16+

«Мы решили предать эту историю гласности, чтобы она осталась в истории»

21/03/2011

АНДРЕЙ КОНСТАНТИНОВ

Хотелось бы сегодня поговорить о том, как сотрудники налоговых органов вот уже третий месяц проводят у нас проверку. Мы очень долго, понимая, что интерес к нам со стороны налоговиков не случаен, старались воздерживаться от публичной реакции. Не кричали «спасите, убивают!». Ведь мы – такие же, как и все остальные. И налоговые органы имеют право проверять нас точно так же, как и всех остальных.


                  Но чем дальше, тем более очевидным становилось, что это не обычная налоговая проверка. Нам надоело смотреть на людей, которые стыдливо отводят взгляд и говорят: «Ну вы ж понимаете… У нас же приказ». А что мы должны понимать? Это они должны понимать и задуматься, как потом будут говорить про них дети и внуки. Даже взятки брать – это одно дело, а участвовать в расправах – совсем другое. Что может быть постыднее? Они все в церковь ходят строем, как раньше на партсобрание, свечки ставят, а о чем они там, в церкви, думают? Не боятся, что ли, что черти им будут потом пятки поджаривать?

Мы решили предать эту историю гласности не потому, что хотим призвать общественность на свою защиту. И не потому, что пытаемся апеллировать к правосудию. Начальник юридической службы АЖУРа, сама в прошлом судья, 10 лет назад обычно говорила так: «Все доказательства у нас есть, правда очевидно на нашей стороне, дело мы железно выиграем». А теперь мы слышим от нее: «Все доказательства есть, правда очевидно на нашей стороне – а как суд решит, я не знаю».

Мы решили предать эту историю гласности, чтобы она осталась в истории. Чтобы потом во внуков людей, которые сегодня пытаются с нами расправиться, тыкали пальцем и говорили: «Это потомки людей, которые даже в то бесстыдное время отличались особенным бесстыдством». Со временем мы назовем их имена. Есть законы драматургии, они диктуют свои правила: не все сразу.                       

ранее:

«Если выполнить пожелание президента, то безработных журналистов будет больше»
«Даже на гулаговской зоне люди радовались»
Кому надо было давать премию «Национальный бестселлер»
Как я спорил с депутатом Натальей Карпович о мужчинах и женщинах
«Я посмотрел американский патриотический фильм. И загрустил»
«Дэна Брауна прочитаю, если окажусь в КПЗ»
«Я прочитал страшно неполиткорректный роман»











Lentainform