16+

Совершил ли Петербург прорыв в области государственно-частного партнерства?

11/04/2011

Совершил ли Петербург прорыв в области государственно-частного партнерства?

В марте британцы из журнала Infrusrtucture Investor объявили сделку по проекту превращения аэропорта Пулково в международный хаб «сделкой года» по схеме государственно-частное партнерство (ГЧП). Об этом «успехе» много кто написал, не вдаваясь, правда, в детали, в чем, собственно, успех. Одновременно с этой новостью проскочила маленькая заметка о том, что в этом году в Таллине по схеме ГЧП отремонтируют еще две школы и два детских сада – к десятку уже отремонтированных.


                Наш корреспондент, послушав экспертов лектория «Контекст», решила, что на самом деле таллинская новость лучше питерской.

Если кто не в курсе, то государственно-частное партнерство (ГЧП), это такой особый вид отношений между предпринимателями и государством, при котором услуги, обыкновенно предоставляемые государством, начинает предоставлять предприниматель. В частном владении на какое-то время может оказаться дорога, больница, может – как в случае с Пулковом – аэропорт.

Там схема выглядит следующим образом: организация под названием «Воздушные ворота Северной Столицы» пообещала провести реконструкцию аэропорта стоимостью в 1,3 млрд евро, и за это на 30 лет получила объект в управление. В течение этого срока прибыль она будет забирать себе, отдавая от нее городу лишь 11,5%. Партнерство (в данном случае называется концессионным) получается для обеих сторон выгодное: государству не приходится единоразово тратить из бюджета средства (да, может, и нету их там в таком количестве), а бизнесу полученной от эксплуатации госактивов выручки хватит не только на то, чтобы расплатиться с долгами по займам, но и чтобы остаться в плюсе.

Существуют разные схемы партнерств, но идея их всегда примерно одинакова – государство, делясь активами, экономит бюджетные деньги, а предприниматель, привлекая заемные и вкладывая собственные средства, получает гарантии возврата инвестиций и прибыльности.

И тут возникает вполне логичный вопрос – если схема такая выгодная, а соответствующие законы и акты приняты в России и Петербурге еще в середине 2000-х годов, то почему так мало слышно о подобных проектах? Ну, во-первых, слышно не так и мало: «ЗСД», «Орловский тоннель», «Новая Голландия», «Набережная Европы», «Надземный экспресс» – все это не что иное, как примеры ГЧП.

Другое дело, что не всегда эти названия всплывают в радужном контексте: масштабность замыслов приводит к самым разным сложностям, вплоть до потери инвесторов. И то, что сделку по Пулкову где-то там признали «сделкой года» – то есть просто оценили ее размеры и тот факт, что она таки состоялась – говорит нам лишь о том, что с этим проектом ГЧП, в отличие от других, хотя бы есть определенность. Впрочем, получается, что и это в сегодняшней ситуации немало.

Оксана Жиронкина, организатор «круглого стола» по ГЧП в лектории «Контекст» делает следующие выводы: «Получается, что сама модель ГЧП, как и любое заимствование, в нашей стране сталкивается с проблемой отсутствия институциональных условий для реализации, а ее обсуждение превращается в выражение сомнений в надежности обязательств, которое в случае с ГЧП берет на себя государство».

По мнению другого участника «круглого стола», Юрия Воропаева, владельца и генерального директора компании «Маркетинг. Консалтинг. Дизайн», проблема наша в том, что элементарно некому готовить необходимую документацию:

«Просто так проекты не запускаются, а субъект РФ сейчас не может подготовить ни одного нормального документа по запуску. И писать те же самые меморандумы – это не обязанности частника. Питер, между прочим, на этом фоне выглядит лучше, чем другие города, – завершенных проектов у нас нет, но хотя бы по части запуска все как-то движется».

Еще одна сложность с ГЧП в России в том, что крен в сторону гигантизма препятствует вхождению в сектор малого и среднего бизнеса с краткосрочными некрупными проектами.

«Вдвойне осложняет развитие темы ГЧП отсутствие реализованных проектов, – уверена Оксана Жиронкина, – проверить надежность договоренностей с государством пока что не на чем, поэтому и вопросы о достаточности законодательной базы, необходимости объединения компаний для лоббирования и защиты своих интересов при участии в ГЧП не получают однозначного ответа».

Так, ни один из латышских ГЧП – а их на сегодня десятки в самых разных сферах (транспорт, образование, здравоохранение, туризм, жилищный сектор) – не претендует на звание «сделок года» на международном уровне, но зато, пока мы ждем результатов, которые поразят мир, там в рутинном порядке реализуется начинание за начинанием. 
Британцы, флагманы ГЧП в мире, ежегодно экономят таким образом 17% бюджета. При этом подсчитано, что проекты, выполненные с привлечением частных партнеров, в 78% случаев остаются в рамках заявленного бюджета и завершаются вовремя или даже до срока, указанного в контракте. А когда аналогичные проекты реализуются по обычной схеме, такое происходит лишь в 30% случаев.

Сергей Щербаков, вице-президент и руководитель Северо-Западного регионального центра банка «Агросоюз», считает, что реализация проектов в России хромает по двум причинам: из-за неразвитости нормативной базы и неясности самого термина «партнерство»:

«Власть и бизнес понимают это слово по-разному: первые, часто как «принуждение к ГЧП» для реализации капиталоемких проектов, вторые – как возможность «прильнуть» к госактивам и бюджету, получить льготы и преференции. На самом деле паритет должен быть во взаимной выгодности, интересы каждой из сторон должны быть соблюдены».

На практике, однако, все, что в России упирается в строительство, упирается в необходимость долгосрочного планирования, которое мало кто из бизнесменов может себе позволить, если только не закладывать все возможные повышения цен на материалы в изначальный проект.

Возможно ли развивать ГЧП, не связанные со стройками?

Теоретически да, и Валентин Макаров, президент НП «Руссофт», на «круглом столе» высказывал идеи, например, о том, чтобы частная компания обучала бы за свой счет программистов, которые потом будут работать на государство. Однако же, кто и как должен выступить с инициативой новых форм ГЧП – непонятно.

Справка

Лекторий «Контекст» contextclub.org – интеллектуальная площадка, где ученые и бизнесмены могут встречаться и задавать друг другу удобные и неудобные вопросы. Партнерами проекта наряду с журналом Online812 являются: Смольный институт свободных искусств и наук, Национальный исследовательский университет – Высшая школа экономики, Леонтьевский центр, Центр независимых социологических исследований, Центр экспертиз ЭКОМ, Агентство бизнес-коммуникаций ZERO и другие.                      

Александра КАТИНА





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform