16+

Если бы откровения «чудотворца» Михалкова всплыли на телеповерхность…

23/03/2011

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

На этой неделе телевидение напомнило о том, что у него есть возможности, интернету пока недоступные, и есть границы, которых, в отличие от некоторых печатных СМИ, оно, к счастью, не переступает. Трагедия в Японии определила характер и ритм эфира, настроения и ожидания.


                    На всех каналах были новости из зоны бедствия, кадры, снятые потрясенными очевидцами, цунами и так далее. Вертолет, пролетающий над реактором, и струя воды, которую сдувает ветром в сторону, – это уже история. Это можно выложить на YouTube, но это нельзя снять и смонтировать «на коленке», без помощи профессиональных камер, профессиональных навыков и официальной поддержки. Короче, это – телевидение.

Закадровый дневной комментарий (наш) к выступлениям японского госсекретаря: «Он выходит к прессе каждые полчаса. Это значит, что он не спал сто пять часов подряд». А вечером: «…уже сто десять часов». Это тоже телевидение. Это его уровень, возможности его «большого стиля», с которым любительское видео энтузиастов конкурировать не может. Во всяком случае, пока.

Трансляция речи императора Японии Акихито, впервые – для них это важно – обратившегося к своему народу в тяжелый час (до этого японцам показывали исключительно сюжеты о днях рождения императора и его зарубежных визитах), – это тоже телевидение. Но отнюдь не кино, нет. «Император говорит» – это не совсем то, что «Король говорит». Никто, думаю, не сомневался, что его величество император Акихито – не Колин Ферт, но немного эффекта императорской речи явно не повредило бы. Остается надеяться, что японцам и такая речь как-то помогла.

Отечественное телевидение «отрабатывает сюжет» по классическим канонам, задействовав все доступные средства: новости сменяются интервью с учеными-атомщиками, кадрами, запечатлевшими цветы и свечи у японского посольства, репортажами из аэропортов, куда прилетают покинувшие место катастрофы соотечественники. Есть комментарии аналитиков и впечатления «простых граждан». Нет одного – упоминания о провокации, взорвавшей российский интернет, когда редактор крупной газеты вдруг разглядел в японской трагедии «чудо явное и грозное», такое, которое свидетельствует о том, что Бог «наказал» Японию за «наезд» на Россию.

Эта позиция (у которой находятся сторонники), оцененная интернет-сообществом как глупость и подлость, в «телевизоре» не была отражена совсем. Что понятно, момент нынче острый, и если бы откровения «чудотворцев» всплыли на телеповерхность – могло бы получиться неудобно перед соседями. А так чудотворцы во главе с Никитой Михалковым (согласно последним выступлениям, еще одним распорядителем Божьих чудес на земле) – могут мракобесничать для домашнего пользования сколько влезет – лишь бы не на экране.

Что такое телевидение, об этом за последнее десятилетие как-то успели забыть. Кто же и мог напомнить, как не «человек девяностых годов» – в программе Ники Стрижак «Открытая студия» участвовал Александр Невзоров. Разумеется, постарел, а кто нет? И разумеется, дело не в физической форме, а в повадке – с годами к хватке, похоже, неизбежно прибавляется наивное задорное самодовольство. Но стоит в кадре появиться Невзорову – и счет в двухчасовой программе идет на секунды. Телегения – свойство не менее таинственное, нежели фото- или киногения, «картинка» уплотняется, и кажется даже – насыщается смыслом.

Да, кстати, говорили – чуть было не забыла – о Боге. Программа называлась «Осторожно: богохульство!». Невзоров не «осторожничал», клеймил церковь, церковников и религию с использованием цитат из Священного Писания, коварно улавливал собеседников в сети своего специфического остроумия, бегло знакомил собравшихся с хрестоматийными выводами сравнительной мифологии, протестовал, когда ему рекомендовали называть священников в студии «отцами» («Тогда и меня называйте отцом, у меня тоже есть дети»), проводил тонкое сравнение местных методов вмешательства РПЦ в дела общества и государства с навязыванием «разведения лысых кошек», в общем, озоровал. Риторика весьма средняя, зато игра занятная.

В полемику с воинствующим атеистом попробовала вступить гендиректор информагенства РПЦ, но ее таланты на этом поприще слишком явно оказались зарытыми в землю. Сформулировать что-нибудь помимо эмоциональных всплесков и возмущенных пауз церковной журналистке не удавалось. «Ну давайте тогда уж я», – любезно «выручал коллегу» Невзоров и продолжал нахально царить. Ему пытался было помешать сильно кипятившийся мужчина из организации «Народный собор» – пылкий христианин ужасно сердился, воплощая идеал «воинствующего православия».

Священник Михаил Ардов, будучи диссидентом, давно уже не скрывающим своего критического отношения к «неспособной на покаяние» РПЦ, подлил масла в огонь, назвав местное высшее духовенство казнокрадами и бывшими троечниками. А вот отец Кирилл Копейкин из Петербургской духовной семинарии активного участия в дискуссии не принимал, чем огорчал и, похоже, даже раздражал ведущую. Это понятно: вопросы были заданы острые, и священник должен был бы или отрицать, или объяснять, но отец Кирилл был непоколебим. Последовательно отстаивая «надмирность» своих убеждений. «Мне вообще кажется, – сказал он, не снисходя до скрытого подвоха, – что священниками становятся не лучшие, а худшие». Те, кто более других нуждается в Боге. Так батюшка, не защищаясь, не нападая, наглядно провел ту границу, за которой кончается жанр «журналистских расследований». Это было бесстрашно, бесхитростно и, надо полагать, безупречно с точки зрения богословия. И – как и следует – не понравилось никому из мирян. Таким образом так и не взвившемуся орлом «соколу» из «Народного собора» доходчиво – в строгом смысле слова с «обезоруживающей простотой» – объяснили, чем ортодоксия отличается от мракобесия.

В миру же через каждые пятнадцать минут наступал черед рекламных пауз. На экране то и дело возникал пестро прикинутый бывший отец Иван Охлобыстин, зачаливший одной рукой телку, а в другой уверенно сжимающий модный мобильный телефон. «Живи для себя!» – зажигательно улыбался на публику бывший отец Иван. А в Японии плавились реакторы. И нужно было чудо.                       

ранее:

«Человеческое лицо на нашем ТВ выглядит оскорбительной аномалией»
Урок доброты от Владимира Путина на ТВ
Что обещал фестиваль «Балтийский дом» и что выполнил
Без стаканчиков на наших самолетах летать теперь нельзя
Чем Cirque du Soleil отличается от советского цирка
ТВ заговорило о «большой российской мечте»
Стоит ли смотреть «Гамлета» Валерия Фокина в Александринском театре?





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform