16+

Как я работала в петербургском Росстате

14/03/2011

Как я работала в петербургском Росстате

В петербургском отделении Росстата продолжает идти подведение итогов осенней переписи. Для обработки переписных листов вербуются люди на самые занятные должности: хранитель портфелей, экономист (экономическое образование необязательно), оператор и кодировщик. Как рассказал нам глава административного отдела Петростата Александр Кукушкин, работы продлятся до июня.


                    Обработка опросных листов – работа низкооплачиваемая. Тем не менее, корреспондент Online812 решил опробовать ее на себе, чтобы понять, на чем застопорилось великое дело переписи населения, что там так долго можно обрабатывать.

Первая операция, которой подвергают опросные листы, называется формально-логический контроль, то есть проверка на выявление формальных ошибок. Этим и занимался наш корреспондент. Затем кодировщик проставляет на листах свои служебные отметки и отправляет анкеты оператору машинно-счетного устройства. И только на этом этапе подсчет наконец отдается в руки машины – сканера, сделанного по подобию выборного.

В огромном здании Петростата на улице Профессора Попова – безлюдно и тихо: сотрудники сидят в изолированных кабинетах, а временная рабсила – внизу, за специальными столиками. Народу мало, потому что режим работы щадящий: можно приходит когда угодно и работать с любой интенсивностью, главное – выполнить норму. Дневная норма – три-четыре синих портфеля, то есть 150 квартир. Половину первого дня тратишь на обучение.

– Вот эти листы мы просматриваем, а сюда вписываем результаты, – рассказал шеф, молодой человек с горящими глазами. Было видно, что новая работа, а он тоже трудился временно, ему очень нравится. – Каждый день узнаешь что-то новое. Забавные фамилии или нетрадиционные места получения доходов. Один написал: место работы – Александро-Невская лавра, а должность не указал… Другой просто ответил: сбор бутылок. Сразу предупреждаю: много хлопот будет с национальностью, поэтому не надо пугаться, когда увидите «эльфа» или что-то неприличное. Сейчас проверим, хорошо ли вы знаете географию. Сколько в России краев? Не шесть, а девять! А автономных округов? Четыре. А автономных областей? Только одна – Еврейская АО. А где находится Магнитогорск? Надо писать – в Челябинской области. Как и Челябинск. Чем больше вы знаете, тем легче вам будет работать. И запомните, что у нас нельзя писать «место рождения» – Зеленогорск, Павловск, Колпино и т.п. Только Петербург и Ленинград. Такие города, а их в Петербурге девять, мы называем мертвыми.

Как новичку, мне досталась самая черная работа – простая проверка опросных листов, собранных в одном большом доме на Товарищеском проспекте. Ставить палочки и заполнять графы будет следующий в цепочке.

Если переписчик обследовал квартиру, в которой несколько домохозяйств: коммуналка или большая семья, где у взрослых детей свой котел, а у родителей свой, требуется заполнить лист на помещение (пэшка), а затем – по листу на каждую личность (эльки). В «пэшке» перечисляем метраж и коммунальные блага: отопление, воду и др. В каждой семье (домохозяйстве) всех описываемых требуется «привязать» друг к другу, выявив родственные связи. Иногда таких связей нет, и тогда пишут «гость», «арендатор», «родственник» или «домработница».

Распутывать родственные клубки – в этом и заключается работа статиста. Например, в гражданских браках мужчина считает себя холостым, а женщина – замужней. Мне попалась также пара, где оба – муж и жена оказались в положении разведенных (друг с другом), при этом они спустя несколько лет после развода жили вместе и воспитывали детей. Опросный лист составлен так, что задавать вопрос: есть ли у вас дети – можно только женщинам. Поэтому когда мне попалась семья: мужчина-вдовец и трое его детей, там черным по белому было написано, что родил их именно он. Видимо, переписчик решил, что так будет логично. Но такой лист все равно оформили как ошибочный. Логично не значит правильно.

Помимо родственных связей, требуется обратить внимание на национальность. Например, проследить, как она переходит от старшего к младшему. Скажем, у украинца и белоруски не может родиться русский сын. Очень многие сейчас отказываются отвечать на вопрос о национальности – и такую статистику – по отказам – тоже приходится вести. Помимо проверки, мне требовалось составить список неординарных семей: а) одиноких граждан в возрасте до 18 или после 90 лет, ведущих самостоятельное хозяйство, б) полигамных браков, в) однополых браков, г) матерей в возрасте до 13 лет включительно, д) семей, где ребенок старше своих родителей. Последний пункт программы я не поняла, переспросить не успела, но сейчас думаю, что от меня требовалось просто выявлять ошибки, а эта – самая распространенная.

Ошибки переписчиков выявлялись часто, но обычно это сводилось к тому, что в погоне за количеством они вписывали в лист людей, которые находились в это время в тюрьме, армии и командировке, хоть и знали, что солдат и зеков переписывали по месту пребывания.

Вот несколько анкет, заполненных не в квартире, а в местном ЖЭКе, поскольку в квартиру переписчика не пустили. Непонятно, почему у однокомнатных квартир, расположенных друг под другом, разный метраж. Придется звонить в ЖЭК за подробностями, но уже не мне.

Еще позабавило, что цикл вопросов «учитесь ли вы где-нибудь» требовалось задавать всем гражданам до 50 лет, а «работаете ли вы» – с 15 до 72. Если респондент отвечал, что нет, не работает, следовали другие вопросы: пытались ли в найти работу, и если да, то что вас в ней не устроило.

За мою работу мне назначали зарплату в 1 рубль за два просмотренных листа. Это значит, что по выполнении месячной нормы – 7280 листов – я обогащусь на 3100 рублей. Если учесть, что за полдня я успела обработать только сто листов, заработок получается небыстрый. 

Кстати, самое приятное открытие, которое сделал мой начальник по участку, – это то, что в России 6 миллионов человек знают английский. Без всякого словаря.                           

Нина АСТАФЬЕВА











Lentainform