16+

«Мы им разрешим овощи, а они нам безвизовый въезд»

15/06/2011

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Санитарный врач Онищенко запретили ввозить огурцы и прочие овощи из Евросоюза в Россию. А фрукты не запретил, но не в них дело. ЕС оскорбился, стал говорить, что надо запрещать конкретных опасных производителей, а не косить всех под одну гребенку, но Россия пока непреклонна.


                    Это новое слово в отношениях России с миром. Потому что раньше запреты не были столь масштабны – запрещали мясо из Польши, воду из Грузии, шпроты из Латвии, вино из Молдавии, детективов из Скотланд-Ярда.

То есть всегда было понятно, за что должна пострадать та или другая страна. А если кому было непонятно, ТВ доходчиво разъясняло.

А в истории с овощами не до конца понятно, за что должны пострадать не конкретные нехорошие страны, а вся Европа целиком. ТВ объясняет про бактерии. И вроде все понятно – никакой политики. Но куда же без нее. Поэтому версии.

Версия первая – официальная. Европейские овощи вредны для употребления народом нашей страны из-за своих низких потребительских качеств. Поверить в это аргументированное объяснение раньше мешало только то, что низкие потребительские качества продуктов обнаруживались властями в момент наивысшего напряжения в отношениях между Россией и теми странами, что производили эти вредные продукты. И только случай с овощами может опровергнуть политические основания предыдущих запретов. Может, для этого овощи и запретили.

Версия вторая – обида. Мы запрещали тогда, когда обижались. Почему мы обижались – понятно. Это еще Ницше разъяснил. Обида возникает, если равный тебе смотрит на тебя как на низшего. Применив это объяснение к случаю с овощами, получится, что раньше мы обижались на единичные страны, а теперь обиделись на всю Европу.

Версия третья – ритуал. Конфуций считал, что ритуал – это единственное, что может спасти цивилизации и нравы от краха. Наши мудрые правители, читавшие Конфуция (он к тому же и написал немного), считают, что ритуал в отношении России не соблюдается, и не хотят иметь дело с теми, кто ритуала не понимает.

То есть эта версия похожа на предыдущую, но сложнее, поскольку, что такое ритуал, Конфуций не очень внятно объяснил. Только сказал, что нельзя делать ничего, что ритуалу не соответствует, а про сущность ритуалов сообщил, что простую церемонию надо сделать бережливой, а похороны скорбящими.

То есть понимание ритуалов сложная для понимания штука. И ясно, что мы запросто могли заподозрить европейских руководителей в незнании сущности ритуала. И как, спрашивается, после этого покупать у них овощи?

Версия четвертая – торговая. Все эти запреты никакого философского смысла не имеют. Это просто торговля: мы им разрешим овощи, а они нам безвизовый въезд.
Хороший рыночный принцип. И хорошо, что мы осваиваем правила торговли – еще немного, и нас точно примут в ВТО. Практически этому посвящена одна восточная притча.

Мулла Насреддин играл в карты со своей собакой. Это увидели прохожие и очень удивились.
– Какой у тебя мудрый пес, – сказали они мулле.
– Не такой уж он и мудрый, – ответил Насреддин, – когда у него хорошие карты, он виляет хвостом, а когда плохие – скалит зубы.                       

ранее:

О чем можно и о чем нельзя говорить с начальником
Кошки или мыши. Чья карма лучше?
«Народ, говоря социологам, что страна идет не туда, страшно расстраивается»
«Население России находится где-то между XVII и XXI веком»
 Все россияне следят за сериалом – «Богатые плачут, а президенты никогда»
Как отличить настоящего лидера от ненастоящего








Lentainform