16+

Начальник пожарной спецчасти рассказал, что творилось на месте аварии, в которой погибла Марина Малафеева

23/03/2011

Начальник пожарной спецчасти рассказал, что творилось на месте аварии, в которой погибла Марина Малафеева

Как рассказал «Фонтанке» начальник караула пожарной спецчасти Александр Кисельман, заявка поступила в 05:13 утра. Одна минута на сборы. В 05:19 спасатели были на месте. «Когда мы приехали, то увидели, что в тридцати метрах от Приморского проспекта около дерева на крыше находится автомобиль Bentley, из-под которого торчит голова, - вспоминает спасатель. - Поначалу мы не могли даже понять, какие у него повреждения, находится он в салоне или машина лежит на нем. Неясно было даже сколько человек внутри. Стекла были глухо тонированы».


                     По словам Кисельмана, «съевшего собаку» на такого рода происшествиях, первая задача в подобных случаях — стабилизировать транспортное средство, чтобы оно не двигалось. Ситуация осложнялась тем, что действовать нужно было в условиях глубокого снежного покрова (порядка 70 см), утопая в нем то по колено, то по пояс. Для того, чтобы установить колодки, спасателям пришлось разрывать снег практически до грунта. Как только расчистили место вокруг пострадавшего, ему под голову подложили одежду пожарного, закрепили шейный фиксатор. Для того, чтобы понять, есть ли в салоне еще люди, пришлось вскрывать двери с противоположной от Дмитрия Рыбакова стороны.

«Я залез в салон, увидел, что там еще  есть женщина, – говорит начальник караула. – Я сразу понял, что она мертва, видно было, что шейные позвонки переломаны». Оценив расположение тела раненого, спасатели поняли, как нужно действовать дальше. Подложили под автомобиль колодки, при помощи гидравлических инструментов приподняли. Работать приходилось медленно, по сантиметру, чтобы не навредить парню. Затем пожарные вырезали боковую стойку, извлекли пострадавшего и передали медикам. Операция заняла около 30 минут. По меркам спасателей, это небыстро. Но бывали случаи, когда на извлечение тел уходило по 1,5-2 часа.

Единственное, что удивило видавшего всякое Александра Кисельмана — это прочность автомобиля. По его словам, обычно после движения с такой скоростью и падения с такой высоты машина превращается в лепешку. А здесь не только не сложился салон, но и двигатель работал, пока его не заглушили спасатели. «Я с уверенностью 99,9% говорю, что парень бы не пострадал и Марина осталась бы жива, если бы они были пристегнуты, – говорит специалист. – Они не получили бы и царапины. Мы бы приехали, просто двери вскрыли бы, разрезали ремни и извлекли их оттуда». По мнению спасателя, Дмитрию Рыбакову в ту ночь несказанно повезло: «Можно сказать, парень родился в рубашке – единственное стекло, которое он выбил, это было лобовое, единственная часть автомобиля, которая его прижала, это была передняя стойка».

Все могло бы сложиться иначе, если бы на место аварии не приехали именно бойцы спецчасти, имеющие опыт подобных операций и специальное снаряжение. Скорее всего, при ином раскладе автомобиль начали бы переворачивать с Рыбаковым внутри, любое неосторожное движение могло удвоить количество жертв ДТП. Это понимает и сам Кисельман. «Хорошо, что мы приехали, – без ложной скромности говорит он. – Ребята мои молодцы, очень хорошо отработали. Со мной работал фельдшер и два моих бойца, мы с полуслова друг друга понимали, и я считаю, что на этой аварии мы сработали очень быстро».                      

fontanka.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform