16+

Как я пытался вылечить зуб и исправить государственную медицину

24/02/2011

Как я пытался вылечить зуб и исправить государственную медицину

Историю удаления моего зуба № 6 я обещал продолжить в серии блестящих статей, выполняю это обещание – рассказываю о том, как государственное здравоохранение работает над исправлением своих ошибок.


                    Напомню: в октябре прошлого года на сайте была опубликована статья «Что делать с врачами, которые плохо удалили зуб. Личный опыт». Она была посвящена трогательной истории о том, как в субботу 17 апреля 2010 г. у меня вдруг заболел зуб, как в районной стоматологической поликлинике № 30 (пр. Науки, 46) дежурный врач Смирнова В. Н. удалять зуб отказалась, потому что в субботу после 14 часов у них не работает рентгенолог, как в ночь с субботы на воскресенье я обратился в ООО «Медиана» (пр. Энгельса, 111), и врач Михайлова Ю. А. удалила мне 18 апреля 2010 г. больной зуб № 6, причем, как после оказалось, был утрачен фрагмент корня смежного зуба № 5, из которого заодно элеватором мне выбили пломбу. Но теперь пломбу в зуб № 5 поставить нельзя, потому что зуб № 5 с отломанным куском корня слабый, а пломба зуб утяжелит. И стоит он, бедный, и без пломбы, и с отломанным фрагментом корня, первый кандидат на вылет…

История только по форме медицинская, а по сути получился сентиментальный рассказ о судьбе несчастного зуба № 5, левого, нижнего, и несколько знакомых женщин, прочитав статью, мне посочувствовали. 

В той же статье я описал, как обратился в Комитет по здравоохранению письменно и очно и как по их же совету написал письмо в ООО «Медиана».

Все, чем смог мне тогда помочь комитет, это, во-первых, сообщить, что собранная в ходе комиссионной проверки информация «не позволяет исключить факт травмирования верхней трети корня 5-го зуба» при удалении 6-го, но это не наверняка. Во-вторых, устно мне рекомендовали обратиться в ООО «Медиана» и попросить у них денег в качестве компенсации в размере стоимости имплантации одного зуба.

Я, кстати, обратился и, естественно, получил отказ: без решения суда опытные тетки ничего платить не будут, поскольку формулировка «не позволяет исключить» означает, что ООО ни в чем не виновато. А советы и комиссии Комитета по здравоохранению – это так, бесполезное бюрократическое шуршание.

ПРОДОЛЖЕНИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ

Поскольку ООО «Медиана» от суда никуда не денется, я решил в порядке предсудебной подготовки подробно заняться нашей государственной медициной. Которая, как уже на первом этапе расследования выяснилось, находится в ужасающем состоянии. И есть все основания подключить к будущей судебной ответственности и представителей этой сферы обслуживания населения.

Я имею в виду Комитет по здравоохранению, который прислал совершенно неудовлетворительный ответ на мое заявление за подписью В. Е. Жолобова, и, естественно, районную стоматологическую поликлинику № 30, в которой почему-то в субботу с 14 час. и все воскресенье не организована работа рентгенологов, результатом какового вредительства и стало мое обращение в ООО «Медиана».

Поэтому 29 октября 2010 г. я написал повторное заявление в комитет, в котором, во-первых, выразил возмущенное удивление тем, что комиссия не нашла причинно-следственной связи между удалением зуба № 6 и травмированием верхней трети корня зуба № 5. Ведь, писал я, зубы №№ 4 и 3 стоят на месте, рядом других удалений не производилось ни когда-либо раньше, ни после 18 апреля. И, следовательно, кроме удаления зуба № 6 других причин для повреждения корня зуба № 5 быть просто не могло.
Причем комиссия могла вызвать меня для осмотра зубов, но и этого не сделала.
Поэтому я считаю, что комиссия комитета работала халтурно, и именно следствием такой работы комиссии и отсутствия в заключении очевидных выводов вызван ответ из ООО «Медиана». Настаиваю на повторном рассмотрении вопроса о причинах травмирования корня…

Во-вторых, особое внимание я обратил на отсутствие рентгенолога в стоматологической поликлинике в субботу после 15 час, вследствие чего мне было отказано в предоставлении медицинской помощи при острой боли.

И задал пять вопросов: кто виноват в том, что не работал рентгеновский аппарат? Или дежурный врач мне соврал, и рентгенография работала? Как оказывать стоматологическую помощь, если нет рентгеновского аппарата? Когда он будет работать в стоматологической поликлинике № 30 по субботам и воскресеньям? Кто виноват в том, что он не работает сейчас по субботам и воскресеньям?

Кроме того, я заострил внимание комитета на записи, которую в медицинской карте сделала дежурный врач Смирнова: «От удаления пациент воздержался». Это ложь, подчеркнул я, за которую врач будет нести ответственность. Потому что сама Смирнова заявила мне, что зуб надо удалять, я ответил: «Удаляйте!», на что она сказала: «Нужен рентген», на что я сказал: «Сделайте быстрее», на что она ответила: «Рентген не работает».

В общем, грозное письмо получилось.

ВАША СТАТЬЯ ПРОРАБОТАНА…

Через 40 дней получил ответ из комитета. И написан почти грамотно, и поскольку заместителем председателя комитета В. Е. Жолобовым я остался недоволен, новый ответ подписал уже другой зам. председателя – О. А. Гриненко. Так что в этом мне навстречу пошли, сменили подписанта письма. В остальном же…

Прежде всего, комитет упорно продолжает утверждать, что не представляется возможным вынести заключение о наличии прямой причинно-следственной связи между действиями медперсонала в ООО «Медиана» при удалении зуба № 6 и травмой корня зуба № 5.
Цитата: «Решение вопроса о причинной связи может основываться только на бесспорных объективных данных, в Вашем случае такими объективными данными должны быть снимки травмированного корня до удаления соседнего зуба и сразу после удаления. Вы представили только один снимок, сделанный почти через два месяца после удаления.
Возможными причинами перелома верхней трети корня 5 зуба могут быть, помимо врачебных манипуляций, кариозный процесс, особенности анатомического строения зуба, попадание твердых частиц на зуб во время приема пищи».

Ответ забавен в каждом абзаце. Начну со второго. Представим себе, на зуб № 5 попала твердая частица, происходит нажатие – и кусок зуба ломается, но не сверху, а с противоположной стороны зуба, со стороны корня. Не могу сказать, что меня такое объяснение удивляет – для бюрократических отписок годится все.

Первый абзац тоже хорош. Из него следует, что если вы пришли удалять зуб, то чтобы потом могли что-то доказать в суде, надо сделать снимки всех зубов во рту, в первую очередь смежных с удаляемым. После чего лучше всего заверить снимки у нотариуса, которого надо взять с собой, чтобы он подтвердил, что снимки действительно были сделаны в вашем рту такого-то числа. Иначе суд не примет доказательства.
Вторая часть ответа комитета касалась лживой записи дежурного врача Смирновой в моей медицинской карте и отсутствия рентгенолога в субботу и воскресенье в поликлинике № 30.

По моему заявлению комитет организовал внеплановую документарную проверку в отношении СПб ГУЗ «Стоматологическая поликлиника № 30». Оказалось – я, впрочем, в этом ни секунды не сомневался – что у поликлиники есть лицензия со сроком по 16.10.2013, а у врача Смирновой – соответствующий сертификат по специальности «хирургическая стоматология»; врач имеет высшую квалификационную категорию по хирургической стоматологии.

Ответив мне на те вопросы, которые я не задавал, дальше комитет начал крутить вола за хвост.

Сперва по поводу ренгтена. Ссылаясь на информацию главного врача поликлиники № 30 Бодякиной Эллы Алексеевны, мне сообщили, что рентгеновское отделение укомплектовано по штатному расписанию на 100%. Дальше следовали ненужные сведения, которые увенчал замечательный пассаж: «По анализу статистического отчета использование рентгеновского оборудования с 8.00 до 20.00 в субботу и воскресенье в связи с минимальной потребностью в этом виде обследования признано нецелесообразным. В субботу рентген-лаборанты работают с 9.00 до 14.00 по графику, поэтому 17.04.2010 в15.00 рентгеновское отделение… уже не работало».

Понятно, что Э. А. Бодякина ответила комитету, что нет потребности, и сослалась на некий «статистический отчет», который недостоверен, потому что врач скажет: «Рентген не работает» – и все уходят либо терпеть до понедельника, либо в платную медицину (как сделал я). Но всем же понятно, что ситуация сразу напоминает старый советский анекдот: почему в советских магазинах нет икры? – так потому что не спрашивают.

А если рассуждать логично, то любому ясно, что острая боль в зубе может возникнуть внезапно и в любой день недели от понедельника до воскресенья, и нет факторов, которые могли бы объяснить неравномерность обращений по такому запросу, например, в субботу. Какая-нибудь киста на корне зуба не знает же, что Бодякина Э. А. держит рентген-кабинет закрытым полсубботы и в воскресенье.

Дальше в ответе комитета идут объяснения по лживой записи дежурного врача Смирновой в моей медкарте. Была проведена внутриведомственная экспертиза качества медицинской помощи и выявлены дефекты оформления медицинской документации:
а) врачу необходимо было более подробно описать жалобы и объективные данные,
б) в нарушение ст. 33 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» от 22.07.93 № 5487-1 «не представлены доказательства Вашего отказа от медицинского вмешательства (удаления зуба)».

По результатам проверки составлен Акт (это слово все бюрократы всегда пишут с прописной буквы), материалы направлены Бодякиной Э. А., на Смирнову В. Н. наложено дисциплинарное взыскание. И финал: «По информации главного врача Ваша статья проработана во всех отделениях поликлиники». Помните, в конце приказа министра обороны о демобилизации всегда писали: «Приказ зачитать во всех ротах, эскадрильях и на кораблях».

Я думал, что Бодякина Э. А. наложит на Смирнову В. Н. хотя бы выговор. Но нет…

ВСТАЛА НА ПУТЬ ИСПРАВЛЕНИЯ


16 декабря 2010 г. я позвонил в комитет (тел. 595-89-32), чтобы узнать, как именно наказали врача Смиронову В. Н. Оказалось, что им не сообщили, а они не интересовались… Я попытался узнать, кто таким образом организовал в поликлинике № 30 неотложную медпомощь в субботу и воскресенье. Мне сказали, что отвечает отдел здравоохранения района, в данном случае Калининского. Пояснили, что все организовать можно, но требуются дополнительные расходы.

К слову: не только можно, но и необходимо организовать работу рентген-кабинетов во всех государственных стоматологических поликлиниках в субботу и воскресенье.
В тот же день я дозвонился и до Бодякиной Э. А. Она долго не хотела говорить по телефону, какое наказание определила Смирновой, потом все же сказала, что объявила замечание. Потом – уже в связи с рентгеном – стала ссылаться на какой-то приказ Министерства здравоохранения, про который, однако, по телефону говорить нельзя ввиду не то секретности, не то еще чего-то… Потом спросила, чего я хочу. Я сказал, что хочу, чтобы ренгтен в поликлинике № 30 работал всю субботу и все воскресенье, а Бодякина и Смирнова получили по выговору за свою плохую работу.

Тут Бодякина Э. А. сказала, что я ее шантажирую. Я ей ответил, что она, видимо, не понимает смысла этого слова, потому что я не только не хочу от нее ничего материального. И что я буду добиваться выговора для нее и для Смирновой год – два – три, сколько потребуется.

Потом все же удалось получить ответы на интересующие меня вопросы. По версии Бодякиной Э. А., врач Смирнова В. Н. не сочла нужным делать мне рентген, поскольку ренгтен делать для удаления зуба не обязательно, это дополнительное исследование. Хорошо, сказал я, почему же тогда она мне зуб не удалила без рентгена? Так вы же отказались, сообщила мне Бодякина. То есть как? – удивляюсь, я же специально прискакал в поликлинику. Так пациенты, они же такие, говорит главврач: то хотят удалять, то не хотят… И вообще, мечтательно добавила Бодякина, давно это все было, в апреле, ничего не восстановить, никто ничего не помнит…

Забавно, что в ответе комитета указано, что в моей медкарте «не представлены доказательства Вашего отказа от медицинского вмешательства (удаления зуба)». А Бодякина решила стоять насмерть: пациент, т.е. я, отказался от удаления. А рентген-кабинет не работал, но это в моем случае и не требовалось. В общем, все идеально совпало – то, чего не было, и не требовалось.

Однако спустя 10 дней, т.е. 26 декабря 2010 г., Бодякина Э. А. написала мне письмо. Я уже с этим феноменом сталкивался: скорее всего, навела справки, на их языке это называется «лучше его не злить, могут быть неприятности». Письмо я получил 5 января, заказное с заказным же уведомлением о вручении.

Бодякина Э. А. написала так: поликлиника «внимательно отнеслась к Вашему обращению и рассмотрела Ваши предложения по улучшению рентгенологической службы. Работа рентген-кабинета была организована так в связи с низкой укомплектованностью рентген-лаборантами. В настоящее время дополнительно принят 1 рентген-лаборант, и по субботам рентген-кабинет будет работать по графику пункта неотложной помощи стоматологической поликлиники. В воскресные дни организовано дежурство на дому рентген-лаборантов, при необходимости будет обеспечено рентгенологическое исследование пациентов».

Как говорил Глеб Жеглов, встала на путь исправления.

ПУТЬ ИСПРАВЛЕНИЯ ОКАЗАЛСЯ ТЕРНИСТ

15 января, в субботу, к 16.00 я уже был около кабинета неотложной помощи стоматологической поликлиники № 30 с целью проверки физического, а не документарного присутствия рентген-лаборанта на рабочем месте. То есть в поликлинике, как мне и написала Бодякина Э. А. в письме от 26.12.2010 № 521.

Прежде чем описать конкретику замечу, что меня удивляют люди, которые, подобно Бодякиной Э. А., пишут мне письмо с подробным описанием нового порядка работы кабинета неотложной помощи, работы рентген-лаборантов, но при этом полагают, что я уже успокоился, пар выпустил, забыл обо всем. Потом, спустя два-три года, когда я все еще продолжаю проводить расследование, а их продолжают проверять, они уже не удивляются, а поначалу так очень.

Изменения вижу на улице: около двери в тыльной части здания, ведущей к кабинету неотложной помощи, висит доска с новыми часами работы: суббота 15 – 20, воскресенье 9 – 21. Раньше воскресенья не было вообще. Уже хорошо. Захожу. На диванчике лежит бланк с текстом: «Информированное добровольное согласие пациента на медицинское вмешательство» (согласно ст. 30, 31, 32 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан»), которое пациенту предлагается подписать. Раньше такого не было. Хотя по идее нужен еще и бланк для отказа от мед. вмешательства на основании ст. 33, о чем писал комитет.

Опять дежурит врач Смирнова В. Н. и еще медсестра Черник. Я предлагаю ответить на вопрос: а рентген работает? Нет, говорят, в субботу до 15 час. Тогда я сообщаю, что знаю их военную тайну – что рентгенолог должен быть на рабочем месте.

Кстати, ни в каких объявлениях об этом не сказано, хотя всяких объявлений висит немало, даже такое: «Видется (так! – М. З.) скрытое видеонаблюдение».

Узнав, что я знаю военную тайну и хочу проверить наличие лаборанта на рабочем месте, врач Смирнова говорит мне, что лаборант-рентгенолог находится на рабочем месте. Отлично, говорю я, хочу позвонить лаборанту и поговорить. А потом пройти внутрь к рентген-кабинету с целью проведения визуального осмотра лаборанта. Я вас в поликлинику не пущу, она уже закрыта, говорит Смирнова В. Н., звонит сама, попадает на охранника, узнает, что никого нет. Потом со словами: «Мне надо взять вторые очки» исчезает на 10 минут, в течение которых через потайную дверь проходит в поликлинику, запертую с парадного крыльца, и уже наверняка узнает, что никакого лаборанта-рентгенолога, обещанного в субботу письмом от 26.12.2010 № 521, нет и в помине. И тогда Смирнова говорит мне, что рентгенолог дежурит на дому. Это могло бы быть в воскресенье, но сегодня суббота, говорю я, Бодякина же обещала… Не знаю, что обещала Бодякина, отвечает Смирнова, а медсестра Черник издает шипение. Они обе меня не любят.

В общем, то, о чем писала Бодякина Э. А., не нашло подтверждения. Не было в субботу 15 января 2011 г. в здании поликлиники № 30 лаборанта-рентгенолога, а был ли дома – неизвестно, врач Смирнова звонить домой лаборанту отказалась. И мне телефон не сообщила.

Так что до полного исправления еще далеко. Государственная стоматология находится в запущенном состоянии. Как, между прочим, и Комитет по здравоохранению. Но я беру их на поруки и добьюсь хотя бы того, что во всех государственных учреждениях здравоохранения стоматологической тематики в субботу и воскресенье весь рабочий день с 9 до 21 часа будет работать и квалифицированный врач, и рентген-лаборант. И все потенциальные пациенты будут об этом знать и в случае нужды требовать.                          

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ








Lentainform