16+

Почему английский язык богаче русского

09/06/2011

Почему английский язык богаче русского

Языки, на которых говорят люди, ученые изучают давно, но точных ответов на многие вопросы по-прежнему нет. Известны теории, по которым множество языков произошли от русского, но специалисты считают это ерундой. Что изучают серьезные лингвисты, Online812 рассказал участник ежегодного Фестиваля языков в Петербурге, специализирующийся на проблемах общего языкознания из университета «Украина» (Киев) Артем ФЕДОРИНЧИК.


               – Новозеладский ученый Квентин Аткинсон сумел найти прародину всех существующих в мире языков в Юго-Восточной Африке, опираясь на фонемный состав языков. Это настоящее открытие?
– Приложив лжеусилия, доказать можно что угодно: например, что все языки произошли от русского. Только это будет ненаучно.
На данном этапе развития языки фонетически очень разные. Например, во многих языках Полинезии всего 5 гласных и полтора десятка согласных. А в абхазском – 3 гласных и – в зависимости от диалекта – около 60 согласных. К тому же слышать мы можем только современные языки, а древние – разве что увидеть. Вот мы говорим, что был в Египте бог Ра, а на самом деле его имя могло звучать как Ри или как-то еще. Более того, любая письменность появилась намного позже, чем люди начали говорить, и как они говорили изначально, мы можем только предполагать.
В истории языка все строится на гипотезах, очень сложно что-то доказать. Но при построении гипотез нужно учитывать много разных факторов. Например, была гипотеза о том, что там, где язык возник изначально, он изменялся меньше, чем на периферии. Но возьмем, например, Великобританию и Исландию: у Исландии всегда было меньше контактов с внешним миром, поэтому исландский язык более архаичен, в то время как англичане географически ближе к прагерманскому языку, однако их язык претерпел довольно значительные изменения.

- Когда появился язык – это-то известно?
– На эту тему существует две основные гипотезы. Согласно гипотезе моногенеза, которой придерживался Сергей Старостин, язык возник около 100 тысяч лет назад в Африке. Гипотеза полигенеза утверждает, что языки возникли на нескольких территориях независимо друг от друга. Однако за давностью лет доказать ту или другую из них практически невозможно.

- Это связано с теориями возникновения человека? Там тоже есть теории моно- и полигенеза.
– В общем-то, да. Хотя здесь споров меньше: почти все ученые сходятся на том, что первые люди вышли из Восточной Африки, оттуда, где сейчас территория Сомали. Другой вопрос – когда у них появился язык: до или после начала расселения. Есть версия, что еще у неандертальцев были зачатки языка, а у кроманьонцев он эволюционировал. 

- Сколько сейчас насчитывается языков?
– Это вопрос довольно сложный, потому что не всегда можно провести грань между языком и диалектом. К тому же теоретически может оказаться, что где-то в джунглях Амазонии или в Гималаях сидит доселе неизвестное племя. Кроме того, число языков непрерывно уменьшается, потому что вымирают их носители. Но вообще на данный момент на Земле насчитывают от 5 до 7 тысяч языков.

- Всегда понятно: вот это язык, а это – диалект?
– Считается, что русский язык един, а диалектов в нем много. Между тем нидерландский язык можно считать диалектом немецкого, но мы называем его языком: есть ведь такая страна, Нидерланды, – значит, должен быть и язык. В Индии сложно понять, где кончается один язык и начинается другой: в каждом селе говорят чуть-чуть иначе, чем их соседи, но на краях такого континуума люди попросту не поймут друг друга.

– Известно, в какой момент диалект превращается в язык?

– Когда племена разделялись, то в каждом новом племени постепенно появлялись новые слова и конструкции: кто-то сказал что-то не так, новшество прижилось. В какой-то момент количество переходило в качество и возникал другой язык. Хотя появление языка из диалекта – это, опять же, вопрос скорее политический.

- А произношение в русском языке: оканье, аканье – это откуда пошло?
– Когда создавалась первая письменность, логично предположить, что всё записывали «как есть». А потом произношение стало меняться. Например, «о» – это губной звук. В некоторых регионах вытяжка губ вперед стала ослабевать, и люди начали «акать». То же самое с русским и украинским «г»: произносить легче украинское, потому что более плавный переход получается, нужно меньше усилий. Русский «г» – взрывной согласный, а такие согласные меньше всего похожи на гласные.

- А пиджин – это язык?
– В некотором роде. Пиджин возникает, если два народа друг друга не понимают, но им нужно о чем-то договориться. Известный пример – руссенорск, язык общения русских и норвежских рыбаков, который включал в себя примерно одинаковое количество русских и норвежских слов (всего их было около 200). Пиджин – язык достаточно примитивный, но в некоторых случаях он может вырасти до полноценного – креоля. Так возник ток-писин, государственный язык Папуа – Новой Гвинеи. Гаитянский креоль появился, когда на Гаити властвовала Франция: для привезенных из Африки рабов французский был слишком сложным. Поэтому сегодня на Гаити два официальных языка: французский и гаитянский креоль, при этом креолем владеют все, а французским – лишь верхи общества.

– Появляются ли в наше время новые языки?

– В принципе, такая возможность не исключена, но для этого нужно выполнить ряд условий. Например, желательно, чтобы их носители жили изолированно. Сейчас это почти невозможно: очень сильно мешает иинформационная среда вокруг нас, ввиду чего гораздо вероятнее исчезновение уже существующих языков. Самый известный случай появления нового (и то с оговоркой) языка в сравнительно недавнем прошлом – это случай с ивритом, который был сознательно создан на базе древнееврейского. В нем появились новые слова, плюс приезжавшие в Израиль со всего мира люди в процессе пользования языком несколько изменили грамматику. Однако и в этом случае мы имеем дело не с созданием языка с нуля.

– Как лингвисты делят языки на группы?

– Традиционная, самая часто используемая классификация – генеалогическая, она возводит языки к общему предку, объединяя их в группы. В славянскую группу, например, входят русский, белорусский, украинский: их сходство достаточно очевидно. На следующем уровне эти группы объединяются в языковые семьи. Сходство языков определяется на уровне морфем: скажем, несмотря на внешнюю непохожесть русского и английского языков, схожесть слов «three» и «три» заметна невооруженным глазом. Когда ученые стали замечать такие совпадения, языки начали объединять в группы и семьи, и на данный момент языковых семей насчитывается около 300. Наиболее многочисленной является наша семья, индоевропейская.
Вторая классификация – типологическая: по признакам того, как ведут себя отдельные элементы языка. Так, по этой классификации английский близок к китайскому: нет падежей, строгий порядок слов и так далее.

- Раз есть индоевропейская семья – значит, был и индоевропейский язык.
– Был. Однако где была родина индоевропейцев, мы наверняка сказать не можем. Одна из версий гласит, что это была Малая Азия, территория современного Курдистана. Этот язык предположительно существовал около 10 тысяч лет назад, письменных памятников того времени у нас нет.

- Его можно восстановить?
– Можно, и он в какой-то степени восстановлен. Первым эту задачу попробовал решить немецкий ученый Франц Бопп.

- А другие праязыки?
– С индоевропейским праязыком ситуация более-менее хорошая, а вот с другими семьями хуже: в основном потому, что у многих из них письменность появилась намного позже, а некоторые языки вообще остаются бесписьменными до сих пор. Например, австралийский праязык тоже реконструируется, но достаточно условно, так как мы можем черпать данные только из тех языков, которые существуют на данный момент. Особая ситуация с китайским языком: письменность-то у него довольно древняя, но иероглифическая, а иероглифы не дают прямых указаний на то, как то или иное слово могло произноситься в древности. Звукобуквенная письменность в этом смысле намного информативнее.

- Как определить, являются ли два языка родственными?
– Существует определенный набор базовой лексики. Базовая лексика включает слова, которые, как правило, не заимствуются, а возникают самостоятельно: слова типа «рука», «нога», «мать», «отец», «нести», «брать». Если мы посмотрим на слово «дочь» в английском и немецком, то слова очень похожи: «daughter» и «Tochter». Также редко заимствуются числительные. Почти никогда – местоимения. Базовая лексика очень медленно замещается другими словами.
Существуют разные списки базовой лексики, самые известный из них – стословный список Морриса Сводеша. Чтобы определить, являются ли два языка родственными, нужно сравнить в них разные пласты базовой лексики. Правда, нужно смотреть не только на лексику, но и на грамматику: вряд ли два родственных языка настолько изменились, чтобы грамматика сильно отличалась. Есть такой язык в горах Пальмира в Пакистане, бурушаски. На нем «я» будет ja, а «ты» будет ti. Но все остальное: и лексика, и грамматика – на русский язык уже никак не похоже.

- Есть языки, не включенные ни в какие группы?
– Это языки-изоляты. Пример – тот же бурушаски. Некоторые общие черты с языками-соседями у него есть, но весьма эпизодические. Наверняка были у него и родственники, просто нам о них не известно. В Японии есть язык айну: он считается изолятом, потому что родственные ему языки давно вымерли. Этот язык тоже находится на грани вымирания: на нем говорят около 150 человек.

– Угроза вымирания всегда стояла перед языками и диалектами?

– Нет, не всегда. Среди прочих в массовом вымирании языков «виноват», например, Попов – изобретатель радио. Раньше пока доскачешь на лошади от Москвы до Петербурга – столько времени пройдет! А сегодня все смотрят одно и то же телевидение, одно и то же радио слушают. Чем больше роль СМИ в жизни людей, тем сильнее тенденция к унификации. Посмотрите на Южную Америку: Мексика и Аргентина находятся очень далеко друг от друга, но их версии испанского языка очень и очень похожи.

- Можно защитить от вымирания малые языки?
– В этом вопросе мы резко отличаемся от Европы: там носители не только малых языков, но и диалектов, как правило, очень любят свои языки и борются за их сохранение. В Норвегии, например, нет такого жесткого нормирования языка, как в России. Я имею в виду, что здесь на телевидении и радио есть один стандарт, всех гребут под одну гребенку: дикторов учат говорить правильно. В Норвегии такого нет: все говорят так, как говорят, нет такого, что кто-то относится к провинциалам свысока. Похожая ситуация и в Австрии, Германии, Швейцарии.

- Можно одни языки считать более развитыми, чем другие?
– Можно, хотя все относительно. Например, в языке аборигенов Австралии многих привычных нам слов нет, потому что их носителям они не нужны: у них же не было космических кораблей, подводных лодок, компьютеров. Поэтому «подводная лодка» на их языке может звучать примерно так: «железное существо, которое живет под водой». Теоретически нет препятствий, чтобы на эти языки перевести, скажем, Библию – вопрос в том, какой она будет по объему, если одно понятие надо описывать десятью словами! С другой стороны, часто в других языках есть слова, которых нет у нас: скажем, у якутов много наименований для разных видов снега, в то время как в некоторых языках Африки снег и лед одним словом называют, имея в виду что-то холодное: не нужна им такая уж дробная классификация, если они с этими явлениеми почти никогда не сталкиваются.
В каком-то смысле можно даже сказать, что английский язык богаче русского: терминологическая база у него просто колоссальная. С другой стороны, мы по-русски говорим: «Я спою», «Я попел», – а на английском это будет: «I will sing» и «I sang a little bit». Первейший показатель богатства языка – возможность лаконично выразить ту или иную мысль.                          

Анастасия ДМИТРИЕВА


Для удачного продвижения по карьерной лестнице вам необходимо хорошее знание иностранного языка? Специально для вас английский язык для взрослых. На сайте www.e-english.ru онлайн занятия с квалифицированными репетиторами. Ваша карьера – в ваших руках.











Lentainform