16+

«Если мне кто-то особо противен — на совок и в мусор»

11/03/2011

«Если мне кто-то особо противен — на совок и в мусор»

В интервью «Соли» писательница Татьяна Толстая: а) на радость поклонникам «Школы злословия» крепко выражается; б) назло Божене Рынской раскрывает «подзамки» их ЖЖ-ссоры; и в) напоследок объясняет, почему в нулевые все потянулись писать про еду.


                — Куда бы вы ни приезжали, вас везде спрашивают про вашего сына — Артемия Лебедева. Тем более — в Перми. Это понятно: дизайн-имидж «культурной столицы» — это его рук дело. Тема придумал большую красную «П», в городе установлены разработанные в его студии остановки. Не надоело вам давать оценку работам своего сына?
— Так я, как правило, и не отвечаю на эти вопросы, в них нет содержания. Народ хочет циркового аттракциона, а не ответа на вопрос. Мне и в ЖЖ без конца пишут: «А знаете ли вы, что ваш сын ругается матом?» Я на это отвечаю: «Тема? Матом? Ни хуя себе!»
А остановки прекрасные, в Москву бы такие.

— В 2006-м вы признавались, что не станете заводить блог, потому что ЖЖ-формат не для вас. Но уже в 2007 году сделали первую запись. Сегодня у вас 22 310 друзей, и многим вы отвечаете в комментах. Что же вас заставило поменять свое отношение к блогам?
— Дело в том, что какая-то свинья завела блог, притворяясь мной. А люди же вокруг доверчивые — они ему и поверили. Этот человек (я думаю, это был мужик — по некоторым признакам) пытался подделать мой стиль и интонации. Наивный, он думал, что пишет, как я.
Да это еще что, вот я в свое время зарегистрировалась в «Одноклассниках» и обнаружила, что меня там шестнадцать штук. Причем с фотографиями, с приблизительными биографическими данными (вычислили, но неправильно). Эти призраки вступают в переписку, делятся несуществующими переживаниями. Я решила не вступать с ними в конкуренцию и не знаю, как они живут дальше.
А как-то раз позвонил мне человек, — русский, приехавший из Германии, — и уверял меня, что мы с ним договорились о встрече. Называл — вполне достоверно — какие-то факты из жизни моих родственников и не производил впечатления ебанашки. Не сразу мы с ним поняли, что он затусовался с одним из призраков и они подружились. И вот — он обманут, и часть его жизни в руинах.
Мне жалко обманутых, жизнь и так неласкова, и пришлось завести ЖЖ, чтобы огородить хотя бы кусок виртуального пространства для себя. tanyant — это точно я. Пока не взломали, конечно.

— Наверное, этот подражатель был кем-то из ваших поклонников. Потому что в Сети чаще стараются воспроизводить наивно-искренний стиль Гришковца
.
— Гришковца не было тогда в ЖЖ.

— Он в 2007-м там как раз и появился, на пару месяцев раньше вас.
— Ну, самозванец-то появился еще раньше. Сейчас этот дневник стерт. А разве принято подстраиваться под стиль Гришковца? Никогда не замечала, чтобы кто-то эту мутотень воспроизводил. Гришковец писал ужасно (в феврале 2011 года писатель Евгений Гришковец закрыл свой блог. — «Соль»), да и не писал, по его же словам, а диктовал секретарю. «Здравствуйте! Сегодня я хорошо покушал (улыбка). Вот я на фоне пейзажа». Фото. Еще фото. Еще фото. А на фото кто? — Сюрприз — Гришковец! Правильно, что закрыл. Там такое разлитие эго — тряпкой не соберешь.

— А все-таки как вы по аккаунту псевдо-Толстой поняли, что действует мужчина?
— По особой бездарности подделки. По некоторой робости, с которой он пытался воспроизвести мой почерк. По ощущению ущемленности автора. Мужчина, который взялся притворяться женщиной, очень, очень сильно задет и ущемлен. Он не получает внимания в реальной жизни, так вот хоть так выпросит себе кусочек виртуального внимания.
Конечно, все бывает, и я руку на отсечение не отдам, что это непременно мужчина, но — женщина обычно наглее, умнее, решительнее, талантливее и мстительнее. Лучше она придумает свое — ловкое, женское, чем будет тупо притворяться кем-то другим.

— Вот Максим Кононенко (mrparker) убежден, что самые первые блоги появились для «завлечения телок». Можно ли то же самое сказать о первых женских постах в ЖЖ?
— В смысле — завлекать козлов? Да вроде бы нет. Женщины более самодостаточны.

— Помните историю: Дуня Смирнова однажды написала в блоге про покупку лифчика — и ей тут же крепко досталось. А потом, после одного скандала, вообще была вынуждена закрыть аккаунт...
— Но она не из-за лифчиков закрыла. Там на нее по другому поводу был наезд. Она написала про директора детского театра, отказавшегося пускать в зал детей-аутистов на равных основаниях с обычными детьми. Прав или не прав был директор, права или не права была Дуня, хорошо ли она разобралась в этом вопросе — это предмет отдельного разговора, не скандального. Но ЖЖ-юзер scottishkot (в миру журналист Юрий Васильев) на пустом месте начал травлю и проявил себя самым отвратительным образом. Он заявил, что дело не в детях, а в том, что это антисемитские нападки на директора театра, ветерана притом. Я внимательно следила за этим срачем: scottishkot бегал, как таракан по горячей плите, и очень сознательно натравливал на Дуню сетевых хомячков. Подзуживал, настаивал, хрипел: «наказать» ее, «дать ей понять», «заставить», и хуже. Передергивал факты, клеветал, усматривал «намерения», произвольно назначал людей антисемитами — короче, развел классическую травлю в духе РАППовцев — можно студентам-филологам показывать.
Кончилось все это тем, что ей ночью подожгли дверь. Хорошо, что она не спала и смогла погасить пламя вовремя.
Я считаю, что этот человек — а он в московских кругах известный и даже кем-то, наверно, уважаемый — должен быть приравнен к террористам и экстремистам. Ему говорили: ты высказался — ну и успокойся, не разжигай. Нет, это было самое настоящее разжигание — в буквальном смысле этого слова, закончившееся поджогом.
А вообще, что бы ни написал человек известный, к нему обязательно набежит толпа сетевых хомячков и начнет грызню.

— А вы, когда пишете в блог или отвечаете кому-нибудь, всегда ли помните об этих сетевых хомячках?
— К сожалению, когда тебя читают 22 000 человек, это автоматически означает, что 21 000 из них — хомячки. Их реакция прогнозируема и планируема. Время от времени я пишу пост так, чтобы хомячки набежали и перегрызлись. Вернее так: любой пост вызывает появление хомячков, но из разных норок, и это можно регулировать.
Есть хомячки, полагающие, что их коммент заденет автора. Но меня ничем задеть нельзя в принципе. Так уж у меня устроена система зеркал — ты прыгнул и всегда пролетел мимо. А если мне кто-то особо противен — на совок и в мусор, разговор короткий. Меня не задевает, но моих мирных читателей, может, и задевает. Не у всех же такая бронированная шкура, как у меня.
Это относится, естественно, к виртуальной реальности. В настоящей жизни и двери вот поджигают, и сумасшедшие по улицам ходят.
Я не заказывала френдов в таком количестве, я предпочла бы иметь тихий интеллигентный журнал. Но посреди площади чайку не попьешь. Ширнармассы валят плотным потоком.
Если я хочу их подразнить, я себе в этом удовольствии не отказываю. Это же все манипуляции: накрошишь им: эй мышки, давай сюда. Бегут, бегут! Чтобы не пропустили место прикормки, пост хорошо озаглавить, например: «русофобия». Обязательно прибегут хомячки и обвинят меня — в чем бы вы думали? — в русофобии. Не ошибутся!

— Значит, в случае с Боженой Рынской вы тоже накрошили «подкормки»?
— Конечно, но мотыль был рассчитан на одну Божену. Она и заглотила — до кишок. Единственное, что я не рассчитала, — степень ее сумасшествия и то, что она станет угрожать совершенно посторонним людям. Она призывала — и постоянно призывает открытым текстом (закрытым тоже, но я вижу ее подзамки, несмотря на все ее предосторожности) к тому, чтобы искалечить, поломать руки-ноги людям, которые ни сном ни духом не имели к делу никакого отношения.
Побывав в «Школе злословия» и обменявшись со мной парой комментов, Божена Львовна вообразила, что имеет право на амикошонство и сделала ошибочку: решила меня к себе «присоединить»: мол, и Толстая «тоже так думает». Она приписала мне самую омерзительную из своих установок — «Не надо делать людям ничего хорошего, иначе они сядут вам на шею».
Божена Львовна женщина талантливая: язык подвешен, рука бойкая. Но психическая: ей примерещилось, что мой коммент (который и напечатала-то я в чужом ЖЖ) связан с этой давней историей про Дуню, театр, детей-аутистов (смотрите, как в нашем разговоре все рифмуется), и поэтому у Божены Львовны на повороте занесло задние колеса и она оскорбила нескольких женщин в ЖЖ, у которых дети-аутисты.
Вообще же БЛ требует обливать противников кипятком, серной кислотой, ломать кости их потомкам, вплоть до внуков, тыкать в них электрошокером. Таким образом, Божена Львовна посылает Вселенной запрос на то, чтобы в следующем перерождении явиться в мир питбулем.

— Вы в своем блоге много пишете про еду. Неужели это самая интересная для вас в ЖЖ тема?

— Нет. Не самая. Но была у меня мысль кое-что написать, связанное с едой. Не кулинарную книгу, это не по моей части. Меня больше интересует привязка меню к разным эпохам.
Кроме того, нет более кровавых битв в ЖЖ, чем битвы кулинарные. Какие оскорбления! Какая ненависть! Какие истерики! Какие издевательства! Какое самомнение! Сетевые кухонные злодеи — я даже имен их называть не буду, чтобы не вызвать обрушения потолка: ведь они прочесывают Сеть «Яндексом», чтобы найти упоминание о себе. Или вот драмы: девушка NN обнаруживает, что ее френды также зафрендили и кухарку ХХ. А ведь ХХ — подлюка! Она воображает, что умеет готовить барашка по-бургундски, а сама-то не знает, где Тамбовская область, а не то что Бургундия! И вот NN требует, чтобы все немедленно отфрендили наглую тварь ХХ, а если нет, то NN покончит с собой (в смысле — сотрет свой дневник).
Куда там боям в Ливии. Битва за какие-нибудь драники — вот где вихрь и буря.

— Можно ли понять, каков человек по тому, что он ест?
— Не думаю. Иногда человек просто ест то, что доступно. Советские люди — если посмотреть на них со стороны — обожали колбасу. Колбаса стала именем нарицательным, вот даже есть термин «колбасная эмиграция». Но это от отсутствия выбора. Сейчас люди хотят есть другое. Например, свежее и полезное.
А вообще, конечно, еда — это очень важная, интимная вещь. Человек, хочет он или не хочет, а ест постоянно. Можно воздерживаться от секса, а от еды хрен ты воздержишься. Ты к ней привязан цепью. Она твоя, а ты ее.
Поэтому человек отстраивает себя относительно Вселенной с помощью еды. Религиозные запреты, посты — это же всё игры не с едой, а со Вселенной, со своим физическим в ней существованием.

— Пост начался. Будете держать?
— Я не пощусь.

— Вы сказали, что посты про еду лягут в основу книги. Это будет что-то вроде «Колобка» Александра Гениса?
— Нет, я еще не знаю, что я напишу и напишу ли про еду вообще. У меня пока другие проекты на очереди.

— Какая еда характерна для сегодняшней эпохи? Скажем, для нулевых.
— Ну, прежде всего, только в нулевые и начали собственно есть. Для эпохи нулевых вообще характерно есть. Есть, говорить, интересоваться, писать о еде, ругаться по поводу тех, кто правильно или неправильно описывает, скажем, рестораны. Имена кулинарных обозревателей известны не меньше, чем имена политических журналистов: например, Дарья Цивина или Светлана Кесоян так же на слуху, как Олег Кашин или Андрей Колесников.

— «Афиша-Еда» — культовый журнал о вине, еде и гастрономических впечатлениях (если верить слогану издания).
— Да. Вот, Алексей Зимин еще. Он сейчас еще и книгу издал.
Во-вторых, с развалом Советского Союза произошла смена кулинарной составляющей. Я, конечно, сужу по Москве, а Москва — это не город, а такое специальное место, холм, что ли, на который все карабкаются. Москвичей как таковых уже нет, потому что той старой Москвы уже нет. Одна водка осталась под названием «Старая Москва». Да фотографии старые. Лужков заутюжил все историческое пространство.
Так вот, в Москве практически нет русской кухни. В так называемых ресторанах русской кухни — плохие подделки. Не та селедка, не та рыба вообще, не те грибы. Щи не те, уха смехотворная, неумелый морс. Пироги — жалкий лепет. Есть пара мест, где готовят блюда русской кухни хорошо, но по цене билета «Люфтганзы».
Вот так вот: русский национализм вроде бы есть, а русской кухни нет. Вот поймать русского националиста, выдать ему дрожжей и запереть на кухне часа на три. Думаете, сумеет пирожок испечь?
То же с украинской кухней — есть очень дорогие рестораны, а массовой вкусной украинской кухни нет. А в Киеве, например, не удается съесть плохой борщ — не получается у них плохо.
Зато у нас очень хорошо представлена кавказская кухня — армянская, азербайджанская, грузинская, причем с вариациями. Есть практически домашняя кухня: дядюшка сам ходит и лично смотрит, все ли у людей в порядке на тарелке. Вкусно и недорого. Это именно потому, что половина Кавказа проживает в Москве, нравится это дорогим москвичам или не нравится.
А другая сторона — это Восток, потому что мы жаждем необычного. Везде есть японская кухня, как будто все хотят суши и сашими и без терияки жизни себе не мыслят.
На Рублевском шоссе — там наша власть живет — я видела стенд: «СУШИ — КРУГЛОСУТОЧНО».

— Это же давно не экзотика и не роскошь. Японское меню предлагают в любой забегаловке.

— Уже не роскошь. А цены — как на роскошь. Но я что-то не верю, что наши люди действительно любят суши. Сами себя убедили. Выдайте нашему человеку ингредиенты отдельно: положите на тарелку пару ложек клейкой остывшей рисовой каши, ненавистной еще с детского садика, безвкусных водорослей, шматок сырой рыбы. Есть не будет. Рыбу разве что отдельно, как закусь под водочку. А потом борща.
Я как-то покупала в Москве, в ложно-японском магазине, пасту из зеленого карри и чили, острую — вырвиглаз. Мне нужно было для одного якобы тайского блюда. Продавщица одобрила мой выбор: «Я, — говорит, — тоже люблю бородинского отрезать и этой пастой сверху погуще намазать».
Посмотрим, кто кого: кокос репу победит или репа кокос.

— Давайте напоследок о вневременном. У Авдотьи Смирновой есть рассказ «Пакетики, например». Там про то, как русские женщины бессознательно запасаются полиэтиленовыми пакетами — вдруг война. А вы чем бы посоветовали запасаться?
— Ну, пакетиками очень хорошо запасаться, между прочим. Вы напрасно думаете, что это ерунда. Вот когда был кризис, некоторые магазины — например, «Перекресток» (полуворовской магазин, где всегда воняет несвежей рыбой) — стали свои пакетики продавать покупателям. Поэтому кто запас пакетики с прошлого раза — тот молодец, год просуществовал на бесплатных пакетиках, ему было в чем мусор выносить.
Есть люди двух сортов: выбрасывальщики и собиратели. Я скорее собиратель, но борюсь с собой и помню о Плюшкине.
Мне вещей жалко, даже старых и ломаных. Выбросишь какую-нибудь загогулину — а ведь она жила и жизни радовалась. У всех вещей есть маленькие души и тихие голоса. Я их слышу.
Вот я у вас в Перми ездила на барахолку. И была совершенно счастлива — такое количество абсолютно ненужных вещей! Какие-то отломанные от чего-то железяки. Фотографии неизвестных некрасивых людей, плохо снятые. Блюдечки жуткие. Я это обожаю.
Пустите меня на какой-нибудь чердак, ведь там время остановилось и можно услышать, как тихо лежит пыль.                      

saltt.ru








Lentainform