18+

«В названии Набережная Европы нарушена топонимическая логика»

30/05/2011

Добрый день, уважаемые читатели. Спешу поделиться с вами топонимическими новостями. У нас появилось на карте города три новых имени. Правда, связаны они не с улицами, а со школами. Сразу три учебных заведения обратились к нам с инициативой присвоить им имена.

               Речь идет о школе номер 27 с углубленным изучением русского языка и литературы. Теперь она будет школой имени Бунина. Школа номер 454 стала школой Сергея Жукова. Это младший сержант шестой  псковской роты  воздушно-десантных войск, который погиб вместе со своими товарищами в Чечне. Сергей учился этой школе, там есть небольшой музей в честь него. Наконец, школа 217 в Лигове получила имя Николая Алексеева. Он не был Героем Советского Союза, но участвовал в сражениях в Великой Отечественной войне под Ленинградом. Был кадровым офицером Красной Армии, в звании старшего лейтенанта командовал артиллерийской батареей. Погиб 23 сентября 1943 года на переднем рубеже обороны в районе Лигова. В школе также есть небольшой мемориальный комплекс в честь него, собраны личные вещи, которые школе передал его сын Николай Николаевич.

Присвоение имен школам – практика довольно распространенная. Она появилась еще до советской власти. В свое время у нас  в городе были школы имени Сергия Радонежского, Петра Первого, Екатерины Великой, Кирилла и Мефодия, святого князя Владимира, поэтов и писателей Пушкина, Кольцова, Некрасова, некоторых государственных деятелей, связанных с просвещением.

После революции начали появляться школы имени различных партийных деятелей. Правда, нередко их имена исчезали, когда деятель попадал в опалу. Как писал Борис Слуцкий:

«Недостоверное имя
школа носить не могла.
С грохотом, равным грохоту,
Горного, что ли, обвала,
Обрушивалась табличка
С уличного угла»

В принципе не вижу в практике присвоения школам имён достойных людей ничего плохого, тем более что сейчас в подавляющем числе случаев  инициатива исходит от самих коллективов. Нет такого навязывания сверху.  Ну а вокруг имени формируется особая аура.

Совсем скоро должны появиться  у нас и новые улицы. Решения уже приняты, но губернатор еще документы не подписала. Речь идет о присвоении названия Нобельский переулок ныне безымянному проезду, который идет перпендикулярно Большому Самсониевскому. Раньше там был Нобелевский городок. В Василеостровском районе скоро появится Флагманская улица, в Приморском – Бобыльская дорога. Когда-то в районе Лахты была деревня Перекюля, что в переводе с финского означает «задняя деревня, а потом она превратилась в деревню Бобыльскую. 

19 мая прошло очередное заседание петербургской городской топонимической комиссии. Повестка дня была очень спокойная. Обсудили присвоение имен нескольким безымянным проездам в Пушкине, в поселке Александровское, Колпино, Красном Селе, в Петергофе и в Парголово. Будут и два изменения.

Жители Петергофа попросили у нас выделить часть улицы и назвать ее Рубиншейнская. Еще одно изменение связано также с Петродворцовым районом. Там случилось так, что в одном районе находятся сразу две Ульяновские улицы. Согласитесь, это не очень удобно. А случилось это из-за того, что предполагалось все дома на улице Ульяновской снести и перенести улицу на другое место. В итоге улицу перенесли, а план строительства учебно-научного комплекса так и не был выполнен в полной мере. И в итоге на расстоянии одного километра друг от друга находятся две улицы с одинаковым названием. Более ранней из них решено присвоить название Баушевской, поскольку ведет она к пруду Бауш. Кстати, пруд получил свое название из-за кирпичного завода купца Баушева, который располагался на его берегу.

Сейчас у нас в стране запущена так называемая программа десталинизации России. У меня часто спрашивают, как она отражается на нашей работе. Будут ли какие-то переименования, возвращения старых названий. К счастью, к нам пока по этому поводу никто не обращался. В Ленинграде было всего два названия, связанные со Сталиным. Это Сталинградский проспект. Ныне он Лиговский. И проспект имени Сталина, который стал Московским, если не считать предприятий и партийных институтов, носивших его имя.

Что касается самой программы, то я считаю ее абсолютно вредной для нас. Еще и слово-то придумали новое – «детоталитаризация». Человек, придумавший такое слово, может быть, и обладает русским языком по рождению, но мыслит он явно на каком-то другом наречии. Ну а по сути… По этой программе русский человек должен постоянно каяться. За всю историю страны. Такое ощущение, что весь период советской власти был только плохим. Это все равно, что человека со сложным характером по умолчанию считать плохим. Но сложный совсем не значит отрицательный персонаж. Нельзя специально не замечать творческих созидательных начал. Это, по меньшей мере, непорядочно. 

Так и с нашей страной. Как будто во времена Советского Союза не было достижений. Будто не было ни великой победы в Великой Отечественной войне, ни прорыва в космос. Словно не было хороших книг, прекрасной музыки, наконец, великого советского кино! Нельзя все мазать только черными красками. Это мое убеждение.

Что касается топонимики в целом, то, как мне кажется, она должна стоять в стороне от политики. Ее дело не судить, а фиксировать историю. Власть меняется, оценки людей тоже. Высказывались же, причём совсем недавно, идеи поменять названия улиц, названные в честь большевиков. Речь о Крыленко, Дыбенко и других, имена которых носят улицы на правом берегу Невы. Но нельзя этого делать. Этот район появился в конце 1960-х – начале 1970- х годов, и улицы там получили соответствующие своему времени имена. И это тоже наша история, которую надо уважать.

И напоследок отвечу на два вопроса, которые мне присылали после моих предыдущих колонок. Речь о библиотеке имени Ельцина. Это было не наше решение. Более того, топонимическую комиссию вообще не спросили о том, согласны мы или нет. Это федеральное учреждение, которое получило свое имя решением Владимира Путина.

И второй вопрос касался набережной Европы. Может ли это название остаться навсегда? Нет. Это просто название строительного объекта. Сейчас ведь почти крупные стройки получают какие-то названия. При этом насколько мне известно, уже сами инициаторы стройки поняли ошибочность такого названия. Нарушена определенная топонимическая логика. У нас есть набережная Фонтанки, набережная Мойки. То есть в нашем случае и река должна тогда называться Европой. Поэтому эта местность точно получит другое имя. Какое точно – пока говорить рано. Пусть сначала достроится.                 

ранее:

«Переживать, что проснетесь на другой улице, не надо»
«Многие уверены, что название «Газпром-арена» уже утверждено. Но это не так»
«На Счастливой улице никакого счастья нет»
«Ленин никогда не приветствовал названия улиц в честь себя»
«Ждем подписи губернатора о переименовании улиц уже почти 20 лет»