороны, писала газета, возмущены «злодейским убийством героя конголезского народа Патриса Лумумбы». «Позор палачам Лумумбы», «Свободу конголезскому народу», скандировали студенты. Почему злодейское убийство возмутило именно студентов из одного конкретного района, газета не уточняла. Возможно, заметим мы от себя, все дело в петроградском райкоме ВЛКСМ, занимающем отдельное место в истории нашего города. Зато «Ленправда» приводила список институтов, делегаты которых пришли на митинг. Был в их числе и Химико-фармацевтический.

2011. Сто пятьдесят лет со дня отмены

За три дня до 19 февраля в Смольном под председательством губернатора прошло заседание оргкомитета по подготовке научно-практической конференции, посвященной 150-летию отмены крепостного права. Валентина Матвиенко подчеркнула важность этого события: освобождение крестьян открыло простор для модернизации страны и развития экономики. Кроме того, Манифест был издан в Петербурге, поэтому, считает она, «именно наш город должен создать возможность для широкого обсуждения значения отмены крепостного права и освещения юбилейной даты».

Хорошо, что «Речь» больше не выходит и ничего прокомментировать не может.
Праздновать Манифест 19 февраля Смольный собирается 3 марта, по новому стилю. Продолжая тем самым несколько пугавшую непосвященных традицию отмечать Великую Октябрьскую социалистическую революцию в ноябре. Так что если нынешние городские власти досидят до 2017 года, то отмечать 100-летие Февральской революции они будут 8 марта.

Справка

Император Александр II в первую очередь известен как автор Манифеста 19 февраля, отменившего крепостное право. Одной этой реформы ему было бы достаточно, чтобы занять достойное место на страницах учебников истории. Однако в годы его царствования, названные потом эпохой Великих реформ, таковых хватило бы на четверть всей династии Романовых.

Отмена крепостного права. О необходимости отмены рабства говорили еще в эпоху просвещенного абсолютизма, к этому вопросу подходили много раз с разных сторон, но осуществлено оно было только манифестом 19 февраля 1861 года. Крестьяне освобождались без земли, которую должны были затем по очень сложной процедуре выкупать у помещиков с помощью государственных кредитов. Это дало основание критиковать реформу, однако правительство вынуждено было учитывать и интересы помещиков, у которых и так отобрало крестьянские души. Платежи крестьян по государственным кредитам были досрочно прекращены под влиянием революции 1905 г.

Земская реформа (1864 г.). Выражаясь современным языком, вводила двухуровневую систему местного самоуправления – губернскую и уездную – с очень похожими на нынешние полномочиями. Земства собирали свои налоги, заведовали медициной, образованием, дорогами (за исключением общегосударственных) и пр., но не контролировали полицию. Избирались от крестьян, землевладельцев и городских обывателей, удовлетворявших имущественному цензу. Деятельность земств контролировалось представителями центральной власти.

Городская реформа (1870 г.).
Учреждала самоуправление в городах. На бессословных, но с имущественным цензом выборах избирались гласные (депутаты) городских дум, которые выбирали городского голову, совмещавшего руководство думой и городской управой (исполнительный орган). Дума собирала городские налоги, отвечала за все сферы городской жизни, исключая полицию. Критики отмечали, что имущественный ценз отсекает от участия в выборах в столице интеллигенцию, чиновничество и даже аристократию, которые не имели недвижимости в собственности.

Судебная реформа. Ввела в России суд присяжных (1864 г.), учредила все базовые принципы современного судопроизводства: бессословность, гласность, состязательность, независимость судей и пр. Суды стали настолько независимы, что в 1878 году присяжные оправдали покушавшуюся на петербургского градоначальника Трепова Веру Засулич, поскольку Трепов повел себя неприлично: велел высечь политического заключенного.

Военная реформа (1874 г.). Самое значительное нововведение – замена рекрутской повинности на всеобщую воинскую обязанность со сроком службы от 6 лет (для не имеющих образования) до полугода (для выпускников институтов).
Следует добавить также либерализацию образования, введение самоуправления в университетах, создание Государственного банка, отмена винных откупов и пр.                       

Станислав ВОЛКОВ








Lentainform