16+

«Из Достоевского сделали сексуального маньяка вроде Стросс-Кана»

06/06/2011

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Телевизионные впечатления недели в законченную картину не сложились, телепродукт бежал с экрана несколькими независимыми потоками, по смыслу резко противоречившими друг другу. Первый поток можно назвать «Идеальное состояние», второй – «Проблемы есть, но они решаются», но есть и поток «Всё плохо, а будет еще хуже», есть поток «Однова живем!», есть поток сериалов, песен, передач про искусство (на отчетной неделе было несколько передач про Олега Даля) и т.д.


                     Когда я начинаю соединять в своем сознании все это вместе, состояние устанавливается почти шизофреническое.

Лично меня как обозревателя больше привлекает телепоток «Всё плохо…». И тут я должен выделить три темы, которые предметно и наглядно раскрывают нашу реальность: беседа С. Кучера с Алексеем Навальным на канале «Совершенно секретно» 28 мая, затем сюжет, прошедший на многих каналах, – об избиении журналистов в какой-то московской «Пятерочке» и, наконец, коррупционный скандал в липецком авиацентре, который был вызван признанием старшего лейтенанта И. Сулима.

Беседа с Навальным, основателем сайта «РосПил», – это для нашего ТВ явление уникальное, поэтому передачу подготовил маргинальный кабельный канал. Передача не была заявлена в телепрограмме, обычных для канала повторов таких бесед я тоже не обнаружил. Естественно, речь шла о краже денег «Транснефтью», но интереснее в рассказе Навального был сюжет о сборе средств для его сайта. Он объявил, граждане деньги стали присылать, а власти запаниковали. Потому что возник самый опасный для власти прецедент – опыт самоорганизации граждан, подтверждающих свое недовольство денежным взносом. Этот опыт ждет применения в Петербурге: давно нужен Навальный с сайтом и народной финансовой поддержкой для защиты Петербурга от уничтожения. Такой институт мог бы добиться многого. Ни на что иное надежды нет, потому что, кроме «эффекта Навального», власти ничего не боятся.

Об избиении журналистов в «Пятерочке» хочу сказать только одно: ТВ «забыло», что вообще-то для проверки магазинов есть не только журналисты-добровольцы, а специально обученные люди, т.е. Роспотребнадзор, объявляющийся обычно только для того, чтобы запретить что-либо иностранное: от вина с повышенным содержанием Грузии до испанских огурцов-убийц. Я все ждал, что ТВ обратит внимание на эту ксенофобию Роспотребнадзора и уличит его в преступном бездействии, но патриотизм, видимо, не позволил. «Кошмарить» Роспотребнадзору сетевые магазины, вероятно, запрещено. Так что и этот сюжет содержал глубокий социальный смысл. Ради обогащения богатых население будет есть отраву.

Третий сюжет – Липецк. Премию офицерам дают, потом частично забирают, по форме это явный «откат» или поборы с офицеров, что по сути – осталось неясным. Потому что военное начальство тут же стало пояснять, что капиталистическая система премирования лучших и избранных то ли в нашей армии не прижилась, то ли уже прогнила, едва начавшись. Ибо уравниловка – залог боевой дружбы и взаимовыручки, и офицеры обязаны сдавать премии в своего рода «общаки» по образцу криминальных. Мне это показалось очень характерным. Не важно, что нет окончательной ясности, то ли это коррупция, то ли восстановление справедливости, то ли компенсация негативных последствий военной реформы, проводимой без понимания специфики армии. Видимо, всего понемногу, а это и есть наша жизнь, в которой справедливость можно обеспечить только незаконно.

Так что за любой из этих историй стоит жизнь во всем своем многообразии.
И последний сюжет, который образовался из сопоставления двух сериалов: «Достоевского» и «Бригады». Предыдущий телесмотрящий высоко оценил в «Достоевском» игру актеров и режиссуру, я бы высказался гораздо сдержаннее.

Разумеется, сценарий примитивен, поскольку личность Достоевского постарались восстановить по его романам, из чего и вывелся сексуальный маньяк вроде Стросс-Кана, да еще и шпарящий почвенническими цитатами из публицистики Достоевского. Но не надо думать, что Достоевский был таким козлом и описал себя и в Ставрогине, и в Раскольникове. К тому же Миронов перепутал Достоевского с Солженицыным и точно воспроизвел сипло-удавленный голос старого Солженицына и его манеру держаться.

Получилась среднее арифметическое из двух писателей. Не говоря уже о том, что вышли очень уж современными Мария Исаева и Аполлинария Суслова… А главное, весь антураж какой-то неуклюже картонный, павильонный, ненатуральный, халтурный.
Я все это к тому, что «Достоевский» вызвал серьезные упреки в неумении воспроизвести XIX век. Далеко это все от нас, непонятно… А вот «Бригада», которая шла поначалу сразу после «Достоевского», а теперь идет соло, таких упреков ни раньше не вызывала, ни сейчас. Абсолютная достоверность, идеальные актерские работы, лучшая роль С. Безрукова, классика жанра гангстерской саги. Видимо, потому, что современный человек по натуре криминальный?   

И тут вспоминается М. Жванецкий и его старый рассказ «Трудности кино». «Очень большие трудности у киношников. Самые большие, жуткие трудности у киношников. Прямо не знаешь. Требования к достоверности возросли, а танков старых нет, маузеров мало. Фрак народ носить разучился. Хамство и грубость в Сибири как раз получается ничего, а образование в Петербурге не идет пока. Аристократизм в Петербурге пока не идет. Если герой просто сидит – еще ничего, а как рот откроет – так пока не идет». 
Гангстеры получаются отлично, а Достоевский не идет. Менталитет уже не тот, и даже лучшим актерам его не сымитировать.                     

ранее:

«Сурков смотрел на Медведева по-отечески и гордился своим проектом»
«Психопат, ищущий признания» – именно такие люди требуются нашему ТВ
Самые смешные передачи на отечественном ТВ
В историю массовых психозов вписана еще одна яркая страница
В стране происходит модернизация стабилизации
Пугачева временами напоминала Матвиенко
«Станица Кущёвская – она везде, где копнешь глубже, чем на пять сантиметров»











Lentainform