16+

Испанские туристы на всю жизнь запомнят общение с петербургскими полицейскими

10/03/2011

Испанские туристы на всю жизнь запомнят общение с петербургскими полицейскими

Недавно в поезде метро на глазах корреспондента «МК» в Питере» ограбили испанских туристов. Преступление для «культурной столицы», увы, типичное. Самое занимательное происходило дальше - в процессе многочасового общения потерпевших испанцев с нашей милицией/полицией…


                     Девочки в погонах

Исидор и Мария-Хосе приехали в Питер на учебу. Находились в городе всего три дня. Карманники взяли их в оборот при посадке в вагон на «Гостином дворе». Я, признаться, не сразу понял, что происходит, наблюдая странную сцепку нескольких человек – со стороны все это было похоже на какой-то причудливый танец. Как позже рассказали испанцы, один из воров начал толкать Марию-Хосе, Исидор вступился за подругу, перестав контролировать свою сумку, перекинутую через плечо. Этим тут же воспользовался другой карманник. Испанец, быстро обнаружив пропажу денег и документов, подскочил к вору-толкачу и стал громко кричать: «Pasport, pasport! Тот с готовностью вывернул карманы, демонстрируя всему вагону, что у него ничего нет. Да и было бы странно, если бы в них что-нибудь оказалось. Настоящий похититель успел выскочить из вагона еще до закрытия дверей на «Гостином дворе».

По прибытии на «Маяковскую» я вызвался сопроводить испанцев до ближайшего полицейского пикета и выступить в роли свидетеля. Да и чисто по-журналистски было интересно понаблюдать, как наша «обновленная» правоохранительная система будет работать с иностранцами, попавшими в беду в центре Петербурга.

В пикете на станции нас встретила совсем еще девочка в мышиной милицейской форме. Исидор оказался настоящим полиглотом – помимо испанского, мог изъясняться на английском, французском и итальянском языках. Но девочка не владела ни одним из них. Через несколько минут на посту появился другой страж порядка. И снова девчонка, только гораздо более хрупкая. Испанцы недоуменно переглянулись. Вряд ли они представляли себе русскую полицию именно такой. Вторая девочка тоже не понимала «по-ихнему». Зато внимательно выслушала мой рассказ о случившемся. Она пообещала, что скоро появятся оперативники, которые и займутся ограбленными иностранцами, и что мне обязательно позвонят и предложат опознать по фотографиям предполагаемых воров. Со спокойной душой я оправился по своим делам.

Минут через сорок, возвращаясь, снова заглянул в пикет. Испанцы с убитым видом по-прежнему томились в ожидании оперативников в компании тех же девушек. Мы стали ждать их вместе. Прошло еще полчаса. Иностранцы сильно нервничали (к слову, Мария-Хосе, как потом выяснилось, находится на третьем месяце беременности) и постоянно спрашивали, когда же ими начнут заниматься. Желая хоть как-то скрасить их ожидание, я набрал по телефону свою жену, владеющую итальянским языком. Через нее испанцы рассказали о себе, сообщили некоторые детали случившегося. Девочки в погонах сочувственно кивали головами. Возникла иллюзия хоть каких-то полицейских действий.

– Они уже не первые сегодня, – сообщила одна из сотрудниц. – Успокойте их, передайте им, что воры в 60 процентах случаев выбрасывают документы на рельсы…

                      Бесплатный стриптиз во 2-м отделе

Оперативников мы так и не дождались. Девочка-полицейская отвела нас во 2-й отдел милиции на метрополитене, что на 1-й Советской улице.
Отдел встретил нас громким полицейским матом и ржанием. Причем матерящиеся люди в погонах прекрасно видели, что пришли посетители, что на пороге – две девушки (одна из которых – их коллега в форме).

К нам вышел сотрудник в штатском. Он тоже плохо вписывался в киношное представление о «копах» и скорее напоминал мелкого уголовника. Сотрудник был в кепке, глаза его все время бегали, а во рту на самом видном месте отсутствовал верхний передний зуб. Испанцы снова недоуменно переглянулись.
Опер долго искал и не находил, в каком бы кабинете нам притулиться. Наконец провел в тесную убогую комнатку с тремя столами, за одним из которых уже шел допрос другой ограбленной в метро гражданки. Выудив откуда-то сморщенный лист бумаги (должно быть, прежде залитый водой, водкой или другой прозрачной жидкостью), мужчина сначала выслушал мой рассказ. Записал на листке семь-восемь слов. Не больше. Пришло время опрашивать испанцев.

– Балтийское бюро переводов разорвало с нами отношения, потому что у нас денег нет, – поставил в известность оперативник. – Теперь, если обворуют иностранцев, мы обычно звоним в гостиницу, где они остановились, и оттуда присылают их гида. Иногда часа по три приходится ждать.
Но наш случай был тяжелее. Исидор и Мария-Хосе остановились не в гостинице, а на квартире.

«Что будем делать?» – читался во взгляде опера немой вопрос. Я снова предложил пообщаться с испанцами по телефону через мою жену. Милиционер со вздохом поднялся из-за стола, принес откуда-то допотопный, весь в пыли телефонный аппарат. Воткнул провод в розетку. Телефон не работал.
– Ремонт недавно сделали, всю проводку оборвали, – пояснил оперативник.
Он снова отправился искать помещение для беседы. И, в конце концов, привел нас в  служебную раздевалку. Там имелся работающий телефонный аппарат. Пока Исидор отвечал на вопросы оперативника по телефону моей жене, в комнате появился еще один сотрудник, открыл свой шкафчик и… стал раздеваться.

– А я не стесняюсь, – объявил полицейский и неторопливо прямо при Марии-Хосе снял штаны, оставшись в семейных трусах. Испанцы выглядели обалдевшими.

                      Пистолет на память

Наш опер не стал составлять протокол. Он даже в свой листок не вписал больше ни единого слова. Я попросил показать мне обещанные фотографии карманников. Ведь двоих из них я отлично запомнил.

– Сейчас поздно уже. В компьютер не войти, – отреагировал оперативник. – Мы потом, если надо будет, свяжемся с вами. (Уже две недели прошло, до сих пор жду этого вызова.)

Когда испанцы покидали 2-й отдел, в коридоре возле самых дверей им попался на глаза выдвижной ящик с пистолетами. Видно, их сложили туда полицейские, сдавая табельное оружие, а сотрудник, принимавший их, не торопился задвинуть ящик в дежурку. Иностранцы в этот момент могли запросто взять один из стволов и как минимум подержать в руках. Как максимум – забрать на память.  

Трехчасовая бесполезная эпопея закончилась. Но экскурсия во 2-й отдел так поразила Исидора и Марию-Хосе, что они, казалось, забыли об украденных деньгах и документах. Окунувшись в такую полицейскую экзотику, они стали с иронией относиться и к тому, что с ними произошло.

– Это настоящее приключение, которое не закажешь ни в какой турфирме, – радовался Исидор. 

Ну а в довершение, когда мы снова оказались на улице, нашим глазам предстала еще одна очень символичная картина – гигантская куча мусора, которую дворники, будто в насмешку, сгребли прямо к стене полицейского участка… Не знаю, как испанцы, а лично я уходил из 2-го отдела с чувством неловкости. Не за нашу милицию/полицию, где в убогих условиях служат эти забавные люди. А за нашу власть, которая превратила правоохранительную систему в сплошной анекдот.

Владлен ЧЕРТИНОВ, фото kremlingremlin.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform