16+

Что такое позитивная дискриминация

19/05/2011

ВИКТОР ТОПОРОВ

Посмотрел я британский мини-сериал «Государство в государстве» - остро политический и при этом несколько фантастический. По ходу действия США готовят и едва не осуществляют масштабное вооруженное вторжение в одну из республик бывшего СССР – Тургестан (нечто среднее между Туркменией, Киргизией и Узбекистаном), - тогда как фантастический элемент заключается в том, что американцев толкают под руку и буквально в последний момент хватают за рукав их миролюбивые британские союзники.


                 Соответственно, в мини-сериале два главных положительных героя – посол Англии в Вашингтоне и тамошний резидент МИ-6, работающий под дипломатическим прикрытием как пресс-атташе посольства. Молодой и симпатичный посол получает в награду за спасение дела мира пост министра иностранных дел и сексапильную правозащитницу в мимолетную гостиничную койку. С наградой резиденту МИ-6 дело обстоит сложнее. Во-первых, потому что разведчиков награждают тайно – это все знают. А во-вторых, потому что правозащитница ему ни к чему: он гей.

При этом резидент МИ-6 путается он отнюдь не с правозащитниками того или иного пола и толка, а с директором ЦРУ США! Который, соответственно, гей тоже. И, кстати, он правая рука министра обороны США – красивой и жестокой женщины, потерявшей в Афганистане единственного сына и вьющей сейчас веревки как из президента страны, так и из всей американской нации. А вот из министра обороны вьет веревки (до поры до времени) голубой директор ЦРУ! А из голубого директора – голубой резидент МИ-6. Вот такое получается кино – на шесть шестидесятиминутных серий.

Слово «педераст», как известно, употребляется в двух смыслах – в хорошем и в плохом. Восходит это подразделение к анекдоту: «А начальник-то у нас педераст! – А что он тебе такого сделал? – Да нет, что ты, я в хорошем смысле». Соответственно, в мини-сериале «Государство в государстве» резидент МИ-6 – педераст в хорошем смысле, а директор ЦРУ – и в хорошем смысле, и в плохом. Потому что он коррумпирован – и фактически предает США, действуя в интересах некоей интернациональной корпорации, имеющей интерес в Тургестане. Голубая парочка вполне реалистично целуется, ссорится, мирится, ложится в постель, – а в конце сериала хороший резидент убивает плохого директора, успев шепнуть ему на прощание, что тот и в постели, в общем-то, не ах… Педерасты – даже педерасты в хорошем смысле – люди, получается, крайне коварные.

Еще пару десятилетий назад сама мысль о том, что директор ЦРУ может оказаться гомосексуалистом, была бы куда сенсационнее гипотетического вторжения войск США в любую из неглавных стран мира. Но сейчас всё как-то устаканилось – причем устаканилось настолько, что режиссер мини-сериала дерзнул выставить директора ЦРУ не просто педерастом, но педерастом в обоих смыслах слова – хорошем и плохом. И за «плохой» на него уже взъелись по широко известной схеме: об афроамериканцах – хорошо или никак! о приверженцах ислама – хорошо или никак! о женщинах – хорошо или никак! О представителях сексуальных меньшинств – хорошо или никак!.. Такая схема как раз и носит название позитивная дискриминация.

В мини-сериале «Государство в государстве» эта практика доведена до показательного абсурда. И дело не только в педерастах. Один из героев сериала – английский ветеран Фолклендской войны, по ложному обвинению дожидающийся казни в американской тюрьме. За него и борется ложащаяся в итоге с послом правозащитница. Но еще перед этим она успевает привезти из Англии мать ветерана – и женщины вместе плачут. Плачут особенно сильно, когда ветерана казнят. Этот ветеран как раз негр. А вот мать у него, прошу прощения, белая. И нигде не сказано, что она мать приемная. Вот такой получается парадокс.

Если этого мини-сериала вы не видели, то модную «Красную Шапочку» наверняка посмотрели. В средневековой готической деревне появляется инквизитор отец Соломон (почему, кстати, Соломон?) – и у него двое подручных, причем оба негры. Откуда в средневековой Европе (не в торговой Венеции, а в континентальной глуши) негры? Просто актеру нельзя отказать в роли на основании неподходящего цвета кожи (нельзя не только отказать; нельзя допустить возможность, чтобы у него создалось впечатление, будто ему отказали именно по этой причине) – иначе он вас засудит! Вот и берут в подручные средневековому инквизитору и в единственные сыновья «одинокой белой женщине» из Великобритании темнокожих актеров – и пусть будет плохо тому, кто об этом подумает.

А почему это именно дискриминация (пусть и позитивная), а не истинно широко понимаемая терпимость? Поясним разницу на опять-таки гипотетическом примере: вот вы решили поставить шекспировского «Отелло». Мавра венецианского, как известно, традиционно играет или темнокожий актер, или белый, но в гриме. А Дездемона, понятно, сама белая. Но кому, собственно, это понятно? Вот придет к вам на кастинг юная афроамериканка – и, если вы ей откажете, она вас засудит. Поэтому вы утвердите ее на роль – и Дездемона у вас будет черной.

Но этим дело не ограничится. Ведь и Отелло у вас будет тоже черным, потому что если для сохранения цветового контраста между супругами вы утвердите на эту роль белого актера в естественном окрасе, – вас засудят опять-таки! Ведь вы тем самым отнимете у афроамериканцев законное рабочее место, да еще и с издевкой над их цветом кожи. Так что и Дездемону вы возьмете черную, и Отелло черного, и еще мысленно поблагодарите Господа за то, что роль Отелло не вызвалась сыграть женщина, потому что позитивная дискриминация запретила бы вам отказать и ей тоже.

Так наверняка и произошло в обсуждаемом мини-сериале. Директора ЦРУ здесь изобличает (наряду с резидентом МИ-6) отважный агент ФБР Джордж Блейк. А вот играет этого Джорджа Блейка, естественно, женщина. И ведь никто не посмел переименовать агента ФБР хотя бы в Джорджину – оскорбленная исполнительница (с чего это вы взяли, что роль мужская?) засудит!                

ранее:

Как становятся лауреатами премии «Поэт»
Путина и Бродского сформировала идея «правильного пацанства»
«Тандем исторически отработал свое, он подлежит демонтажу»
Михалкову предложили определиться – «дурак» он или «лжец»
Cколько стоит прикрывшийся «Русский Букер»?
И как же было не набить морду?
Как литобщественность отреагировала на дело поэта Емелина
Толстая и Смирнова в «Школе злословия» не тем восхищаются








Lentainform