16+

Что будет, если вокзалы и аэропорты будут охранять не милиция, а ЧОПы

21/03/2011

Что будет, если вокзалы и аэропорты будут охранять не милиция, а ЧОПы

Московский мэр Сергей Собянин выступил с предложением наделить дополнительными полномочиями сотрудников частных охранных предприятий, чтобы разгрузить транспортную милицию в аэропортах и на вокзалах. Хорошая или это идея? С таким вопросом Online812 обратился к заместителю начальника Управления на транспорте МВД России по Северо-Западному федеральному округу, начальнику милиции общественной безопасности Евгению СТАСИШИНУ.


                 – Вам нравится предложение Собянина?
– То, что предлагают Собянин и Якунин, можно охарактеризовать как приравнивание частных охранников к сотрудникам Службы авиационной безопасности. Это особая структура, сотрудники которой могут использовать оружие и спецсредства, осматривать пассажиров и багаж, даже снимать с рейса подозрительных пассажиров. Для того чтобы закрепить их полномочия, был принят специальный закон. Для железной дороги и ее служителей такого закона нет. Получился правой вакуум. Так что начинать надо с разработки соответствующего закона.

- Но идея хорошая или не очень?
– Сам я считаю, что это правильная идея, если ее удастся грамотно реализовать. Сотрудник полиции должен предупреждать и расследовать преступления, а технические досмотровые функции могли бы взять на себя сотрудники негосударственных охранных предприятий.

– Сколько сейчас полицейских несут службу на вокзале, например, Московском? И сколько на самом деле требуется, с учетом потока. И какой там поток, кстати?

– Через аэропорт Пулково-1 ежедневно проходит порядка 15 тысяч посетителей, через вокзалы – от 50 до 100 тысяч в зависимости от сезона, дня недели, массовых мероприятий и т.д. Сколько сотрудников работает там сейчас, я разглашать не могу. Но мало. Если бы мне завтра предложили расширить штаты в десять, в сто раз – я был бы доволен. Но, наверно, самим гражданам это не понравится. Начнутся разговоры, что это полицейское государство, что мы все под колпаком, что у нас на каждого гражданина по одному стражу порядка.

– Вообще сейчас незаметно, что аэропорты и вокзалы наводнены милицией. Или они еще и в штатском?

– На вокзалах несут службу как сотрудники патрульно-постовой службы, их пассажиры видят в милицейской форме, так и оперативники, которых не отличишь от рядовых граждан. Число сотрудников и, главное, – их распределение по объектам, это абсолютно непостоянная величина. Бессмысленно ставить двадцать человек для охраны «грязной зоны», при том что в зале отправления никого не будет. Нет, надо их постоянно перемещать туда, где больше людей. Мы готовим планы-расстановки и в зависимости от ситуации распределяем людей.

– В чем могут быть минусы перераспределения функций милиции с сотрудниками ЧОПов?

– Понимаете, человека, приходящего на службу в милицию, все-таки проверяют. Тестовая беседа с психологом и психиатром при приеме на работу занимает четыре с половиной часа. Физическое и психическое здоровье проверяют каждый год. А что происходит в ЧОПах – мы же не знаем. Да, при приеме на работу в Службу авиационной безопасности аэропортов каждый новый сотрудник проходит согласование в милиции на предмет судимости и т.д. Часто берут бывших милиционеров и, конечно, интересуются репутацией на прежнем месте службы. В других местах пока, к сожалению, критерии отбора охранников намного проще. В общем, я считаю, любой частный охранник, работающий на подобных объектах, должен пройти отбор, аналогичный милицейскому. А вообще надо бороться не числом, а уменьем. Нельзя сказать, что в полицию – с ее-то зарплатами – идут служить большие интеллектуалы. Но даже очень умный и образованный человек отупеет от такой работы: в течение многих часов наблюдать людской поток, проходящий через рамку. Тот самый профайлинг, который давно применяют в Израиле и Америке, принесет пользы гораздо больше.

– А как полицейский-профайлер будет общаться с приезжим, если тот, например, заявит, что не знает русского языка?

– Здесь беседа – вторична, а первична именно оценка поведенческих действий, реакций пассажира: как человек двигается, куда смотрит и т.д. Гаишники, например, хорошие профайлеры. Даже когда я одет по гражданке, они по взгляду могут распознать, что перед ними – милиционер.

- Можно как-то победить очереди в здание аэропорта, которые возникли после того, как там установили металлоискатели?
– Сейчас в Пулково-2 уже нет таких очередей, а пассажиры все не могут успокоиться и постоянно пытаются нам ее припомнить. У авиакомпании своя задача – перевезти побольше пассажиров и желательно без задержек, у нас – чтобы вы долетели до нужного вам места живой и здоровой. И только пассажир хочет получить все сразу. Взять, например, тот случай, который нам постоянно предъявляют, – с гражданином из Африки, которого почему-то называют итальянцем и которого прямо из очереди в аэропорт отвезли в больницу с обморожением. Не мы же надоумили его ходить в минус тридцать в летней обуви. Да, у него замерзли стопы, но они отогрелись уже в машине «скорой помощи», которая приехала, чтобы его спасать. Когда мы попытались этого пострадавшего найти, и выяснилось, что он уже отбыл благополучно в свою страну.

- Но можно же было с самого начала открыть не один, а два пропускных пункта.
– Всегда работало два входа, очередь перед ним была не постоянно, а пиковый момент наступал, если три самолета улетали одновременно. С дирекцией аэропорта, с авиакомпаниями оказалось вполне по силам договориться, чтобы изменить расписание, и поток пассажиров стал равномернее. Они же тоже заинтересованы в пассажирах, которые пока летают в самолетах, а могут и на скоростной поезд пересесть.

Кстати

Из разговоров со специалистами выяснилось, почему полицейские не спешат оборудовать на входах дополнительные пропускные блоки: рамку, пару сотрудников (мужского и женского пола), транспортерную ленту с рентген-установкой и стол, на который выкладывают все металлическое из карманов. Потому что, даже если даже найдется место для двух-трех дополнительных блоков, толпа будет скапливаться уже в холле. А взрыв в помещении опасней взрыва на улице. К тому же очередь на улице имеет больший коэффициент растяжения – люди там не стоят толпой.

В Петербурге рамки металлоискателей на аэропортах в вокзалах появились почти сразу после теракта в Домодедове, но многие отмечали, что за проходом пассажиров никто не следит, милиция находится на отдалении, рамка пищит произвольно, и на эти писки никто не реагирует. Представители силовых структур в свою очередь пояснили, что в первые дни рамки отрегулировали очень чутко, так что металлоискатель реагировал на застежку-молнию. Потом сигнал ослабили, теперь тревога подается при проносе 600 граммов металла.                       

Нина АСТАФЬЕВА, фото mk.ru











Lentainform