16+

Огламуренному народу нужна огламуренная пропаганда

19/04/2011

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Пару лет назад меня занесло в Переделкино – хотелось полюбопытствовать, как жили члены Союза советских писателей. Сотрудники музея Чуковского не поленились в полной мере удовлетворить мое любопытство, но на даче, некогда принадлежавшей Борису Пастернаку, меня сначала облаяла собака, а потом сотрудник музея, и по тону его было очевидно, что эту дачу он считал собственной.


                  Надо сказать, нынешнее состояние писательского поселка к такому отношению располагает: дома, в которых некогда жили ВПЗР и административно приравненные к ним по статусу, действительно же являются чьей-то собственностью – потомков, позднейших приобретателей и т.д.

И я тогда задумалась над двумя вещами: ради какой цели осуществлялось в СССР это диспропорциональное возвеличивание писателей и что должны ощущать нынешние собственники привилегированных дач – кроме, конечно, глубокого удовлетворения от перепавшего наследства? Очевидные ответы (типа – писатели осуществляли идеологическое обслуживание режима) меня не интересовали. Потому что кто осуществлял, тот осуществлял бы и без дачи. И вот на минувшей неделе исчерпывающие ответы на оба вопроса дала мне сеть.

Там уже давно ведутся две битвы: с режиссером Михалковым и с Русской православной церковью в ее нынешнем виде. И не то чтобы эти битвы были особенно сетевыми – РПЦ и Никита Сергеевич существуют в реале, а не в сети, – но негативный консенсус по поводу этих двух институций сложился в сети и только там.

Думаю, не надо объяснять общественную важность этого негативного консенсуса: обе институции за последние полтора десятилетия слишком много совершили, чтобы оставаться к их деятельности равнодушным или благожелательным, ссылаясь на былые заслуги НС перед кинематографом или на страдания РПЦ под советским гнетом. Заслуг и страданий никто не отрицает. Но из этого не следует, что НС или РПЦ уполномочены облаивать публику, как облаяла меня собака на бывшей даче Пастернака. И понимание этого обстоятельства сложилось пока только в рунете.

На минувшей неделе обе институции приступили к работе с блогерами. РПЦ – в лице протоиерея Всеволода Чаплина – объяснила, наконец, доступным блогерам языком, зачем она окружает себя роскошью (конкретно имелись в виду часы и автопарк Святейшего Патриарха): это «напускное богатство» призвано, оказывается, отражать «общественный престиж церкви». Смысл, значит, такой: чтобы огламуренный народ внял пропаганде духовных ценностей, надо обязательно носителей этой пропаганды огламурить – иначе пропаганда не воспринимается. И, ясное дело, эти слова разрешили давнюю мою проблему: raison d’etre переделкинских дач – не пропаганда, а статус пропаганды. Чтобы народ читал пропагандистские сочинения, надо сочинителей (всех вообще, включая Пастернака) сделать людьми солидными. Тогда – и только тогда – прокатит и литературная пропаганда.

Ага, – сказала я себе, но как быть со вторым моим вопросом: что чувствуют теперь наследственные владельцы писательских дач – кто мне об этом расскажет? А об этом мне рассказал наследник Дяди Степы. Организаторы DDoS-атак на ЖЖ должны позавидовать работе, которую он провел с блогерами. НС действовал законно, осмысленно и эффективно. Сначала он завел себе ЖЖ nikitabesogon (для разгона ополчившихся на него сетевых бесов). В его журнал сразу набежала толпа поклонников (неважно, нанятых или искренних), демонстрируя своей массой vox populi. Затем НС пригласил для отдельной беседы непримиримых своих противников: Рустема Адагамова, блогера #1 (так у него на визитке написано), и Марата Гельмана – и обоих перед камерой переспорил, тщательно продумав стратегию и воспользовавшись актерским талантом и опытом. Но третий – и финальный – шаг противостояния вызвал вздох восхищения даже у меня: постеры вскоре предстоящей нам «Цитадели» поручено сделать студии Лебедева, то есть тем, кто год назад инициировал фотожабное осмеяние «Великого фильма о Великой войне». Что ж, можно предположить, что «Цитадель» фотожабить не будут. И негативные бурления тоже поутихнут, потому что зачинщиков перед камерой приструнили.

Какой же ответ следует из этого на мой второй вопрос? Да простой: вместе с дачами наследникам передалось незамутненное никакими сомнениями сознание собственной значимости. Как показывает кампания, проведенная Михалковым в ЖЖ, режиссер всерьез полагает, что сетевая публика за что-то невзлюбила его лично. Экономические и художественные реалии кинопроцесса, несправедливое расходование бюджетных средств, незаконное использование мигалки и монопольный грабеж публики «Российским союзом правообладателей» (апелляционный суд на днях вернул ему право взимать процент с продажи CD-болванок и прочей техники) вообще не возникают на горизонте его сознания. Он действительно не думает, что людей могут возмущать такие мелочи. «Так было, и так всегда будет», – сказал режиссер Общественной палате по поводу своей мигалки.                          

ранее:

ЖЖ – это не площадка для свободных дискуссий
Кто в России задает передовые стандарты потребления?
Первый канал – это совместный видеоблог премьера и президента
В раю, как известно, стыда нет
Как Минобразования сплагиатил образовательные стандарты
Пора уже кончать с этим мульти-культурализмом
Оппозиция уже не знает, чему возмущаться








Lentainform