16+

Как отразится ликвидация Росохранкультуры на петербургских памятниках

01/03/2011

Как отразится  ликвидация Росохранкультуры на петербургских памятниках

Ликвидация Росохранкультуры (РОК), которая произошла на днях, не стала неожиданностью. Об этом говорили начиная с лета 2010 года. После того как в ноябре прошлого года ее руководитель Александр Кибовский перешел на работу в московскую мэрию, стало ясно, что дни федеральной службы сочтены.


                    Почему это произошло и как отразится на охране памятников, Online812» спрашивал Александра Шухободского, который в 2005 – 2008 годах был сначала заместителем руководителя Управления РОК по Северо-Западу, а после очередной реформы – заместителем руководителя Россвязьохранкультуры по Петербургу и Ленинградской области.

- Росохранкультура в разных своих проявлениях просуществовала меньше 7 лет, при этом прошла две радикальные реорганизации. Почему не задалась ее судьба?
– На мой взгляд, главная причина – строительный бум, который пришелся на 2006 – 2008 годы и был оборван экономическим кризисом. Он коснулся не только столиц, но и захватил регионы. Местные элиты были недовольны работой РОК, строительное лобби давило, и под него чуть ли не дважды в год меняли 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия…», меняли Гражданский кодекс, под это был построен Градостроительный кодекс.
А идея РОК была правильной – создать контрольный орган федерального масштаба, хотя его функции так и не были определены полностью.

- Главное – это контроль за тем, как памятники охраняются?
 - У нас были не только контрольные, но и разрешительные функции. В моем понимании, в Росохранкультуре должны были работать чиновники, которые качественно и быстро проверяют наличие и правильность оформления документов. Если говорить  об охране памятников, то документов по их реставрации и приспособлению под современные нужды. Именно проверять на соответствие закону всей полноты документации и наличия необходимых экспертиз. Но не проводить сами экспертизы, тем более что мы не получали финансирования на такую деятельность.

– Разве у Росохранкультуры были возможности для быстрой проверки документов?

– Наше управление сократило средний срок рассмотрения документов в среднем до 7 дней, хотя по закону мы имели право заниматься ими 30 дней, а потом продлевать процедуру еще на месяц.

- Неужели все было так идеально?
– Конечно, нет. РОК, получив «сигнал сверху», не стала препятствовать передаче религиозным общинам культурного наследия, представляющего огромную ценность, без серьезных охранных обязательств, без перевода наиболее ценного, как правило, фресок из декоративно-прикладного искусства в разряд музейных предметов. В итоге в любом монастыре могут быть уничтожены бесценные фрески Х века или любого более позднего времени, если они не соответствуют канонам, принятым в настоящее время, или пониманию настоятеля.
В Петербурге мы готовили к передаче в ведение РОК примерно одну тысячу памятников и комплексов федерального значения, в результате получили около 30.
Кстати, нынешний закон о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения – самый коррупционно емкий, из тех, что я когда-либо видел.

- Почему?
– Не определены территории объектов, которые должны принадлежать церкви, не существуют охранные зоны объектов культурного наследия, а главное – нет указания на дату, на которую в результате должно определяться возвращаемое имущество религиозным организациям. Если взять эпоху до Петра I, то половина страны должна быть передана церкви.

- Градозащитники не могут простить Росохранкультуре реконструкцию дома Лобанова-Ростовского.
– За время своего существования это здание прошло, по крайней мере, 12 капитальных перестроек и ремонтов, но после «приватизации» начало просто разрушаться. Я лично обходил все здание в конце 2005 года, и там сохранилось всего несколько элементов интерьера. Большая часть по проекту должна быть сохранена, но то, что находится в описи, датированной примерно тем же временем, уже не существовало. Интересно, куда делись и предметы убранства, которые теперь вообще никто не вспоминает? В тот момент пришел инвестор и показал, что при реконструкции под отель только надстройка мансарды (с сохранением вида крыши снизу) позволит вывести количество номеров на безубыточную работу. Иное дело, что по закону нет и не было полномочий проконтролировать, насколько точно исполняется проект, то есть, что построено на самом деле. А приспособление под современные нужды позволено законом. Если кто-то с этим не согласен, то надо убрать из домов в Петербурге клозеты постройки до XIX века, ну а уж об отоплении или горячей воде и электричестве и говорить не надо. Асфальтовые покрытия и общественный транспорт тоже придется убрать.

– При этом вы считаете, что после ликвидации Росохранкультуры памятникам архитектуры будет хуже?

– Однозначно хуже. РОК работала вне структур местной власти и не зависела от региональных элит. Не меньше меня беспокоит то, что может нарушиться работа по контролю за ввозом и вывозом культурных ценностей, борьба с «черными археологами» и контроль за деятельность музеев. Если этой работой будут заниматься только новые департаменты Минкульта из Москвы, то дела не будет, страна у нас огромная.  

- Это касается и Петербурга?
– Конечно. Хотя я очень надеюсь, что в каком-то виде Управление РОК по Северо-Западному округу продолжит работу, но прежних полномочий у него не будет.
Кстати, вы знаете, сколько объектов культурного наследия состоит на охране в России – порядка 78 тысяч памятников.

- Это мало?
– В Швеции стоит на охране что-то около 600 тысяч объектов культурного наследия. Обидно. У нас только археологических объектов будет в десять раз больше.

Справка

Росохранкультура (РОК) была создана в мае 2004 года, наделена полномочиями по сохранению культурного наследия, ранее принадлежавших Министерству культуры РФ. Подчинялась федеральному правительству. В Петербурге работало Управление по Северо-Западному округу.

В мае 2007 года РОК соединили с Россвязьнадзором, образовав Россвязьохранкультуру. Она также подчинялась правительству РФ, управление, работавшее в Петербурге, стало заниматься только городом и Ленобластью.
В мае 2008 года Россвязьохранкультура была снова разделена на две части. РОК стала подчиняться Министерству культуры. В Петербурге снова появилось Управление РОК по Северо-Западу.  

В феврале 2011 года РОК ликвидирована, его функции будут возвращены Минкульту.                      

Вадим ШУВАЛОВ











Lentainform