16+

Как федеральные чиновники нарушают закон о несоответствии тонировки ГОСТу

22/02/2011

Как федеральные чиновники нарушают закон о несоответствии тонировки ГОСТу

Прошло пять месяцев после начала истории с затонированной властью и вступления в силу новых поправок, увеличивающих штраф за несоответствие тонировки ГОСТу, принятых нашими дорогими депутатами. В прошлую пятницу я, двое активистов общества синих ведерок (d_lindele и dmitry_platonov) и Илья Варламов (zyalt) заехали посмотреть, что изменилось на столичных парковках Государственной думы, Совета Федерации, Мосгордумы, Администрации президента и Правительства московской области.


                  На всех объектах мы были остановлены сотрудниками ФСО России и проверили на себе, имеет ли право человек беспрепятственно фотографировать в Москве на спец. трассах и в местах, находящихся под охраной ФСО.

Но утро началось с другой акции, в ходе которой активисты синих ведерок и Илья Варламов были задержаны у Триумфальной арки при фотографировании проезжавших по Кутузовскому проспекту машин с мигалками. Милиция вызвала ФСО, те проверили документы и сказали, что снимать тут запрещено. На что им был предъявлен распечатанный официальный ответ ФСО России на моё обращение по поводу запретов съемок на улицах Москвы, в котором указано, что таких запретов нет.

Ознакомившись с документом, милиция и ФСО всех отпустила, подтвердив, что снимать можно.

А через час мы встретились у Государственной думы, чтобы зафиксировать на снимках состояние тонировки автомобилей депутатов и чиновников с последующим обращением в Генеральную прокуратуру, ГИБДД и другие инстанции по этим нарушениям.

Только припарковавшись на Тверской, сразу встретили наглухо тонированный автомобиль с пропуском прокуратуры г. Москвы.

Когда мы подошли к концу парковки, к нам наконец-то подошли сотрудники ФСО. Предъявили удостоверение, спросили, что мы тут снимаем и попросили наши документы. Мы сказали, что снимаем затонированные автомобили депутатов, на что услышали, что снимать здесь строго запрещено. Мы поинтересовались, на каком основании они нам запрещают и предъявили всё ту же распечатку ответа ФСО, что запретов нет. Ознакомившись с текстом, сотрудники смягчились и попросили не снимать лично их и будки охраны.

И я продолжил спокойно фотографировать.

Уже на выходе с парковки ещё один из сотрудников ФСО спросил нас, что мы тут делаем. Услышав ответ, он сказал: правильно, так и надо, а то они совсем обнаглели уже!

С парковкой Государственной думы мы закончили. Результат неутешительный: не смотря на то, что много машин всё же стоят растонированными, вы сами видите, как многие депутаты относятся к принимаемым ими же законам. Личные это машины или служебные – пускай разбираются соответствующие органы.

Следующий пункт нашей акции – парковка у Совета Федерации.

Только мы подошли к машинам, как из одной из них вылез водитель и начал запрещать снимать. К нему присоединился ФСОшник, тоже сказавший, что тут снимать строго запрещено. А через некоторое время подошел ещё один сотрудник ФСО, явно старший предыдущего. Нас опять спросили, что мы тут делаем, проверили документы и вчитались в распечатку ответа ФСО про съемки. Пока главный читал и слушал наши объяснения, что никакого права запрещать нам они не имеют, водитель и младший ФСОшник отпускали различные реплики, на тему того, что нам «всё нельзя». Это продолжалось бы долго, если бы главный, дочитав распечатку, не сказал бы младшему: «Так, ты иди работай, а ты (обращаясь к водителю) иди законы учи!»

После чего он попросил у нас кусочек бумажки, переписал наши паспортные данные и сказал, что мы можем снимать всё, кроме сотрудников ФСО и постов охраны.

Но, к нашему большому удивлению, снимать тут было просто нечего! На парковке перед СФ я еле нашел один автомобиль, который был немного затонирован.

Следующая остановка – самая сложная. Туда даже самые смелые телевизионщики не ездят по таким темам. Парковка Администрации президента и правительства московской области.

На огромной парковке машины практически отсутствовали. Но, всё же нарушители нашлись и тут. Форд, г\н А099ОО 77, без официальных пропусков, но на пластиковом держателе номера написано «ТК Россия УД Президента РФ». Водитель оказался очень нервным, выскочил и начал запрещать снимать. На вопрос, почему не приведет состояние тонировки автомобиля в надлежащий вид, ответил: «Хотел бы я посмотреть на твою машину». Идти смотреть отказался.

На этом наша спокойная прогулка по парковке закончилась, потому что из здания начали выбегать сотрудники ФСО. Через несколько минут мы уже были окружены семью молодцами, запрещающими всё и вся. У нас попросили документы, показать снимки и т.д. распечатку мы уже решили не доставать, а просто на словах сказали, что все их действия по запрету съемок незаконны.

Мы не снимаем их и посты охраны, а остальное запретить они нам не могут. Пока они переписывали наши данные, мы услышали про то, что занимаемся полной ерундой, что, видимо, не служили в армии (потому что кто служил, наверное, уже не занимается выражением гражданской позиции), и вообще лучше бы снег с улиц убирали. В это время у меня сел аккумулятор, но ребята сделали ещё пару снимков нарушителей.

Всё проверив и переписав, они спросили, закончили ли мы свои дела. Я сказал, что ещё не посмотрел несколько машин припаркованных дальше. Автомобили оказались без тонировки и мы, абсолютно замерзшие двинулись к моей машине. Отогревались мы минуты три, как к моей машине подошли двое других сотрудников ФСО и попросили документы. Опять расспросы, что да как, и разговоры о том, что тут всё нельзя. Посмотрев документы, они попросили пройти с ними для проверки наших данных по их базе.

Пока мы ждали в фойе Администрации президента свои паспорта, немного поговорили с караулившим нас ФСОшником.

– Почему вы всегда подходите и всё запрещаете? Ведь законных прав на это у вас нет.
– Мы знаем, что запрета на фотосъемки сейчас нет, но не можем же мы сразу подходить и говорить, что всё можно. Раньше мы всех задерживали и отвозили в отделение Китай-города, а потом пришла бумага, что фотографировать разрешено.
– Это где-то год назад, когда была история с Медведевым и снятием запрета на съемки Красной площади?
– Ну да, где-то так.

Вот таким образом мы проверили на себе, что никаких запретов на фотосъемки на московских улицах нет! Встреча с ФСО всегда начинается с того, что они всё запрещают, но уже через пять минут беседы всё разрешают. Каждый человек с фотоаппаратом должен знать: нельзя снимать только сотрудников ФСО и их посты! Могут запретить снимать проезд кортежей и любой объект, если на нем в это время проходят специальные охранные мероприятия! Во всех остальных случаях никто не имеет права запретить нам фотографировать трассы и проезжающие по ним автомобили (Рублевку, Кутузовский и все остальные), парковки государственных ведомств и т.д. Не бойтесь говорить представителям власти о том, что вы прекрасно осведомлены в этом вопросе и знаете свои права. В случае возникновения проблем – записывайте данные сотрудников на диктофон или бумагу. Звоните 02 и рассказывайте, что происходит, все разговоры там записываются.

Что же касается тонировки, ясно видно, что ситуация улучшается. Самые наглые нарушители – это, конечно, депутаты, принимавшие закон и сотрудники Госдумы. Все собранные материалы мы отправим руководству ГИБДД, в Генеральную прокуратуру и Администрацию президента. Кроме этого я воспользуюсь предложением председателя Совета Федерации Сергея Миронова, обещавшего мне, что лично напишет в Генеральную прокуратуру, если ситуация с тонировкой кардинально не изменится.                       

ternovskiy.livejournal.com





3D графика на заказ







Lentainform