16+

Какие звери выживут в новом петербургском зоопарке?

08/06/2011

Какие звери выживут в новом петербургском зоопарке?

Петербургские зоологи: президент зоологического общества Наталья Гергилевич, президент Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей Арчил Дондуа, академик РАН Сергей Инге-Вечтомов и профессор биолого-почвенного факультета СПбГУ Елена Коваленко написали письмо премьеру Путину и губернатору Матвиенко. В нем они настоятельно просят отказаться от идеи построить новый зоопарк в Юнтолове.


                  При этом ученые одобряют идею создать зоопарк в условиях, приближенных к природной среде обитания и без решеток. Претензии – к месторасположению. Болотистое место –сколько бы ни было вложено денег в его осушение – не отвечает требованиям для проживания экзотических зверей и птиц. Один из авторов письма, Наталья Гергилевич, рассказала «Городу» об основных проблемах будущего зоопарка «Юнтолово».

- К концепции зоопарка у вас нет претензий?
– Сначала для зоопарка была запланирована территория в 300 га, Но затем, с учетом всех буферных зон, мест, где невозможно строительство или растут охраняемые болотные растения, экспозиционная зона зоопарка сократилась в десять раз, до 26 га. Это значит, что опять мы будем иметь не зоопарк, и даже не зоосад, а модернизированный зверинец. Запланированная коллекция животных, которую подбирали, для которой писали свои концепции еще в 90-х годах, не состоится. Скажем, сделают обещанные «материки», но маленькие. И в своих «ареалах» будут жить животные, но не семействами: группа слонов или жирафов, а по одному или по паре. Потому что места мало. Или откажутся от идеи с материками, и у нас будет просто закуток с хищниками, закуток с копытными. Рядом, в соседних вольерах окажутся африканский лев, индийский тигр, южноамериканский ягуар. И дети будут смотреть и думать, что все эти животные и правда живут по соседству. Заметьте, ни в одном приличном зоопарке не живут рядом белые медведи и пингвины, хотя, казалось бы, условия требуются одинаковые. В Ленинградском зоопарке белым медведям живется вроде бы неплохо, они и размножаются охотно. Но так думаешь, пока не увидишь медвежат, когда они наконец выбираются на свет из берлоги, где они родились и росли 3 – 4 месяца. Что-то желтое, замызганное, страшное, если сравнивать с медвежатами из других европейских зоопарков.

– Они, наверное, из-за невской воды желтые?

– Настоящий белый медведь всегда чуть-чуть желтоватый. А наши приобретают такой цвет не из-за воды, а из-за того, что часто не имеют возможности в ней купаться.

- Французские архитекторы из бюро «ТН Плюс» и «Бекманн Нтеп» уже презентовали проект юнтоловского зоопарка. Там будут шесть островов. Вы его видели?
– Это, конечно, интересный проект, который учел и зоогеографический принцип размещения экспозиций, и разнообразие коллекции. Однако по многим причинам он не выполним на этой территории. Там, например, нет даже ограждения зоопарка и его экспозиционной зоны. Острова ведь зимой превратятся в сплошное пространство. Поэтому он сейчас «адаптируется» к той части  территории, которая осталась для экспозиционной части, а это именно 26 га. От островов уже отказались, сокращается коллекция и размеры вольеров и выгулов.

– И все равно 300 гектар – это, наверно, чересчур много?

– Мы в своей концепции ориентировались на лучшие европейские зоопарки. Как это важно в зоопарке создавать оптимальные условия для диких животных. Многим из них для нормального существования необходимы большие пространства, даже если это не слоны, носороги или африканские копытные. Тигры, если не проходят в день положенные им километры, часто заболевают «тигровой болезнью», перестают усваивать пищу и быстро погибают. Настоящий зоопарк тем отличается от зверинца, что это еще и просветительское, и научное, и природоохранное заведение. Зоопарки принимают участие в сохранении исчезающих видов, а значит, у каждого звериного семейства должна быть заповедная зона, где они смогут размножаться и прятать малышей. Будут ли такие зоны в Юнтоловском? Будут ли там зоны для отдыха, ведь во всех странах зоопарк – это место, где не только смотрят на зверей, но гуляют с детьми, развлекаются, смотрят «звериные» шоу. Но главная опасность, конечно, в юнтоловском микроклимате. Человекообразные обезьяны в нашем климате вообще очень плохо живут – они, как и люди, болеют туберкулезом. Каково им будет жить рядом с болотом? Разве у болот строят санатории?

- А какие еще животные болеют?
– Из-за холодных ветров, туманов и повышенной влажности – жирафы, слоны, саванные антилопы и другие копытные. И многие крупные степные птицы. Некоторые звери любят влажность, но жаркую, тропическую. Но не только в туберкулезе дело. Для всех пустынных и саванных животных, даже таких выносливых как верблюды, проживание в болотистом месте станет трагедией. Вы знаете, что для манулов, например, имеет значение даже, в каком углу зоопарка их разместят? Если в сыром – они будут жить, даже размножаться, но рожденные малыши живут совсем недолго, к сожалению. А если к болотному микроклимату прибавить Западный скоростной диаметр, который планируется провести чуть ли не по самому зоопарку. И защита зоопарка от нее практически не предусматривается. Легко представить, где окажутся ядовитые выбросы. Животные – не люди, они не могут каждый год ездить куда-то отдыхать. Они будут дышать этим всю жизнь.

– А чем опасно соседство Юнтоловского заказника с его птицами? Дикие гуси будут отбирать еду у зоопарковских павлинов?

– Мы элементарно рискуем потерять все птичье поголовье зоопарка. Перелетные птицы переносят болезни. А зоопарк – место, которое само было всегда местом их отдыха. Оно может показаться им более удобным, чем заказник, так как здесь будут еще и корма. В наших зоопарках строгие ветеринарные правила, так что стоит появиться одной зараженной птице, как встанет вопрос обо всей экспозиции. Впрочем, эта же опасность угрожает и другой территории, на которой раньше планировалось поместить зоопарк. Я имею в виду лесопарк между Ольгином и Лисьим Носом.

- В Ольгине было бы лучше?
– Без сомнения, лучше, чем в Юнтолове. Однако есть еще места, где было бы еще лучше. Впервые идея о переносе Ленинградского зоопарка, тогда Петербургского зоосада, на большую территорию появилась в XIX веке. Тогда выбрали Удельный парк. Было предпринято несколько попыток – в 1934 году при Кирове, например, или перед войной в 1940 году. Сейчас его основательно порезали, так что для зоопарка места не осталось. В 90-е годы проектированием будущего зоопарка и выбором места занимался известный петербургский архитектор Виктор Заварин. Он исследовал около 80 участков. Тогда-то и выбрали Юнтоловский участок как подходящий по карте, не учитывая его особенностей. В 90-е годы выяснилось, что строительство потребует огромных средств для подготовки территории. Поэтому была подобрана другая территория, уже намытая, но поменьше, в том же Приморском районе, но южнее. Сейчас она уже застроена жилыми домами. И жалеть об этом, пожалуй, и не следует, так как она была меньше, лишена растительности и также расположена прямо на путях пролета тысяч диких птиц. В 2005 году, согласно Генплану, зоопарку отдали территорию в районе платформы Морская в Ольгинском лесопарке, так же как и в Генеральном плане Ленинграда 1966 года. Там еще несколько десятилетий назад велась подготовка к этому строительству. Платформа Морская Сестрорецкой железнодорожной ветки, которую сейчас поезда проходят без остановки, строилась специально для будущего зоопарка.

– В какой момент произошла замена Ольгина на Лахту?

– Кажется, примерно тогда, когда будущим зоопарком заинтересовался премьер Путин. Вот что нас смущает больше всего: что не были приняты во внимание возражения и обоснования петербургских ученых, экологов, орнитологов, ботаников и работников зоопарка. Решение о выборе места принимало правительство города, строители и чиновники, причем, как мы недавно узнали, на основании заключений директоров Московского и некоторых иноземных зоопарков. Наших экспертов не пригласили к совместному обсуждению, как раз потому, что они были с этим вариантом не согласны. Не пригласили даже членов Научно-экспертного совета по проблемам содержания и экспонирования животных Ленинградского зоопарка при Комитете по культуре. Совет был создан в соответствии с постановлением правительства Санкт-Петербурга от 27 июля 2005 года и возглавлен академиком РАН и директором Зоологического общества Александром Алимовым. Другие эксперты – зарубежные директора зоопарков, как нам кажется, видели эти площадки только на карте. Возможно, экспертам сказали: есть два почти одинаковых участка, но один из них (в Лахте) ближе к центру, к нему удобней подъехать. Это и решило дело. Кроме того, и в настоящее время идут изменения проекта и подгонка его к очень плохой местности, но все делается тайно, и невозможно ознакомиться с тем, как и что делается. Ясно одно – на этом месте невозможно построить даже не слишком большой современный зоопарк, да еще к 2014 году. Сама дата окончания строительства говорит о нереальности этого предприятия. Зато средства уйдут.

- Сейчас запланирована смета в 10 миллиардов рублей: это только на строительство, а не на покупку зверей. Значит, уложиться в нее невозможно?
– Объем работ очень большой. Сейчас там ввяжутся в работу по осушению и подготовке грунтов, потом начнут строить, потом спохватятся, но будет уже поздно. Кроме того, наши эксперты почти не сомневаются, что как только появится новый зоопарк – плохой ли, хороший ли, старый будет постепенно изживаться с Петроградской стороны, пока не сгинет окончательно. Чиновники, может быть, уже сейчас рассудили, что два зоопарка городу не нужны, а землю у метро «Горьковская» можно употребить с большей выгодой. Мы же настаиваем на создании единого Петербургского зоопарка на двух площадках.                         

Нина АСТАФЬЕВА











Lentainform