16+

Откуда берутся иностранцы в петербугских вузах

20/04/2011

Откуда берутся иностранцы в петербугских вузах

Еще в конце марта Дмитрий Медведев предложил считать одним из показателей качества образования количество иностранных студентов в вузах. Откуда берутся иностранцы в вузах и как их привлекать, нам рассказала Марина ДИБРОВА, ректор Невского института языка и культуры.


             - Считается, что сегодня количество иностранцев в вузе – важный показатель качества образования. Вы согласны?
– Согласна, конечно. Современный студент – это в первую очередь член международного студенческого сообщества. Включить его в это сообщество позволяет, к примеру, система обмена с иностранными студентами. У нас в институте первый обмен студентами состоялся еще в 2000 году. Сейчас обменных программ у нас около десяти.

- Какие университеты с вами сотрудничают?
– Университет штата Оклахомы и Колорадо колледж в США, Ханзе-Университет в Голландии, Гранадский в Испании, Загребский в Хорватии, Оломоутский в Чехии, Лауреа в Финляндии и университет в Польше. А есть еще аффилированные программы с Гарвардом, Принстоном, Брауном по русскому языку и русской культуре: на период их проведения мы становимся филиалом этих университетов, что позволяет их студентам за 8 – 9 недель летнего семестра в нашем вузе пройти годовой курс по двум дисциплинам.

- В трудоустройстве обмены помогают?
– Конечно. Это же опыт не только учебы, но и жизни в другой стране. А по условиям нескольких договоров наши студенты имеют право подрабатывать во время обменной программы

– Многие ли стремятся уехать за границу?

– Тут есть такой парадокс: тем, кто уже пожил в другой стране и может в любой момент, если захочет, найти там работу, хочется остаться в России. У них нет той паранойи, которая началась в России в 90-х и до сих пор присутствует: скорей-скорей за границу. Когда ты знаешь, что в любой момент можешь уехать, как-то больше хочется остаться. Я по себе это знаю.

-Все студенты участвуют в обмене, или это не очень бюджетное удовольствие?
– К сожалению, участвуют не все. И даже не из финансовых соображений: программы разные, можно подобрать подходящую и бюджетную. У нас, я имею в виду родителей, еще с советских времен такой подход: поступил в вуз – учись. Закончишь – будешь работать. Детей дома не ориентируют на то, что о карьере нужно думать с первого курса. Очень часто родители боятся отпустить своих детей за границу, а студентам лень ехать. А когда спохватятся – уже поздно.

– Во сколько обходится участие в обмене?

– По-разному. Но само обучение ничего не стоит: студент оплачивает, как обычно, семестр в своем вузе и уезжает, а на его место приезжает иностранец. Договоры с вузами построены таким образом, чтобы максимально снизить стоимость сопутствующих платежей: за страховку, проживание, дорогу. В Финляндии, например, наши студенты даже получают ежемесячную стипендию 500 евро. В Америке ребята подрабатывают: получают по 300 – 400 долларов в месяц, отдают за общежитие 150, остатка вполне хватает на другие расходы. Единственное серьезное вложение в случае с Америкой – перелет туда-обратно, около 1500 долларов.

- А какие в России условия для иностранцев?
– Мы стараемся подогнать условия пребывания для них под те, в которых живут наши студенты. А что касается учебного процесса, есть программа образовательной помощи (helping sessions): наши студенты, которые получают дополнительную квалификацию преподавателя русского как иностранного, помогают иностранным студентам освоить лекционные курсы, если те выбирают лекции на русском языке. Некоторые иностранцы потом даже не на семестр у нас остаются, а на два.

- Как думаете, когда у нас приживется Болонская система?
– Однажды приживется – куда мы денемся! Если страна хочет быть конкурентоспособной на мировом рынке, то конкурентоспособными должны быть граждане. А гражданам для этого нужно, чтобы их диплом (квалификация) в другой стране был понятен любому работодателю. В нашем институте Болонский процесс начался раньше, чем в Европе: мы с 1996 года активно работали с американскими вузами и тогда же начали выдавать своим студентам транскрипты (академические справки) и приложения к диплому на английском языке. А ведь по сути Болонская система – об этом не принято говорить – во многом слепок с американской системы образования.

- А у вас в институте уже появилось разделение: бакалавриат/магистратура?
– По специальностям, которые есть у нас в институте, долго не было Госстандарта бакалавриата. В этом учебном году мы уже открыли бакалавриат по всем программам и не набирали студентов на специалитет. Плюс открыли аспирантуру по германским языкам. А потом и магистратура появится.

- Какое направление у вас наиболее популярно?
– «Перевод и переводоведение». Наверное, это связано с названием института – «институт языка и культуры», хотя на всех направлениях есть возможность учить язык и ездить за границу. Не обязательно для этого быть переводчиком.

- Трудоустраиваются потом по специальности?
– Во всем мире сейчас не является показателем соотнесенность специальности, полученной в университете, и места трудоустройства. Нет такого: я закончил «перевод и переводоведение» и буду только переводчиком. Действует принцип «обучение в течение жизни». Поэтому, уже выбрав факультет, студент должен думать, к чему еще у него есть склонность и какую дополнительную программу освоить. Лучше всего сейчас устраиваются те, кто более приспособлен к диверсификации образования.

- Какие программы внутри института реализуются?
– Недавно по нашей инициативе было создано приинститутское сообщество – «Наследники Колтовской слободы» – на территории Колтовской слободы: бизнес-структуры, муниципалы, детский дом, медицинский центр, детские сады, училища, магазины, кафе и так далее. Мы совместно занимаемся разными социальными проектами. Например, уже два года наши студенты обучают английскому языку воспитанников детского дома. Сейчас стартует проект по обучению языкам пенсионеров. Это дело добровольное, при этом многие студенты и преподаватели института участвуют. Весь проект работает на принципе: «Мы друг друга знаем, поэтому верим». Этого как раз нашей стране сейчас не хватает: мы все боимся, что нас обманывают. А очень хочется доверять.                        

Анастасия ДМИТРИЕВА





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform