16+

Михалкову предложили определиться - «дурак» он или «лжец»

06/04/2011

ВИКТОР ТОПОРОВ

Несколько неожиданно реанимировали некогда знаменитый бренд «Московские новости» (прежде это была еженедельная газета, а теперь будет ежедневная) с очевидной целью превратить его в боевой орган президента и кандидата в президенты Медведева (за перезапуском на госбюджетной платформе АПН вроде бы стоят ельцинская Семья и лично Волошин).


                  Первый номер «Московских новостей», впрочем, оказался настолько осторожным, а программное интервью главного редактора Владимира Гуревича столь беззубым (вернее, столь программно беззубым; со слоганом: «Чтобы быть оппозиционером, надо иметь другой темперамент»), что поневоле вспомнилась уже довольно давняя шутка: на самом деле у нас две партии – медведевская и путинская, – а главная трудность в том, что сам Медведев еще не определился с тем, в какой из них состоит.

Не определились с этим и главные телеканалы. Время от времени они начинают, по уверениям насмерть перепуганных аналитиков, дружно «мочить премьера», но, с другой стороны, и само по себе перманентное телеосвещение титанических трудов и героических успехов нашего нанопрезидента кроме как издевательством назвать трудно. Порой создается впечатление, будто там, на среднем верху (где восседают серые кардиналы и суетится практичное теленачальство), идет торг или, вернее, проходит мягкое рейтинговое голосование о сумме предполагаемой политической сделки, в название которой вполне сгодился бы заголовок старой книги «Сдача и гибель советского интеллигента» (если под советским интеллигентом понимать самого Дмитрия Медведева). Погибнет он, положим, далеко не обязательно, а вот сдадут его непременно, свои сдадут; да и Запад, увязнув в ливийской части Сахары, сдаст тоже.

В открытую за Путина пока только один «бесогон» Михалков со своим на днях стартовавшим видеоблогом. Понятно, однако, что Никита Сергеевич сейчас в настолько разобранном состоянии (пожалуй, уже и психически), что подобный вассал может только скомпрометировать своего сюзерена. Блогеры тут же заглянули в словарь Даля, обнаружили там два основных значения слова «бесогон» – «дурак» и «лжец» – и предложили владельцу видеблога определиться с тем, какое из них ему в качестве самоопределения больше по вкусу.

Независимого телевидения у нас нет, да и никогда не было (независимое от Березовского НТВ принадлежало Гусинскому, чтобы ограничиться одним примером), а вот оппозиционное – есть. Правда, и у него (как у главного редактора «Московских новостей») явно не тот темперамент. Тут имеется в виду, понятно, «Рен-ТВ»; вернее, даже не само «Рен-ТВ» (канал, на мой взгляд, во всех смыслах отстойный), а две его постоянные передачи – «Неделя с Марианной Максимовской» и еженощные «Новости с Михаилом Осокиным». Причем оппозиционность Осокина заключается не столько в новостных сюжетах и их аналитической интерпретации, сколько в саркастической усмешке, с которой ведущий взирает на телезрителя. Максимовская, напротив, косит под дурочку – и ей это удается; когда-то «дурочке» Максимовской на канале стилистически противостояла «умница» Романова, но потом ту уволили и взяли на ее место как раз Осокина.

Главный «оппозиционный» сюжет «Недели» – видеообращение Михаила Ходорковского, решившего ответить на «разоблачительный» фильм Андрея Караулова не то про трубы, не то про трупы. Правда, фильм Караулова в эфир не взяли, но Ходорковский ответил, как привык отвечать своим обидчикам, – с упреждением и с усугублением. Напомню, что в фильме речь шла о доме в центре Москвы, захваченном банком «Менатеп», причем одного из двух замешкавшихся с переездом жильцов якобы убили, а другую – народную артистку и руководительницу театра – из квартиры вышвырнули. Ей, правда, потерю компенсировали, а впоследствии перед ней извинился и сам Ходорковский.

Чем же опроверг опальный олигарх разоблачения желтого журналюги? Тем, что дом находился в аварийном состоянии. Простите, Михаил Борисович, для меня это не аргумент. Говорят, справка об аварийном состоянии дома покупается с такой же легкостью, как чиновник, эту справку выписывающий. Тем, далее, что квартира актрисы имела притворный статус творческой мастерской (то есть подлежала льготной оплате). Но это опять-таки олигархическая логика: если человек систематически недоплачивает государству за квартиру, то я имею право ее у него изъять! Наконец, говоря о компенсации актрисе и об извинениях перед нею, ни Караулов, ни Ходорковский не упомянули характерную деталь: она доводится дочерью генерал-лейтенанту ГРУ! То есть получается так: положили глаз на домик по соседству с банком, принялись расселять, напоролись на генеральскую дочь. А ее соседа, не имевшего титулованных родственников, но тоже отказывавшегося съезжать из аварийного дома, весьма кстати нашли зарезанным в пригороде.

Я так подробно рассматриваю этот сюжет, потому что он весьма характерен. Ну, вытащил Караулов сомнительную историю из бурного прошлого Ходорковского. Ну, не красит она нашего сидельца, но сидит-то он за другое. И в ответ на «Трубы», он мог бы, например, промолчать; мог бы сказать, что подобные решения принимались в «Менатепе» на куда более низком уровне; или что точно так же вели себя в 1990-е годы все банкиры (и это было бы сущей правдой); наконец он мог бы просто покаяться. А что делает Ходорковский вместо всего этого? Говорит об аварийном состоянии дома! Вот такова, к сожалению, цена его новой откровенности – да и цена нашему оппозиционному телевидению тоже. То есть ханжеству михалковскому (условно говоря, михалковскому) и вранью карауловскому (условно говоря, карауловскому) противостоит у нас ханжество оппозиционное.

На неделе мне позвонили со 100ТВ и пригласили в программу о том, почему нам так трудно общаться с великими людьми. «Вы меня приглашаете в качестве великого человека или в качестве эксперта?» – уточнил я. Оказалось, что в качестве эксперта. Но на запись я не пошел. «Мне не трудно общаться с великими людьми, мне каждый раз трудно понять, что передо мной великий человек», – так объяснил я причину отказа.                      

ранее:

Cколько стоит прикрывшийся «Русский Букер»?
И как же было не набить морду?
Как литобщественность отреагировала на дело поэта Емелина
Толстая и Смирнова в «Школе злословия» не тем восхищаются
Можно ли Владимира Сорокина считать инновационной литературой?
Итоги десятилетия. Личное
Чем мне запомнится литература 2000-х





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform