16+

Наш театр ушел из телевизора в Youtube

21/04/2011

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

Из всех искусств, планомерно уничтожаемых нашим телевидением, едва ли не горше всех пришлось драматическому театру. Он поставлен в такие условия, что даже тогда, когда театральный спектакль или сюжет о театре все-таки появляется в эфире, разобраться в том, что происходит на экране, нелегко и профессионалам.


                 Неизвестно, что хуже: когда театр в телевизоре есть – или когда его там нет. Почему нет – понятно: театр ныне находится на обочине общественных интересов. Конкурентную борьбу с телевидением он проиграл – массовый зритель, способный смотреть «Аншлаг», и от театра требует удовольствия того же качества. А в театре все-таки совесть потеряли не так быстро и бесповоротно, как на ТВ, поэтому там еще остались недобитые художники, которые пытаются всерьез заниматься искусством, – ну и зачем «зомбоящику» демонстрировать сомнительные с точки зрения «Аншлагов» достижения поверженного противника?

Да и к тому же: театр – это долго. За то время, пока идет – даже в специальном телеформате – драматический спектакль, можно успеть показать пару-тройку серий про то, как «у Оли заканчиваются деньги. Ирина уговаривает мужа на один день дать ей автомобиль с водителем. Пашка понимает, что Митяй не отказался от мести Кравцову». А там какие-то сестры с какой-то Москвой все не могут продать вишневый сад тени отца Гамлета. Муть! Месть Кравцову – вот правда жизни! А сколько средств от прыщей можно продать в рекламных паузах сериалов! Нормальный драматический спектакль никаких средств от прыщей не потерпит – там посреди классического монолога засветить «радугу фруктовых ароматов» все-таки получается не очень. Нет, театр – это невыгодно. Регулярно давать в эфир записи современных спектаклей перестал даже канал «Культура», еще совсем недавно еженедельно радовавший то свежими спектаклями Мастерской Петра Фоменко, то «Берегом утопии» московского РАМТа.

Удачный коротенький новостной сюжет о театре снять трудно. Бойко формулирующих концепцию спектакля режиссеров раз-два и обчелся – им мало 30 секунд, они поговорить хотят. Или, наоборот, не хотят совсем – вид, допустим, Някрошюса, с неподдельным интересом молча разглядывающего микрофон, пока наш собственный корреспондент безуспешно ждет от гения зажигательной речи, вызывает во мне неизменный восторг. Если режиссер все-таки успевает что-то сформулировать, то ему в монтажной склеят такое, что потом «от людей стыдно». Потому что журналистов, «владеющих театральной проблематикой», на ТВ очень немного. Театр – это такая сфера, где есть что понимать. Дело даже не в том, что в телевизоре делают с фамилиями несериальных актеров и режиссеров. И не в заскорузлых вкусах и эстетической невменяемости большинства корреспондентов. И даже не в том, что одна милая барышня назвала театроведов «театраловедами» – и не такое терпели! Просто в культурном блоке в новостях на самом деле можно сказать крайне мало. Поэтому обычно в кадр попадают совершенно случайные обрывки сцен и разговоров, какая-то закулисная суета. И не дай бог судить о спектакле по телевизионному сюжету.

Есть одна заповедная область, где людям театра дают высказаться «по полной». Это или программы в формате «встречи с интересными людьми» (на канале «Культура», в основном где артисты делятся подробностями своих биографий) – или специальные передачи, где актеры травят байки. От славной традиции мхатовских «капустников» тут осталось немного. Сто лет назад эти неформальные посиделки, собственно, тем и были хороши, что давали отдохнуть от «формальных» задач, от серьезного искусства, – чтобы, похихикав и раздышавшись, вновь ваять для вечности. А если у вас вечером в театре зажигательная антрепризка, да в телевизионной студии – пара анекдотов, то разницы особой нет, и уже непонятно, кто кого пародирует. Все-таки хоть иногда бубенцы на шутовском колпаке должны звенеть «набатами, набатами, набатами!» – как пели в свое время в последнем из великих «капустников» Вадима Жука. В противном случае театр сводится к анекдоту.

Особого смысла нет ни в одном из этих вариантов – ни у откровенно легкомысленного, ни у интимно-бытового. Просто потому что это все не имеет отношения к искусству. И ведь не то чтобы удачный телеформат таких программ был совсем неизвестен. Много лет в Америке идет замечательная передача «Встречи в Актерской студии» (отдельные выпуски ее показывали когда-то и у нас). Диалог известного актера с ведущим в присутствии профессиональной студенческой (то есть способной на адекватные реакции) аудитории длится около трех часов. Говорят не только «за жизнь», но и о том, как были сделаны те самые роли, из-за которых звезду и позвали в эфир. Без фирменных «фишек», конечно, дело не обходится: Хью Лори могут попросить сыграть на рояле, Натан Лейн способен на комедийный трюк, не меняя серьезного выражения лица, а те, кто видел, как Кевин Спейси показывает Джимми Стюарта, Марлона Брандо или Аль Пачино, этого никогда не забудут. Но каждый такой эфир – немножечко экзамен по актерскому мастерству. И голливудские мастера сдают его всерьез, без шпаргалок. А готовый продукт – то есть сама передача – занимает пятьдесят минут. От этой сконцентрированной на монтаже энергии «звезды» сияют ярче.

Впрочем, и сегодня на нашем телевидении появляются выдающиеся произведения, имеющие непосредственное отношение к театру. Правда, основная масса зрителей смотрит их на Youtube. Телеканал «Дождь» и «юрийгагарин» в одно слово с маленькой буквы. Михаил Ефремов читает стихи Дмитрия Быкова. Помимо того, что эти убийственно смешные мини-моноспектакли являются чуть ли не единственными образчиками настоящего политического театра в России, они – плоть от плоти русской драмы. Был бы сюжет про «Горе от ума» так великолепен и так отчаянно остроумен, если бы в свое время Михаил Олегович не сыграл Чацкого во мхатовском спектакле своего отца? Если бы традиция «глумления над классикой» не подпитывала образы ефремовских «Пушкина», «Лермонтова» и «Вознесенкого»? Михаил Ефремов, поднявшийся за честь всего актерского цеха, в этом проекте делает именно то, что по сути и должен делать наш «Современник». В одно слово. С большой буквы.                       

ранее:

Если бы откровения «чудотворца» Михалкова всплыли на телеповерхность…

«Человеческое лицо на нашем ТВ выглядит оскорбительной аномалией»
Урок доброты от Владимира Путина на ТВ
Что обещал фестиваль «Балтийский дом» и что выполнил
Без стаканчиков на наших самолетах летать теперь нельзя
Чем Cirque du Soleil отличается от советского цирка
ТВ заговорило о «большой российской мечте»
Стоит ли смотреть «Гамлета» Валерия Фокина в Александринском театре?








Lentainform