16+

Как живет миллиардерша из провинциального театра

27/05/2011

Как живет миллиардерша из провинциального театра

В Театре комедии им. Акимова ждали высоких гостей. Перед входом расстелили красную дорожку. Вестибюль утопили в цветах. В фойе поставили столики с шампанским, вином и сладостями. Гостей осыпали голливудскими почестями. А они были простыми актерами Приморского краевого драматического театра.


             Впрочем, суматоха вокруг них понятна. Ведь прима театра из Владивостока – Лариса Белоброва (на фото с мужем) – по совместительству еще и жена губернатора Приморского края Сергей Дарькина. И она же одна из самых богатых женщин страны. За прошлый год актриса смогла заработать в два раза больше, чем знаменитые Бред Питт и Анджелина Джоли. В интервью Лариса Белоброва призналась, что ее никогда не интересовали деньги.

Миллиардерша из Приморья

Джинсы, простая черная рубашка с китайским иероглифом на спине, отсутствие косметики на лице и всего лишь одно скромное кольцо на безымянном пальце. Из людей, встреченных в театре, она будет последней, в ком можно заподозрить человека, зарабатывающего баснословные деньги. Тем не менее, в 2010 году актриса краевого драматического театра согласно налоговой декларации получила ровно 1 миллиард 72 миллиона 992 тысячи 892 рубля 61 копейку. Для сравнения: Анджелина Джоли смогла заработать только 20 миллионов долларов (а это почти в два раза меньше, чем Лариса Белоброва). Впрочем, о деньгах первая леди Приморского края говорить не любит. Перед интервью с ней корреспондента «МК» в Питере» попросили не спрашивать о доходах актрисы. Сама Белоброва на вопрос о баснословных заработках отвечает коротко:

– Я о деньгах никогда не думала. И не мечтала. Даже когда была нищая и ела со своим ребенком из одной тарелки. Зато после такой суровой школы мне ничего не страшно. И вообще, что мы о деньгах?

- В спектакле Tovarich, который ваш театр привез в Петербург, вы играете роль нищей эмигрантки. Зрители вам верят?
– Ну, наверно, верят. Если бы не верили, они бы не приходили к нам в театр… А они приходят, тратят четыре часа на нас, актеров. Вы только подумайте: четыре часа жизни! Да за это время знаете, что можно сотворить? Ребенка можно сделать! А они вместо этого сидят в театре. Значит, что-то важное получают благодаря нам…

«Не хочу работать, хочу наслаждаться»

- Зрители получают эмоции. А вам, успешной женщине, жене губернатора, зачем театр?
– Театр для меня – это точно не работа. Мне вообще это слово не нравится. Р-р-работа. Тяжело звучит. Меня, конечно, все оплюют за такие слова, но я предпочитаю относиться к театру, как к хобби. Я не хочу работать, я хочу получать наслаждение. И в театре мне это удается. Мне не важно, что играть: комедию, трагедию… Главное – поймать то неуловимое наслаждение, которое появляется, когда стоишь на сцене. Оно, это наслаждение, как бабочка. Село ко мне на руку и… вот уже упорхнуло. Ну а как иначе?

- А у вас не было желания за наслаждением отправиться на московскую сцену?
– Я родилась в Приморье. Там же окончила театральный факультет Дальневосточного государственного института искусств. С тех пор работаю в краевом драмтеатре. Я никогда не хотела уехать в Москву. Туда и без меня уезжало огромное количество девочек. Ну что я как все буду? Я тогда подумала: ну и что, посижу во Владивостоке.

- Неужели московских интриг и конкуренции испугались?
– Ну что вы! Интриги могут быть везде: и во Владивостоке, и в Москве, и в Питере. Вы же не будете утверждать, что в ваших театрах артисты безумно любят друг друга, расшаркиваются и дарят конкурентам свои роли. Мол, давай, сыграй в этом спектакле вместо меня, а я подожду, я потом. В нашем театре нет интриг только благодаря художественному руководителю. Он на все подковерные игры смотрит очень косо. А если говорить о Москве, то я твердо уверена: каждый человек живет там, где он должен жить. И похоронят меня в том месте, где мне завещано судьбой. Я спокойно к этому отношусь. Мне хорошо во Владивостоке. Зачем мне куда-то уезжать? У меня все есть…

Семья губернатора – ядерная электростанция

- Как вы думаете, есть что-то общее в мире власти и театра?
– Ну, в шкуре власть имущих я не была. Я могу судить лишь по опыту моего мужа. Во власти, как и в театре, важно при любых обстоятельствах сохранять невозмутимое лицо. Надо уметь контролировать ситуацию и держать себя в руках. Поэтому все политики в той или иной мере должны быть актерами.

- А вы мужа учите актерским премудростям?
 - Мой муж не учится у женщин. Он обогащает себя другими способами. Мы вообще не лезем на территорию друг друга.

- Какая роль дается труднее: актрисы или жены губернатора Сергея Дарькина?
– Роль жены труднее в разы. Сложно каждый день удивлять мужа, не раздражать его по мелочам, держать на себе весь дом. Сережа постоянно работает. Дома он максимум проверит уроки у детей. Стирка, готовка – все это на мне.

- Вы сами стираете?
– Да. И это здорово! Когда я выходила замуж, очень хорошо понимала, что такое брак. Это очень тяжелая работа. Ее можно сравнить с трудом на ядерной электростанции. Готовы вы к этому? Давайте, выходите замуж! Но, чтобы привлечь мужчину и сохранить брак, этой готовности мало. Надо всячески внушать мужу мысль, что именно он – главный, он принимает решения и руководит семьей.

- А вы не хотите принимать решения? Не было желания самой пойти во власть и помогать мужу благоустраивать жизнь Приморья?
– Нет. Чем выше в политике, тем холоднее. А женщина там и вовсе замерзает за пару лет. У нее появляются железные нотки в характере. Она начинает заменять собой мужчину. А это ни к чему хорошему не приводит. Хотя бывают исключения. Если женщина выдерживает груз власти, честь ей и хвала. Но я такого испытания не хочу.

Китайцы – как дети

- Вы приехали из Приморья. Говорят, это особенный край. Приморцы отличаются от петербуржцев?
– Вы, северяне, медлительны и спокойны. Мы на Дальнем Востоке живем в более быстром ритме. Но, тем не менее, нам хорошо дышится в Питере. А все потому, что у вас есть большая вода. Для приморцев это очень важно. Я часто слышу от людей из Владивостока, что, кроме своего города, они смогли бы жить только в Петербурге. У вас есть то, что нам так необходимо: ветер, дожди, небо, река. Все отлично! А еще Приморье чем-то напоминает Кавказ. Мы такие же гостеприимные. У нас живут открытые люди, которые любят приезжих. Может быть, это связано с тем, что мы так далеко живем…

- Доезжают ли до вас московские звезды? Или куда чаще к вам на гастроли приезжают китайцы, американцы, японцы?
– У нас бывают и те, и другие. Только московские звезды приезжают капризные, как девочки. А иностранцы ведут себя очень просто, по-дружески. У нас были Катрин Денев, Жерар Депардье, Венсан Перес. Они гениальны! Я с ними общалась. У них нет никаких понтов. Я смотрела на Катрин Денев, и у меня волосы шевелились на голове от восторга. Я хочу быть похожей на нее. Она уникальная, шикарная женщина. У нее великолепные глаза. В них заныриваешь с головой. Она вела себя так, что никто рядом с ней не чувствовал себя тварью дрожащей. Напротив, все мы были так же возвышенны, как и она. Это небожитель! Нам бы чуть-чуть до нее подтянуться. Причем всем без исключения: Москве, Питеру, Сибири, Приморью.

- О Китае вы так восторженно не говорите. Неужели Поднебесная не имеет влияния на культурную жизнь Приморья?
– Скорее наоборот. Мы влияем на них. По крайней мере, в театральной жизни. В Китае вообще пока нет академических театров. Когда мы выезжаем к ним на гастроли, они ведут себя как дети. Китайцы, например, могут прямо во время спектакля громко разговаривать по телефону… Для них это норма. А все потому, что там еще нет театральной культуры. Поверьте, нам куда интереснее Москва и Петербург, чем Пекин.

- И, тем не менее, в Приморье есть подпольные организации, которые выступают за отделение края от России и говорят, что хотят быть приморцами, а не русскими…
– Все эти мысли попахивают национализмом. Я не понимаю, когда, скажем, в Красноярске кричат: мы не русские, мы сибиряки, посмотрите, какой у нас характер! Мы едим пельмени, мы спокойны как три танка, обтянутых брезентом. Ребята, мы все русские!

И никакого отделения Приморья от России не будет! Сейчас у нас все спокойно. Мы с Москвой спаяны. А вот с Китаем мы просто соседствуем. Конечно, время от времени появляются «приморские партизаны» или люди, которые боятся китайского нашествия на Дальний Восток. Они кричат, что скоро Приморье пожелтеет от азиатов. Так давайте не желтеть. Давайте рожать детей!

Откуда у нее столько денег?

За 2010 год губернатор Приморского края Сергей Дарькин заработал чуть меньше 3,5 миллионов рублей. Это стало известно после того, как он отчитался о своих доходах. А вот у его супруги, члена Общественной палаты России, актрисы Приморского академического краевого театра имени Горького Ларисы Белобровой, заслуженной артистки России, доход в 357 раз больше (она заработала около одного миллиарда). Причем в 2009 году актриса получила всего 540 миллионов рублей. При этом у нее есть две машины Toyota Land Cruiser, квартира, дача, земельный участок, а у самого Дарькина нет ни недвижимости, ни транспортных средств. В пресс-службы губернатора говорили, что доход его супруги составили дивиденды, доходы от вкладов в банках, операций с ценными бумагами и зарплата в театре. К тому же до Дарькина Лариса Белоброва уже была замужем за бизнесменом Игорем Карповым. Его убили в 1998 году. После смерти он якобы оставил приличное наследство жене.                    

Катерина КУЗНЕЦОВА («МК в Питере»), фотография с сайта novostivl.ru











Lentainform