16+

Понятно, что бить несогласных нехорошо. Но и не бить вроде тоже нельзя

04/04/2011

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Опять маршем ходили несогласные, их сопровождала переименованная милиция с непереименованным ОМОНом. Кого-то хватали, что вызывало удовлетворение марширующих и интерес журналистов.


                    В общем, все было как всегда, подтверждая тезис, что западным умом нас и раньше было не понять. И сейчас это сделать непросто. Не могут чужие аналитики найти логики в отношениях между нашими властями и нашими несогласными.
Скажем, спрашивают они, действительно надо ли разгонять марширующих?

В принципе у власти четыре варианта действий:
1. Разгонять несогласных и не сообщать об этом народу (т.е. сделать так, чтобы ничего про это не показывали по ТВ и не писали в газетах).
2. Бить и показывать.
3. Не бить и показывать.
4. Не разгонять и не показывать.

Лучший для власти вариант – четвертый. То есть «не бить и не показывать». Чтобы вроде как и нету у нас никаких несогласных.

Худший – «бить и показывать». Самый плохой – «бить, показывать и потом говорить – какой кошмар!». Это может подорвать веру ОМОНа в свои силы. По этому варианту развивались события несколько нет назад. Сейчас все стало поспокойней и попривычней – каждая из сторон выполняет свою работу. Но кардинально проблемы не решило.

Так что вопрос для власти остался – как ей поступать с несогласными дальше. Понятно, что бить людей нехорошо. Но и не бить вроде тоже нельзя. Потому что все говорит за то, что без силы никак не обойтись.

Аргумент первый. Нельзя допустить, чтобы кучка экстремистов баламутила народ. В этом случае баламутов надо разгонять под телекамеры. И прямо объяснять народу, за что страдают баламуты.

Аргумент второй. Можно было бы, конечно, вступить в публичную дискуссию с несогласными – и победить. Но опытные люди говорят, что, выбирая между убеждением и принуждением, эффективный политик всегда выбирает принуждение, потому что убеждение – метод крайне ненадежный.

Аргумент третий – силовой. Любое массовое движение можно подавить силой. Это известно и из теории, и из практики. Есть только одно «но» – сила должна быть жесткой и неистовой. Как только насилие начинает чередоваться с периодами терпимости – пиши пропало.

Сейчас отношение властей с несогласными не либеральное и не силовое, а серединка на половинку, что лишь поддерживает силы марширующих.

Почему так? Потому что наши власти наших несогласных любят. И даже понимают за что. Есть, например, такая кое-что объясняющая притча.

Один господин снимал у другого господина комнату в принадлежащем тому доме. И очень плохо платил за постой. А потом и вовсе перестал платить. Хозяин требовал денег, постоялец уходил от ответа.

Хозяину это надоело, и он говорит:
– Я начинаю искать другого постояльца.
– С вашей стороны это будет очень недальновидно. Вы не должны так поступать.
– Почему?
– Новый съемщик принесет вам мучительную неопределенность – то ли будет платить, то ли нет. А со мной вам раз и навсегда известно – я не плачу.                          

ранее:

«Понятно, что никакого раздрая в тандеме нет»
Чем японский подход к решению проблем отличается от китайского
«Губернатор Матвиенко долгие годы играет сразу несколько ролей»
Пять правил, которые научат женщину государственному управлению
Есть три стадии успеха. Президент Медведев достиг только второй
Как с милиционером Чарухиным случилось чудо
Население, конечно, подкачало…





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform