16+

Секрет немецкой эффективности в борьбе с похищениями людей

22/04/2011

Секрет немецкой эффективности в борьбе с похищениями людей

Предполагаемое похищение Ивана Касперского, отца которого Forbes расположил на 125 месте в списке самых состоятельных россиян, стало одним из самых популярных новостных запросов в поисковой системе Google и породило разговоры о том, кто и как обеспечивает безопасность богатых и знаменитых. В Германии, где раскрывают 95% таких преступлений, упор делают на превентивные меры


                  У многих во Франкфурте-на-Майне до сих пор живо в памяти похищение сына главы Bankhaus Metzler. В 2002 году 11-летнего Якоба фон Метцлера выкрал знакомый этой богатой семьи, 27-летний студент юрфака местного университета. В отличие от абсолютного большинства подобных историй, это похищение завершилось самым печальным образом — мальчик погиб.

Анализируя этот случай, немецкие криминалисты называют его «типично франкфуртским». А точнее, типичным для города, где преступный мир и мир богатых людей находятся по соседству. Риски, которые сопровождают жизнь топ-менеджеров и их близких, очевидны настолько, что службы безопасности франкфуртских банков научились предупреждать возможные похищения. Печальный финал в истории с Якобом фон Метцлером показывает, что успех сопутствует им не всегда. Но в ответ на это они говорят, что преступлений в отношении богатых могло бы быть и больше.

По статистике, в Германии похищения людей чаще всего происходят в окрестностях Гамбурга и Франкфурта-на-Майне, а также в регионе Рур, где много представителей финансовой и промышленной элиты. В Мюнхене, например, организованная преступность не столь сильна и, как следствие, меньше похищений людей: этот род преступлений всегда связан с тщательной подготовкой.

Франкфуртский Сити, где располагаются отделения всех самых крупных банков мира, от привокзального района с его борделями и притонами отделяют всего несколько метров. Улица Kaiserstrasse, некогда пользовавшаяся славой борделя под открытым небом, начинается у железнодорожного вокзала и утыкается прямиком в гигантский знак евро в центре площади Willi-Brandt-Platz. Таковы условия жизни в небольшом, по российским меркам, городе, число жителей которого с учетом всех пригородов едва превышает 1 млн, а финансовое влияние сопоставимо с Лондоном, Нью-Йорком и Сингапуром.

Вряд ли стоит удивляться, что во всех крупных банках Франкфурта-на-Майне давно взяли себе за правило тщательно и скрытно проверять ассистентов руководителей, а также их домашний персонал. Этим обычно занимаются детективные агентства. Именно они, например, опрашивают знакомых тех людей, у которых есть доступ к топ-менеджерам и их домочадцам. Эти сведения позволяют составить довольно точное представление о человеке.

Обязательной частью превентивной программы давно стало патрулирование районов, где живут состоятельные горожане, соседей финансистов просят сообщать в полицию о подозрительных личностях. Сомнительных персонажей «пробивают» по полицейской базе данных. Сложность лишь в том, что информация о большинстве правонарушений после определенного срока стирается. В базе данных остаются лишь имена тех, у кого хотя бы единожды были проблемы с законом.

Похитителю Якоба фон Метцлера помогло то обстоятельство, что он был лично знаком с жертвой. Немецкие богачи в меньшей степени отделены от прочих социальных слоев, чем, например, российские. Кристиан Рикенс, экономический обозреватель журнала Manager Magazin, посвятивший жизни германских миллионеров целую книгу, рассказал мне, что «дети богатых и супербогатых немцев очень часто ходят в обычные государственные школы». Германия не только называет себя «социальным государством», она таковой и является. Кстати, именно это обстоятельство стало роковым для семьи Метцлеров. Они принципиально отказывались жить в «гетто для богатых», стараясь устроить себе «нормальную жизнь».

Ближний круг — наиболее слабое звено в обеспечении безопасности состоятельных немцев, и с этим, как рассказал на условиях анонимности представитель службы безопасности крупного банка во Франкфурте-на-Майне, сложно что-то сделать. На ум приходит похищение одного из руководителей Dresdner Bank. 30 лет тому назад Юрген Понто оказался в руках террористов «Красных бригад» только потому, что одна из его крестниц состояла в этой преступной организации. Содержать частную службу безопасности бывает накладно, однако, как считают эксперты, обойтись без нее нельзя в тех случаях, если полицейских сил в регионе явно недостаточно. Во Франкфурте-на-Майне, в отличие от Мюнхена, бюджеты правоохранительных органов традиционно невелики.

Существуют и определенные правила поведения для людей, которые могут заинтересовать преступников: подготовить похищение бывает сложнее, если расписание дня у потенциальной жертвы сложно предсказать. Как отметил психолог-криминалист Йенс Хоффман из технического университета Дармштадта, «самая опасная для похитителей фаза — момент нападения». Поэтому, по его словам, возможным жертвам лучше не перемещаться в одиночестве, а места желательно предпочитать людные. Важно в разумной мере избегать публичности: чем меньше люди знают о достатке, тем лучше.

Впрочем, скромность не гарантирует безопасности. Братья Альбрехты, владельцы дискаунтеров Aldi, были знамениты своей непритязательностью в быту и стремлением к уединенности, что не уберегло их от 17-дневного кошмара. В 1971 году Теодор Альбрехт, младший из предпринимателей, был похищен, а на свободе оказался после уплаты 7 млн дойч-марок. После этого случая жизнь его стала еще более затворнической, а методы защиты — более изощренными. По слухам, миллиардер вшил себе в тело датчик, по которому всегда можно было определить его местонахождение.

Криминалист Йенс Хоффман подчеркивает спланированный характер похищений. «Преступникам, которым вдруг понадобились деньги, проще напасть на банк», — говорит он. К тому же этот род преступлений требует особых характеристик личности, например, расчетливого хладнокровия. «Они молоды, мобильны, имеют в своем распоряжении соответствующую инфраструктуру, — добавляет криминалист Моника Фромме. — Шантажисты и похитители умнее обычных преступников, однако они часто переоценивают себя». Возможно, это обстоятельство может служить объяснением статистическим данным: 95% похищений в Германии успешно раскрываются.

«Проще организовать торговлю наркотиками или людьми», — полагает Фроммель. В пример она приводит похищение гамбургского табачного фабриканта Яна Филиппа Реемтсма в 1996 году. Преступники, месяц продержавшие бизнесмена в неволе, получили за него требуемые 30 млн дойч-марок и сумели скрыться, а затем попались на мелочах. Один из них покинул Германию на арендованной машине и был схвачен в Испании. По словам специалистов, даже самый блестящий план похищения обычно заканчивается на получении выкупа, а далее начинается свободная импровизация, что неизбежно приводит к ошибкам.                        

bfm.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform