16+

Прокурор Ростовской области в своем блоге рассуждает об искусственной криминализации населения

31/05/2011

Прокурор Ростовской области в своем блоге рассуждает об искусственной криминализации населения

Предлагаю рассмотреть проблематику искусственной криминализации населения, в т.ч. ее корней через призму исторической, правовой культуры, деформации следствия и влиянии на неё ментальности подходов различных народов.


                   Постараюсь раскрыть эту проблему в максимально сжатом виде, надеюсь быть услышанным не только блогерами, далекими от права, но не безразличными к будущему России. А и теми, от кого зависит коренное изменение нынешнего положения дел.

Я сознательно указал только рамки нашего региона – Ростовская область. Если кому-то будет интересно, ну например, блогерам из других регионов, посмотрите уголовную статистику отдельных категорий составов преступлений УК РФ и у себя в субъекте и

Вам все станет ясно. Хотелось бы верить, что не везде такая удручающая картина, но …
И так, начнем. Приведу лишь несколько статей УК РФ – ст. 139 (незаконное проникновение в жилище); 291 (дача взятки); 238 (производство либо сбыт товаров, не отвечающих требованиям безопасности); 319 (оскорбление представителя власти). Все эти составы УК РФ подследственны в соответствии со ст. 151 УПК РФ Следственному комитету РФ. На первый взгляд и наименование статей, и диспозиция в них несет довольно серьезную смысловую нагрузку (правда вот санкция по этим статьям, особенно по первым частям, слишком уж несерьезная для столь серьезного органа).

Теперь посмотрим, что мы имеем на выходе? Более 40% нагрузки на следователей по направленным в суд уголовным делам, дела именно этих категорий.
Когда прокуратура области провела анализ всех этих дел, в т.ч. и тех, по которым состоялись обвинительные приговоры, нарисовалась очень удручающая картина. Большинство дел возбуждено, расследовано и направлено в суд незаконно. Уголовное преследование граждан осуществлялось несмотря на малозначительность содеянного или по фактам административных правонарушений.

Ну, посудите сами, в Семикаракорском районе гражданин был привлечен к уголовной ответственности по ст. 238 УК РФ за продажу за 40 руб. поллитра самогона, изготовленного из меда с принадлежащей ему пасеки (кстати, за такое деяние уголовная ответственность вообще в УК РФ не предусмотрена).

Другие навялили по рыбёшке и продали. Но вместо того, чтобы их оштрафовать (ст.ст. 14.1 и 14.4 КоАП РФ), этим гражданам повесили судимость, – в Октябрьском районе Ростова-на-Дону возбуждено уголовное дело в отношении гражданки по факту реализации одного вяленого «леща», а в Железнодорожном районе привлекли к уголовной ответственности гражданина, продавшего одну вяленую «тарань».

Аналогичные факты отмечены в Азове, Аксае, Волгодонске, Таганроге и Советском районе Ростова-на-Дону (и это при том, что «левая» водка заполонила не только прилавки забегаловок, но и престижных супермаркетов, а подпольные рыбо-коптильные цеха в 3 смены выдают свою продукцию. Однако выявляемость и возбуждение уголовных дел по таким фактам единичны).
Эти категории дел я называю – дела о «плавленых сырках». Коллеги из правоохранительных органов помнят, что в старо-давние времена была так называемая протокольная форма, когда участковый, увидев на прилавке испорченный, с истекшим сроком годности плавленый сырок, или поймав самогонщика, составлял протокол и в течение 20 дней направлял его для рассмотрения и принятия мер. Сейчас же эти дела подследственны органам Следственного комитета РФ и расследуются от двух и до 6 месяцев, а иногда и по более.

Или вот, к примеру, семейная ссора, приезжает наряд милиции, пьяный муж «послал» милиционера (уверен, что каждый из Вас наблюдал подобную ситуацию на остановках общественного транспорта, особенно в дни выдачи заработной платы). Завтра он проспится, всё забудется, инцидент исчерпан. Нет, привлекают к уголовной ответственности по ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти). Особенно эти показатели удобно делать на ж/д и автовокзалах в отношении БОМЖей. И здесь никто не думает об административной санкции, от которой и бюджет пополнится, и профилактика своего рода, когда скандалист 15 суток получит или штраф заплатит и будет думать о своем поведении.

Боюсь нарваться на непонимание. Согласен, не хорошо оскорблять представителя власти в лице полицейского (милиционера), но ведь это их работа, исполнение прямых обязанностей, а «белых воротничков» у нас и так хватает.

Чем дальше, тем больше. Возьмем, допустим, ч. 1 ст. 139 (незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица). Значительное число уголовных дел данной категории возбуждается по фактам незаконного проникновения в жилища лиц, ранее в них проживавших, с целью восстановления супружеских отношений, посещения детей, или для того, чтобы забрать принадлежащие им вещи.

В г. Шахты в отношении гражданина незаконно возбуждено уголовное дело по этой статье при отсутствии заявления владельца жилья – бывшей его сожительницы. В Каменском районе обвиняемый попал в жилище совместно с проживающим в нем лицом и находился там правомерно, однако из-за конфликта хозяева требовали покинуть их жилище, а после отказа вызвали сотрудников полиции. В результате в отношении гостя возбуждено уголовное дело. В г. Сальске хозяйка дома сама открыла дверь гражданину, пришедшему для приобретения «левой» водки, но после отказа в продаже он ушел, а впоследствии получил уголовное преследование (согласен, кто-то в чем-то из этих будущих обвиняемых и подсудимых совершили проступки, но ведь это не повод для развешивания на всех них судимости).

Искусственная криминализация и видимость борьбы с коррупцией характерна и по коррупционным делам о попытках дать взятку (ст.ст. 30, 291 УК РФ). К уголовной ответственности в этих случаях привлекаются в основном нарушители Правил дорожного движения, граждане, занимавшиеся незаконной торговлей, студенты, которые хотели таким путем решить вопрос по зачетам. При этом размер незаконного вознаграждения в подавляющем большинстве составляет от 50 до 2000 рублей.

И что же получается, вчера «приучали» водителей и торговцев «давать», скептически относились к «решению вопросов студентами», а сегодня, когда конец отчетного периода и срочно для отчетности нужны коррупционные дела, в жернова правоохранительной системы попадает указанная категория граждан.

Теперь о причинах этого правового беспредела. Органам следствия легче по рыбешкам, по каплям самогона, по фактам семейных и бытовых неурядиц, по провинившимся водителям и торговцам набить уголовную статистику в свою пользу, подняв за счет этих уголовных дел общий процент раскрываемости. Нежели реально раскрывать убийства, изнасилования, разбои или выявлять и кропотливо доказывать вину зарвавшихся взяточников.

Я не склонен здесь обвинять только следственные органы, которые в погоне за показателями игнорируют Закон.

Немалая доля ответственности лежит и на прокурорах, чья непосредственная обязанность защищать конституционные права граждан, а не «подмахивать» сомнительные уголовные дела, направляя их в суд. По такой позиции прокурорского надзора у меня логичных объяснений пока нет. Наверное все дело в закостенелости, не все могут перестроиться и пока преобладает ментальность принадлежности к карательному механизму, в ущерб защиты прав.

Вы спросите, а что же суд, который должен установить истину и дать беспристрастную оценку содеянного, а он наоборот в 99% выносит обвинительные приговоры по таким категориям дел.

Суд тоже часть системы. Примерно 10 лет назад законодатель ввел норму «особый порядок рассмотрения дел в судах». «Особый порядок» касается именной этой категории дел, при том, что обвиняемый сам изъявил желание и признал вину, и без права на обжалование приговора. Это упрощенный порядок рассмотрения дел, которым все довольны (полиция тем, что «выявила» преступление и подняла раскрываемость; следователь тем, что направил в суд еще одно дело, показав нагрузку; суд, что не надо часами или сутками рассматривать одно дело, а ограничился пятиминуткой; а гражданин тем, что так легко и быстро вырвался из жерновов государственной мясорубки, правда получив «маленькую» неприятность – судимость в биографию).

Из этого вытекает еще один вопрос, но уже к нашим гражданам. Почему же мы все так терпим? А вот здесь наверное тот случай, когда надо заглянуть в историю. На мой взгляд, корни именно там. У нас всегда вся либерализация шла ни как у всех – снизу вверх, а наоборот, сверху вниз, в т.ч. и отмена крепостного права; революции; ГУЛАГи; хрущевская оттепель; к демократии через обстрел Парламента и др. (как ни странно, но я сторонник именно такой вертикали, противник всяких парламентских республик. Для нас совершенство – или монархия, или Президентская Республика). Народ привык, что за него думает Государство. Поэтому и нам (имею ввиду чиновников) государевым людям, каждому на своем месте, надо быть более внимательным к проблемам простых людей, в т.ч. это касается и наших законодателей с правоприменителями. Т.к. у нас в стране ужасающая правовая безграмотность населения.

Коснувшись проблем права и немного истории, позволю себе остановиться и на разрешении вышеназванных проблем с учетом ментальности некоторых народов, тем более, что живем мы в межнациональной стране.

До недавнего времени я 3 с лишним года работал прокурором Чечни. И там столкнулся с аналогичной ситуацией искусственной криминализации населения. Правда это касалось не деятельности следственного комитета, а следствия МВД, которые штамповали уголовные дела по ст. 159 ч. 1 (мошенничество) в отношении лиц, незаконно получавших пособие в центрах занятости. Мне очень тяжело приходилось ломать стереотипы милиции и направлять их на выявление «жуликов» из центра занятости, а не привлекать пачками к уголовной ответственности жителей Республики.

И в этой «борьбе» я нашел союзника в лице Президента Кадырова Р. Когда я объяснил Рамзану, что через 5-10 лет в Чечне не будет ни одной семьи, в которой отец, мать или дети не имеют судимости за плечами и как следствие некому будет работать в правоохранительных органах (милиции, суде, прокуратуре…), а пополнение в эти структуры будет происходить за счет командированных из других регионов. Тогда он публично на коллегии МВД потребовал прекратить эту порочную практику делать показатели за счет простых жителей республики и мясорубка остановилась.

Другой пример. Посмотрите, сколько усилий предпринимается лидерами этих Республик Кадыровым Р. в Чечне, Евкуровым Ю.-Б. в Ингушетии, чтобы вернуть молодежь из «леса», из рядов НВФ (а ведь их никто в горы не загонял) и законодатель идет им навстречу, принимая в Госдуме РФ акты об амнистии.

Почему же мы не такие, почему нам все безразлично? Когда мы уйдем от узкопрофессиональных интересов: чем больше привлечем людей к уголовной ответственности, значит мы работаем, не зря хлеб едим, востребованы. Когда уйдем от принципов «чем хуже, тем лучше».

Может примеры с Кавказскими Республиками и не совсем удачны. Но я их привел в контексте того, что лидеры малых народов России более трепетно относятся к судьбе своих жителей, чем мы русские к себе, чиновничьим языком – титульной нации.

Почему я могу об этом говорить? Потому что я дитя этой систем, сам все это прошел. После разделения законодателем функций следствия и надзора, у меня появилась возможность посмотреть на происходящее со стороны и сказать об этом вслух. Скажу больше, в 2009 г. прокуратура РО поставила серьезный барьер искусственной криминализации населения в РО, мы искоренили практику незаконного возбуждения уголовных дел, в т.ч. и по этим составам преступлений. Нашли понимание и поддержку руководства Ростовского областного суда и некоторых коллег из правоохранительных органов. Свои анализы, обобщения и предложения направили в Генеральную прокуратуру РФ.

Я не претендую на истину, знаю, что вызову негативную реакцию со стороны некоторых коллег из правоохранительного блока и в т.ч. прокуратуры.

Прошу воспринимать эту тему, как мои мысли вслух.                       

Валерий Кузнецов (prokuror-rostov.livejournal.com)











Lentainform