16+

Немецкий бизнесмен рассказал, как приучал русских бегать

15/04/2011

Немецкий бизнесмен рассказал, как приучал русских бегать

Немецкий бизнесмен Александр Май в ноябре 2010 года возглавил Федерацию легкой атлетики Петербурга, но буквально через пару месяцев отказался от этой затеи. Online812, пытаясь понять, что случилось, встретился с Маем, который легко объяснил, почему петербургский марафон лучше московского, а Сибирь лучше Египта.


               - Почему вы возглавили было Федерацию легкой атлетики Петербурга, а потом отказались от этой затеи?
– Мне действительно предложили встать во главе Федерации и, признаюсь, подобного рода работа мне была бы интересна. К тому же моя некая независимость и тот факт, что прежде никак не был связан с этой организацией, никому и ничем в ней не обязан, скорее могли бы пойти на пользу. Я переговорил с коллегами, которые курируют нашу компанию со стороны акционеров, они дали устное согласие, и я ответил официальным согласием. Когда же дело дошло до оформления документов и потребовались соответствующие бумаги, акционеры мне в них отказали.

-Почему?
– По ряду причин. Прежде всего, это моя огромная загруженность. Задачи перед компанией большие стоят, у нас довольно амбициозные планы на страховом рынке, а я руковожу сразу несколькими филиалами. 

- Ну как-то это чисто по-русски получилось: сначала согласились, затем – отказались?
– По трудовому договору я обязан получать согласие на такого рода деятельность, и мои руководители долго шли к этому решению. Получилось, конечно, не очень красиво по отношению к коллегам из федерации, но глава наблюдательного совета, объясняя свое решение, мне прямо сказал: «Я тебя просто спасаю от перегруза, иначе ты будешь малоэффективен и в бизнесе, и в легкой атлетике». И с ним стоит согласиться. Едва окунувшись в заботы федерации, я понял, что это огромный пласт работы. Если ставить задачу что-то существенно менять, день-два в неделю, не меньше, надо заниматься исключительно вопросами федерации.

- Например?
– Лоббировать ее интересы, искать соратников, в том числе в политике, проводить встречи, чтобы понять механизмы финансирования и выяснить, во что инвестирует город, как распределяются эти средства. Думаю, федерация совсем не обязательно должна быть зависима от воли государства и спонсоров, как это принято в России. Но марафон «Белые ночи» я, точнее, наша страховая компания, буду курировать и впредь.

- Почему выбрали именно этот вид легкой атлетики?
– Наверное, потому что сам люблю и бегаю марафон. Как многие в ГДР, начинал с плавания, но меня отчислили из-за невысокого роста. А бегать серьезно начал с 18 лет: сначала были короткие дистанции, потом, будучи курсантом военно-морского училища, занимался морским пятиборьем, мне нравилась комбинация из бега, плавания и стрельбы – это хорошая подготовка. Был даже чемпионом ГДР среди юношей в этом виде. Со временем переключился на длинные дистанции, понравилось проверять свои границы возможного. Горжусь, что участвовал в популярном сверхмарафоне в Тюрингии – 75 километров по горам. Меньше чем за восемь часов справился – хороший результат, хотя тогда в соцвремена и кроссовки были не те, что сейчас, и необходимых знаний насчет того, как готовить себя к стартам, любителям вроде меня не хватало. Но стайерские качества вырабатывались, и когда после объединения Германии появилась возможность участвовать в массовых забегах, стал бегать марафоны. Вот и когда приехал работать в Россию, то нашел в интернете «Белые ночи». Я тогда в Москве работал, но специально поехал в Петербург.

- В Москве же есть свой марафон.
– Есть, но трасса на Воробьевых горах мне не нравится. Была бы она проложена по Садовому или Бульварному кольцу, по городу, как в Берлине, Нью-Йорке или Токио, было бы здорово. Причем Москве это никак не повредило бы. Ограничить там движение хоть на день, только на благо. Но в Москве бегают в одном месте туда-сюда – скукочища! Вот в Петербурге – это сказка, не дистанция!

- Зачем вам это самоистязание бегом? Можно и так прогуляться по Неве, полюбоваться.
– Прежде всего, это удивительная атмосфера, когда 15 – 20 тысяч вместе бегут марафон. А еще жизнь удивительно прекрасна, когда все подстроено на подготовку к этому событию и ты должен держать себя в форме. Если занимаешься бизнесом, у тебя молодая семья, и нет никакой другой цели, ты позволишь себе поспать лишний часок или как-то иначе расслабиться. Но все это невозможно, когда впереди 42 км. Надо готовить и организм, и голову.

- Профессионалы бегут марафон где-то за два часа с хвостиком. А у вас какое лучшее время?
– В Гамбурге в начале 90-х установил личный рекорд – 3 часа и четыре минуты. До сих пор не могу побить, для любителя это хорошее время. Так что бегаю сам и всем советую. Вы знаете, какая в России средняя доживаемость у мужчин – 59 – 60 лет. Это означает, что мы ведем недопустимый образ жизни.

- Сколько в среднем живут немцы?
– Мужчины – 83, женщины – все 87. Чувствуете разницу! И потолок постоянно растет. Не знаю, правда, что со мной будет, все-таки девятый год живу в России. И уже три года наша компания генеральный спонсор петербургского марафона. На меня смотрели как на сумасшедшего, когда я первый раз попросил всех сотрудников обязательно быть на Дворцовой площади и поддерживать это мероприятие.

- Просто поболеть за шефа?
– Не только. Был спонсорский забег – 300 метров, кто-то отважился выйти на «десятку». Да и помимо меня есть уже еще четыре сотрудника, пробегающих 42 км. Это очень важно, когда люди вдруг понимают: «Я тоже так могу», и готовятся к этому.

- Тем, кто выходит на старт, повышение по служебной лестнице гарантировано?
– Это, наверное, неправильно с точки зрения акционеров, но премии тем, кто пробежал, я выписываю. Считаю, что сотрудники, поддерживающие это мероприятие и как спортивное, и как маркетинговое (а это важная социальная функция, которую мы выполняем как страховщик), заслуживают дополнительного вознаграждения. Независимо от результата. Наша задача, как спонсора, чтобы этот марафон «Белые ночи» стал более массовым.

- Какую планку себе ставите?
– Ближайшая задача – 10 000 участников. Это будет тяжело, хотя условия для марафона в Петербурге прекрасные. Пробежать по центру такого города – дорогого стоит. Я инициировал выставку «Белых ночей» на Берлинском марафоне, у нас там был стенд на регистрации, флайеры раздавали, привлекли туроператоров, и результат эта работа уже дает. Немцы приезжают, и не только для того, чтобы пробежать марафон, – мы для них проводим экскурсии, есть другая культурная программа. В общем, пару дней нянчимся с ними. По моим подсчетам, марафонцев в Германии – 180 – 200 тысяч человек. Бегают они два – от силы три раза в год. Если мы сможем заинтересовать хотя бы десятую их часть, будет уже здорово. А марафонский бег очень популярен и во Франции, англичане, испанцы с удовольствием бегают, но не знают про нас.

- Да и в России не все знают про «Белые ночи»...
– Не только в России, даже в Петербурге. Конечно, надо вести просветительскую работу в России, привлекать народ.

- Каким образом?
– Мы вот уже ввели такую форму, как экиден. Это когда дистанцию 42 км разбивают на несколько этапов и ее бегут разные люди, как эстафету. Команду, занявшую первое место, мы шикарно премировали – каждый получил по плазменному телевизору. Профессиональные легкоатлеты таких призовых не видели. Вот надеюсь, в этом году таких команд уже больше соберется. А может, кто-то решится пройти уже всю дистанцию, чтобы проверить себя.

- Соревнования вроде петербургского марафона могут быть окупаемыми?
– Безусловно. В том же Берлине марафон никто бы не проводил, если бы отсутствовал коммерческий интерес. Много денег не заработаешь, конечно, но все-таки... Давайте посчитаем – каждый участник вносит стартовый взнос порядка 60 – 70 евро. Чем позже регистрируешься, тем больше платишь. Умножьте на 40 000 – количество участников ограничено – это уже два с половиной миллиона евро. Кроме того, в рамках марафона проводится выставка спортивных товаров для бега, самая большая в Германии с участием «Адидаса», «Найки» и всех прочих монстров, которые тоже платят за участие. Думаю, не меньше тех же двух с половиной набегает. Плюс спонсорские взносы – реклама по всей дистанции, телевидение ведет прямую трансляцию, до миллиона зрителей на улицах в самом центре города. А расходы не такие уж и большие – перекрыть город, волонтеры, медицина. Победителям порядка 100 тысяч, за мировой рекорд – дополнительная сумма. Между прочим, накануне марафона проводится на той же дистанции еще и пробег на роликах. Вот там участников еще больше.

- Зачем в Берлине ограничивают количество участников?
– Заявок бывает до 60 тысяч, но всех просто не «переварить». Берлинский марафон очень тяжелый, все 42 км бежишь в толпе. Если стоишь на старте в хвосте, только через 7 – 8 минут пересекаешь стартовую линию. Специальные чипы на кроссовках фиксируют время, когда ты начал дистанцию. Даже когда финишируешь, в ту же секунду с тобой человек десять бежит.

- В толпе бежать труднее?
– Наоборот, проще. Поток вас все время подталкивает, и время в компании летит незаметнее. Берлинский марафон – самый быстрый, два года подряд на нем обновляют мировой рекорд.

- Рекорды там ставят африканцы, но и немцы в спорте снова на первых ролях, как во времена ГДР. А вот российским атлетам никак не встать на ноги после развала СССР. Как думаете, это еще надолго?
– Параллели между Восточной Германией и СССР здесь неуместны. ГДР все-таки не развалилась, она интегрировалась, что отличало ситуацию в стране от того, что происходило в конце 90-х в Польше, Чехии, Болгарии или СССР. Нефть стоила тогда копейки, было бы как сейчас, не возникло бы проблем у государства. Главным было просто выжить, найти, что поесть. И это сиюминутное мышление загубило целое поколение. Морально – ни во что не верили – церкви не было, вера в светлое будущее исчезла вместе с Советским Союзом. Только сейчас начинают работать с молодежью, мы в ранней стадии развития капитализма. Сравните экологию в Москве и Берлине. Там у вас ощущение, будто вы в лесу, а в Москве и противогаз не поможет. Тут вот «Мерседес» старенький, застрахованный в нашей компании, угнали в Прибалтике, нашли – на Урале. Ему красная цена – две тысячи евро, мы его сдали на металлолом, оформили все документы... Представляете, его снова нашли. В Карелии, номера перебиты. Кто-то же этим занимается! Та же проблема у всех, кто мало-мальски управляет деньгами, – хапнуть быстро, и это главное – побольше. Я этого не понимаю, такого нет на Западе. Случается, конечно, тоже берут взятки, но это редкость. Полицейский в Германии получает 2 – 3 тысячи пожизненно. Умножим на 12 – в год получается порядка сорока тысяч, за десять лет – 400 тысяч. За тридцать сколько получается?. Если он возьмет взятку 200, 500 или 1000 евро, он потеряет полтора миллиона. Зачем ему рисковать. Так что принятый в России Закон «О полиции», если философствовать на эту тему, будет эффективен только при условии должной мотивации сотрудников. А пока они будут получать копейки – ничего не будет.

- Вернемся к спорту, следующим летом на Олимпиаде в Лондоне сколько медалей возьмут немцы, а сколько русские?
– Мне, как вы догадываетесь, обе нации дороги, так что, надеюсь, совместными усилиями сборные России и Германии соберут больше, чем американцы.

- В 2006-м Германия превосходно провела чемпионат мира по футболу. Скоро он пройдет в России, как думаете, справимся?
– Это действительно было замечательно. Помню, в Берлине было гигантское ощущение праздника, в который было вовлечено все население, а не только те, кто находился на стадионе. Учитывая то, с какой амбициозностью политическая верхушка в России лоббирует это мероприятие, немцев могут и переплюнуть. Города все достойны, они все разные, каждый уникален по-своему. Я много езжу по России, был на Урале, на Волге, в Сибири. Страна настолько богата, что русским надо побольше узнать о ней, увидеть ее, прежде чем ехать в Египет или на Кипр.

Досье

Александр Май родился в Ленинграде, где отец, военно-морской офицер из ГДР, учился в Академии им. Фрунзе. Мать – ленинградка, врач. Называет себя продуктом германо-советской дружбы. С двух лет жил в ГДР, затем какое-то время снова в СССР, в Москве. Свободно владеет русским и немецким языками, окончил Высшую школу экономики в Берлине. С 1997 года – внештатный агент немецкой страховой компании «Альянс». В 2003 году «Альянс» уполномочил руководить агентской сетью компании «Росно» в Москве. С 2007 года является генеральным директором и председателем правления компании «ЭРГО Русь», входящей в группу страховых компаний ERGO.

Увлекается спортом, регулярно участвует в Берлинском марафоне и петербургском марафоне «Белые ночи». Последние три года руководимая Маем страховая компания является генеральным спонсором «Белых ночей».

Справка

Ежегодно в мире проводится около 800 марафонских забегов. Наиболее массовые и престижные – Бостонский, Нью-Йоркский, Чикагский, Лондонский и Берлинский – входят в серию World Marathon Majors, на них проходят этапы Кубка мира для профессиональных марафонцев. Количество участников на старте достигает 30 тысяч и более человек. Другие известные марафоны проходят в Роттердаме, Амстердаме, Вашингтоне, Гонолулу, Лос-Анджелесе, Риме и Париже.

На крупнейших марафонских забегах выплачиваются высокие, по меркам легкой атлетики, призовые победителям. Так, например, общий призовой фонд Бостонского марафона составил в 2008 году 796 000 долларов, из которых победителю достались 150 000.

Коммерческие марафоны открыты практически для всех желающих, все, что нужно, – это пройти несложную процедуру регистрации. Для любителей считается почетным просто принять участие в таком старте вместе с ведущими атлетами.

В России ежегодно проводится порядка 50 марафонов. Самые крупные по количеству финишировавших: Московский международный марафон мира, в котором марафонскую дистанцию преодолевает около 1000 участников, и Сибирский международный марафон.

Мировые рекорды в марафоне официально не признавались федерацией легкой атлетики IAAF до 1 января 2004 года. Дистанция марафона должна соответствовать стандартам IAAF, чтобы лучшее достижение было признано в качестве рекорда мира. Однако марафонские маршруты до сих пор сильно отличаются по профилю, высоте над уровнем моря и качеству покрытия, что делает сравнение недостаточно объективным. Мировой рекорд для мужчин – 2 часа 3 минуты 59 секунд – был установлен во время Берлинского марафона эфиопским бегуномХайле Гебреселассие в 2008 году. Лучший в мире результат среди женщин показан Полой Рэдклиф из Великобритании на Лондонском марафоне в 2003 году – 2 часа 15 минут 25 секунд; это время показано с помощью мужчин-пейсмейкеров, которые задавали скорость. Лучший в мире результат среди женщин без участия мужчин – 2 часа 17 минут 42 секунды – был так же показан Полой Рэдклифф на Лондонском марафоне.                 

Сергей ЛОПАТЕНОК








Lentainform