16+

Почему ЕС не хочет безвизового режима с Россией?

01/03/2011

Почему ЕС не хочет безвизового режима с Россией?

Вопрос об отмене виз неожиданно превратился в ключевой в отношениях между ЕС и РФ. Заместитель главы представительства ЕС в России, министр-советник Майкл Вебб говорит то же, что и остальные руководители Евросоюза: отмена виз очень важный вопрос, который, однако, нелегко решать. Почему нелегко? – спросил у него Online812.


                     - Правда ли, что решающим тормозящим фактором для решений об отмене виз является большое количество легальных и нелегальных мигрантов в европейской части России.
– Да, если честно. Это тот вопрос, который мы постоянно обсуждаем и в различных европейских структурах, и с российскими партнерами, который, прежде всего, и необходимо решить для отмены виз. Обсуждаем так же и что тут можно сделать.

- С кем обсуждаете? 
– С российским Министерством юстиции, с другими правительственными чиновниками. Мы действительно серьезно опасаемся, что если откроем границы, то есть не откроем границы, но упростим вопрос с визами, это может открыть путь к широкой нелегальной иммиграции в ЕС.

 - Получается, чем больше дешевой иностранной рабочей силы привлекается в российские города, тем ниже вероятность отмены виз с Россией?

– При обсуждении этой темы с вашей страной, конечно, вопрос легальной миграции рабочих в Россию нами не затрагивается. В ЕС есть понимание, что России нужен приток рабочей силы в определенных сферах. Но нужно, чтобы граница между Россией и ЕС при всей либерализации режима перемещения была устроена таким образом, чтобы никакой нелегальный мигрант через границу не проник.

- Приходилось слышать, что порой западные бизнесмены, работающие в России, сознательно создают впечатление о России, будто там очень трудно и рискованно работать, – с целью отпугнуть конкурентов, собравшихся на российский рынок?
– Я не думаю, что тут что-то в этом плане создается искусственно. Все понимают, что в России есть проблемы, которые необходимо решить для более успешной и эффективной работы бизнеса. Однако в то же время никто не отрицает, что есть европейские компании, которые имеют длительную историю успешного сотрудничества с Россией и вполне им довольны. Но специально никто ничего о российской деловой среде не придумывает. Да и придумать из ничего такое количество разных вещей просто невозможно. Хочу подчеркнуть, что большое количество европейских компаний плодотворно работают с Россией, просто мы хотим, чтобы таких было больше.

– В Европе активно беспокоятся о судьбе Ходорковского. А в России из уст премьера звучал намек, что Ходорковский не мог не знать об убийствах людей в интересах ЮКОСа…

– Я не хочу комментировать дело Ходорковского, но подчеркну лишь, что в Европейском парламенте существует озабоченность в связи с тем, что судебный процесс был не таким открытым и прозрачным, как должен быть.

- Известно ли вообще в Европе – что говорилось Путиным на эту тему?
– Да, конечно.

- Это оказало какое-то воздействие на вас?
– Для нас важно только то, чтобы этот процесс был независимым и прозрачным.

– В странах Восточной Европы процесс приватизации госсобственности не всегда был справедлив. Как на это смотрели в ЕС?

– Процесс приватизации в этих странах и в России оказался сложный, и не будем притворяться, что все там было идеально, чисто. Но скажу лишь, что когда страны Восточной Европы были в 2004 – 2006 годы допущены к вступлению в ЕС, все, что связано с приватизацией, рассматривалось ЕС как важный шаг на пути создания правового государства. И когда возникали вопросы по овладению государственной собственностью не правовым образом, мы делали все возможное, чтобы они получали надлежащее расследование.

- Есть ли перспектива у России вступить в ЕС, при каких условиях это возможно?
– Скажу, прежде всего: никогда не говори «никогда». Но сейчас этот вопрос не обсуждается и не поднимается. Причем с обеих сторон.

- В этом процессе меньше заинтересованности у ЕС или у России?
– Я думаю, обе стороны считают, что было бы лучше для нас, чтобы ЕС и Россия были стратегическими партнерами, нежели если б Россия стала членом ЕС.

– Нам часто говорят, что вступление стран Восточной Европы в ЕС способствовало становлению в них правовой системы, почему бы и России не оказаться в таком положении?

– У нас в Европейском Союзе уже 27 членов, и еще несколько стран находятся на разных этапах подготовки к вступлению – Босния, Черногория, Албания, Македония и другие. Россия – большая страна, поэтому сегодня это не вопрос, поэтому сейчас нам лучше оставаться стратегическими партнерами.

– Потому что для ЕС принятие России грозит развалом?

– (Смеется.) Нет!.. Нет!..

 - А перспективы Украины на вступление в ЕС реальны?

 - Сейчас в ЕС вопрос по Украине тоже не обсуждается.

Справка

В Петербурге открылся первый российский и 27-й центр Европейского союза в мире. Центр ЕС создан на базе существующего с 2003 года Центра европейских исследований Европейского университета в Петербурге. Проект финансируется ЕС в течение 3 лет на сумму 495 тысяч евро, плюс 20% добавляют российские партнеры. Аналогичные центры будут открыты на базе Госуниверситета им. Канта в Калининграде и Томского госуниверситета. Целью проекта является повышение уровня знаний о ЕС, а также продвижение принципов государственного управления и механизмов европейского регионального управления.                             

Павел ЯБЛОНСКИЙ








Lentainform