16+

В чем причина загадочных землетрясений в Петербурге?

26/04/2011

В чем причина загадочных землетрясений в Петербурге?

На прошлой неделе Петербург снова трясло. Оперативные службы Северной столицы едва не захлебнулись от шквала звонков горожан, которые жаловались на раскачивание многоэтажных домов, вибрацию оконных стекол и мебели, а также на раскаты «грома небесного».


                     Панические настроения жителей подогревались тем фактом, что лихорадит Петербург уже не в первый раз: начиная с конца февраля сообщения о «подземных толчках» раздаются регулярно. Однако, в чем причина странных землетрясений, власти не говорят. Online812 провел собственное расследование.

Никто ничего не знал

Пик очередного землетрясения в Петербурге пришелся на вечер 19 апреля. Громкие звуки, похожие на гром или взрывы, а также колебания почвы примерно с 17 часов до 19.30 ощущались практически во всем городе. Чаще других жалобы раздавались от жителей Ржевки, Васильевского, Петроградской стороны, Крестовского острова. На интернет-форумах люди писали о том, что из-за толчков у них вываливаются вещи из шкафов, в автомобилях срабатывает сигнализация, а в аквариумах с рыбками поднимаются волны. Сообщений о более серьезных последствиях оперативные службы города не зафиксировали.
В отличие от февральских «домотрясений», когда толчки ощущались в основном на севере города, на этот раз накрыло практически весь Петербург, и больше других – прибрежные районы. Однако на вопрос – что происходит? – ни у городских властей, ни у оперативных служб ответа почему-то до сих пор нет.

В МЧС и в ГУВД отвечают, что ничего не знают, военные утверждают, что ничего по вечерам не взрывают, Смольный вообще не комментирует, за исключением строчки в Twittere вице-губернатора Осеевского о том, что, мол, идет плановое уничтожение боеприпасов на полигонах. Однако в пресс-службе Западного военного округа с негодованием опровергли блогера Осеевского, настаивая на том, что нет причинно-следственной связи между утилизацией боеприпасов и сотрясением зданий в Петербурге.

Круг замкнулся, и журналисты совместно с учеными – в который уже раз – бросились самостоятельно искать причины столь странного поведения питерских зданий. Метеорологи обвинили во всем сильный ветер, сейсмологи Пулковской обсерватории предположили, что эпицентр взрывов находится на воде. Журналисты проверили – не взрывают ли лед в Финском заливе. Не взрывают.

Геологи сказали, что небольшие землетрясения для Петербурга – обычное дело, но для выводов не хватает сейсмостанций. Были версии про прокладку метро и отголоски японского катаклизма. Но однозначного ответа опять получить не удалось.

Секретный спецбатальон

Как оказалось, от схожих с питерскими симптомов земной лихорадки с конца осени страдают и в Ленинградской области. Жители Рощина, Зеленогорска, Кингисеппа, Ивангорода, Агалатова и соседних с ними поселков жалуются не только на грохот и пляску мебели – в их домах осыпается штукатурка, трескаются стены и вылетают стекла из окон. Как правило, взрывы раздаются во второй половине дня, а бывало, что трясло и после полуночи. Селяне, ни минуты не подозревая стихию, сразу назвали виновников своих бед – расположившихся по соседству военных.

В Ленинградской области есть как минимум три полигона, где, начиная с осени, грохочут мощные взрывы: Бобчинский (неподалеку от поселка Кирилловское в Выборгском районе), 111-й авиационный (близ деревни Туганы в Кингисеппском) и Ржевский во Всеволожском. Последний расположен ближе всего к Петербургу, примерно в 30 километрах. Можно заподозрить, что взрывы именно с этого полигона ощущают на себе петербуржцы. Это предположение подтвердил Online812 источник в в/ч № 93268, расположенной в закрытом городке Елизаветинка Всеволожского района – самом близком к полигону населенном пункте.

– К нашей части примерно полгода назад прикрепили спецбатальон по уничтожению боеприпасов, – говорит военный. – Мы даже не знаем, кому они подчиняются: у них своя казарма, свое командование, с нами они не общаются.

По словам источника в воинской части, в настоящее время взрывы раздаются на полигоне, как правило, где-то с 15 до 20 – 21 часа. В самой Елизаветинке в это время все ходит ходуном.
Online812 связался с начальником спецбатальона по уничтожению боеприпасов Андреем Черницким. Поначалу он отказался от комментариев, но потом все же согласился ответить на несколько вопросов

– Почему мы производите взрывы во второй половине дня и вечером?
– У нас есть технологический процесс данных мероприятий, – говорит Черницкий. – Мы берем боеприпасы из населенного пункта Токсово – там у нас база, арсенал. Оттуда везем их на площадку, где уничтожаем – это в 18 километрах от поселка Елизаветинка. Плечо подвоза получается 58 километров. С учетом интенсивности Приозерского шоссе и тому подобного получается, что мы в 9 часов привозим эти боеприпасы, выгружаем. Далее идет технологический процесс – пока заложат в ямы, пока проверят... До 18 часов мы уничтожаем основные боеприпасы, а после – те, которые оказались не уничтожены, – до 19 часов. Если это происходит после 19 часов, то мы оповещаем МЧС России по Ленинградской области, которое должно информировать об этом местное население и глав администраций.
Очевидно, что кто-то из этих двоих лукавит: либо военные не всегда оповещают МЧС о своих задержках, либо МЧС чего-то недоговаривает. Потому что в противном случае, спасатели не твердили бы «мы ничего не знаем».
По поводу жалоб местных жителей на шум и тряску Андрей Черницкий им же и попенял:

– Покупая здесь землю, жители должны были понимать, что получают соседство с военными, – сказал он. – Ведь полигон дислоцирован здесь с 1946 года, и мы соблюдаем нормы – до 120 килограммов в тротиловом эквиваленте за один подрыв.
На вопрос – могут ли грохот и колебания почвы дойти до Петербурга, офицер ответил однозначно:
– Нет, это бред!

По его словам, вечером 19 апреля, когда Петербург трясло особенно сильно, все работы на полигоне они закончили где-то в 17.30 – 17.45. То есть в 19 часов взрывы со Ржевского полигона в Петербурге даже гипотетически слышать не могли. Все это он и объяснил представителям МЧС, которые дергали его звонками в тот злополучный вторник. Судя по всему, спасатели поверили военному на слово. А петербуржцам пришлось поверить на слово спасателям.

Неужели паника или спокойствие в Петербурге зависят лишь от слова комбата Черницкого?
– Нас ведь контролируют, ваши пулковские сейсмологи нас датчиками обложили, – с обидой в голосе поделился он. – Мы выполняем задачу, поставленную президентом Российской Федерации по уничтожению боеприпасов с истекшим сроком хранения. У меня такое ощущение, что не была дана широкая огласка этих мероприятий, и вам, как прессе, надо написать, чтобы люди потерпели. Скопилось ведь большое количество боеприпасов, есть даже 1937 – 1938 года выпуска. Представляете, если это бабахнет где-то на складе, то будет совсем другой грохот! Если боеприпасы взорвутся в том же Токсове, откуда мы их получаем, – там тоннаж такой, что от Питера ничего не останется

По словам командира, терпеть «неудобства» жителям Ленобласти и Петербурга осталось до декабря – когда закончится действие президентской программы.

«Снаряды пополам не разделить»

Андрей Черницкий говорил убедительно, однако Online812 позволил себе смелость поставить его слова под сомнение. В противном случае, мы бы оказались в том самом замкнутом круге, в который попали большинство наших коллег.

Выяснилось, что кое в чем военный лукавит. К примеру, насчет датчиков, которыми якобы обложили полигон «пулковские сейсмологи». В секторе сейсмологии Пулковской обсерватории Online812 однозначно заявили, что датчиков в районе Ржевского полигона у них нет. И вообще, нехватка людей и оборудования настолько острая, что сейсмологи не могут понять, что за подземные толчки происходят в Петербурге.

Кроме того, жители близлежащих к полигону поселков не помнят, чтобы во вторник взрывы закончились к 17.45. По их мнению, они продолжались где-то до 19 часов.
Но зачем бы командиру Черницкому лукавить? Почему не сказать правду – ведь выполняет-то он дело для страны нужное и важное, а Петербург вообще спасает от угрозы почти неминуемой гибели?

Понять военных можно, если понять логику службы. Главнокомандующий поставил задачу – уничтожить боеприпасы в заданном объеме к заданному времени. А военные на местах подсчитали – сколько необходимо взрывать ежедневно бомб и снарядов, чтобы выполнить ее в срок. Но что делать, если полученная цифра противоречит норме в 120 килограммов тротилового эквивалента? Выходов всего два: или взрывать по ночам, или делать более мощные закладки. Что, впрочем, военные и делают. Третий вариант – соблюдение интересов мирных граждан, то есть – невыполнению задачи командования, вряд ли можно рассматривать всерьез.

Кроме того, физически не всегда возможно соблюсти установленную тротиловую норму. Об этой ситуации рассказал начальник инженерной службы первого командования военно-воздушных сил противовоздушной обороны полковник Дорошенко, говоря о полигоне в Туганах, что неподалеку от Кингисеппа.

– Вообще полигон рассчитан на уничтожение 500 килограммов в тротиловом эквиваленте, – цитирует полковника официальный сайт Ивангорода, – и изначально мы вели работу именно в таком объеме. После того как в начале октября появились жалобы от населения, мы снизили эквивалент до 250 килограммов. Уменьшить который мы больше не можем, поскольку снаряды, которые нам приходят, как вы понимаете, пополам не разделить.

Гонка розоружений

Очевидно, что руководство Западного военного округа замалчивает реальное положение дел на полигонах. Такой вывод можно сделать, приняв во внимание положения в других военных округах, жители которых оказались в сходных с Петербургом ситуациях.
Вот сообщения из других регионов.

«Причина землетрясений, которые в последние несколько месяцев сотрясают Волгоград, установлена, – сообщил интернет-портал «В1.ру» в декабре прошлого года. – Главам муниципальных районов области показали эпицентр подземных толчков. Им оказался полигон Прудбой, на котором производят утилизацию устаревших боеприпасов».

Эти толчки были такой силы, что трещали металлические конструкции, обваливалась теплоизоляция в овощехранилищах, от стен отслаивалась кафельная плитка. Как следует из сообщений местной прессы, волгоградцы паниковали не меньше петербуржцев, так как военные долго запирались, не желая сознаваться в очевидном.

У жителей села Непряхино в Челябинской области, неподалеку от полигона Чебаркуль, в домах падают двери, в местной школе нельзя вести уроки, так как с потолка обваливается штукатурка. Однако начальник инженерных войск Центрального ВО Андрей Галгоев публично заявил, что уничтожение боеприпасов не может стать причиной разрушения домов. Кстати, прокурорская проверка, проведенная в апреле этого года, по сообщению АН «Доступ», выявила нарушения порядка и технологии подрыва боеприпасов на полигоне Чебаркуль. Нарушения были связаны с несоблюдением объемов закладки и производства работ в ночное время.

В деревне Конево Нижегородской области в начале 2011-го вылетали стекла вместе с рамами, появлялись трещины в стенах домов. Причина – подрывы просроченных боеприпасов на мулинском полигоне. Подземные толчки ощущали даже жители Нижнего Новгорода, расположенного более чем в 40 км от полигона. Однако, по словам представителя отделения инженерных войск 20-й армии, взрывы «никак не могут повлиять на близлежащие населенные пункты», а жалобы жителей Нижнего Новгорода и «вовсе необоснованны».
Похожие ситуации складываются по всей стране – от Самары до Сахалина. И везде военные ведут себя как под копирку – отрицая до последнего свою причастность к «землетрясениям». Наивно было бы предполагать, что Петербург станет исключением из этого правила.

Что думают власти


Несмотря на одинаковое поведение военных, власти в каждом регионе проявляют себя по-разному.

В Пермском районе, например, по решению суда, приостановлена утилизация боеприпасов на Бершетском полигоне, так как шумовой эффект от ударной волны превышал все допустимые нормы, а дорога, ведущая к месту утилизации, была в ямах. Это решение стало возможным благодаря консолидированным усилиям местных служб: военной прокуратуры, МЧС, МВД и ФСБ.

В Нижегородской области правительство пообещало выставить счет командованию 20-й армии на компенсацию убытков. Губернатор Валерий Шанцев занял сторону жителей, заклеймив военных в своем блоге: «Мы обнаружили непрофессиональную, неграмотную работу тех, кто занимается утилизацией старых снарядов, – цитирует Шанцева НИА «Нижний Новгород». – Приходят на работу в 11.00. Заканчивать должны в 18.00. В связи с тем, что не успевают, – увеличивают мощность одного взрыва. Если такое будет продолжаться, я дойду до министра обороны, но этого безобразия не потерплю». 

В Петербурге власти, похоже, делаю вид, что проблемы взрывов и землетрясений их не касаются. По крайне мере, ни одного официального комментария из Смольного еще не прозвучало.

Цитата

«Осуществляем массовую утилизацию взрывным способом»

Юрий СТАВИЦКИЙ, начальник инженерных войск Вооруженных сил РФ, генерал-майор:

– Работа по выводу с территории городов и населенных пунктов … складов боеприпасов ... развернута в соответствии с решением президента РФ от 24 ноября 2010 года. А также указаниями министра обороны РФ и начальника Генерального штаба. С учетом громадных запасов боеприпасов с истекшими гарантийными сроками хранения осуществляем их массовую утилизацию взрывным способом.

Для выполнения данной задачи командованием инженерных войск с марта 2010 года организовано обучение высококвалифицированных специалистов, непосредственно организующих и выполняющих взрывные работы на местах. Разработаны специальные программы и руководящие документы для их подготовки на базе трех учебных центров и двух училищ инженерных войск. Это позволило за восемь месяцев обучить около 550 офицеров – командиров групп взрывных работ.

Сейчас уничтожение боеприпасов ведется 232 группами. В целом же от инженерных войск к решению этой задачи привлечено около 5000 военнослужащих из 77 соединений и частей.

По материалам «Независимого военного обозрения» от 11.03.2011


Комментарии

Почему колебания земли больше ощущались в прибрежных районах Петербурга?

Объясняет доцент кафедры метеопрогнозов Российского государственного Гидрометеорологического университета, сейсмолог Виктор БОКОВ:

– Толчки, которые ощущают петербуржцы, носят техногенную природу, так как никаких природных условий для их появления сейчас нет. Волновые возмущения от взрывов в наших зыбких почвах могут зайти достаточно далеко. Так называемые волноводы могут работать по-разному – этим можно объяснить, почему жители в одних районах чувствовали вибрацию, а в других нет. Ведь волна способна обойти препятствия и выйти с другой стороны. Если на полигоне за 30 километров взорвано 120 килограммов тротила, то жители Петербурга вполне могут это почувствовать.

Если бы эпицентр взрыва был близко, это могло грозить обрушением зданий, но в сельской местности таких высоких домов, для которых это опасно, нет. А для Петербурга эти колебания не страшны.

Уничтожаются не только просроченные боеприпасы

Анатолий СИТНОВ, заместитель руководителя комиссии РСПП по оборонно-промышленному комплексу, в 1994 – 2000 годах начальник вооружения Вооруженных сил РФ:

– Не все боеприпасы, которые сейчас уничтожают, не нужны армии, уничтожаются не только просроченные боеприпасы... Подрываться должно только то, что не транспортабельно, что по причине аварийности нельзя перевозить с места на место. Все остальное нужно утилизировать промышленным способом, а не взрывать. Из боеприпасов получают взрывчатые вещества, которые используются в горнорудной промышленности, из пороховых зарядов делают клеи, краски. Сами снаряды могут заново переснаряжаться. Это экономит сумасшедшее количество ресурсов – до 40%. В России несколько лет назад была принята программа утилизации, но она не выполнялась. Теперь денег много, о ней опять вспомнили. Но вы задайте вопрос – а куда делись все остальные программы – 2000, 2005, 2010 годов?                           

Мария ГОРДЯКОВА, фото talks.ru





3D графика на заказ







Lentainform