16+

«Оказывается, журнал «Медведь» был оплотом свободы. Мне стало страшно!»

16/06/2011

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Суть происходившего в сети на минувшей неделе короче всех подытожил мой любимый блогер Иван Давыдов: «Была, оказывается, такая газета - "Известия", и ее, похоже, все читали, раз так напряженно переживают конфликт внутри коллектива. Ну надо же».


                  Действительно. Лично я газету «Известия» в последний раз видела году в 82-м – на ней обедали во время вылазок на природу. Возможно, конечно, дело в возрасте. Когда я доросла до чтения газет, институт подписки (вместе с почтовыми ящиками) пришел в негодность, и по части периодической печати сталкиваться в основном приходилось с народным изданием «Из рук в руки». Так что с 82-го года я газету «Известия» не видела. А человека, ее читающего, я не видела никогда.

Поэтому сетевые рассуждения про уникальный трудовой коллектив «Известий», разрушенный новым менеджером, я читала как роман. Во всех отчетах о реформировании редакции упоминался почему-то глобус, который уходящие в новую жизнь сотрудники забрали с собой. Под конец я готова была даже признать, что глобус – абсолютно необходимый рабочий инструмент журналиста в эпоху Google maps. Еще одна замечательная деталь выяснилась из интервью с новым издателем «Известий» Арамом Габреляновым, которое появилось на «Слоне»: в редакции газеты «Известия», оказывается, была подредакция, которая издавала газету «Известинец» для редакции газеты «Известия». Это окончательно примирило меня с общесетевым трауром.

Действительно, с утратой «Известинца» мир много потерял в своем многообразии.
Собственно, основной сантимент к этому и сводился: после «символического переезда» с Пушкинской площади, где редакция находилась с 1926 года, мы-де лишились издания, тесно связанного с историей страны. Тут уж впору сказать, перефразируя Евгения Замятина, что единственное будущее этой страны – это ее прошлое, только вот пугающе точный диагноз получается.

Но «Известиями» дело не ограничилось. Несколькими днями позже сеть начала обсуждать конец другого бумажного издания – журнала «Медведь». В отличие от «Известий», «Медведя» я не видела никогда. Но зато я знаю немало людей, которые туда писали. Всех их объединяло желание писать куда-нибудь в другое место, а не в «Медведя», но других мест, где платили бы внятные деньги, или не было, или на всех не хватало. И вот этот «Медведь»-кормилец закрылся.

Реакция либеральной общественности не заставила себя ждать: «Это, господа, зачистка уже не политическая, а социокультурная. Это гораздо серьезнее и хуже, чем может показаться с первого взгляда. Закрывается журнал, представлявший субкультуру российских плейбоев. Пусть смешных и напоминавших Журдена, пусть нуворишей. Но все же тех, кто сам себе хозяин. А они для крошки Цахеса и его медвежонка люди неприятные и подозрительные», – написал Дмитрий Шушарин в ЖЖ. И мне опять стало не по себе. Оказывается, все эти годы последним оплотом, противостоявшим тандему, была субкультура российских плейбоев с «Медведем» в качестве глянцевого рупора. Как страшно жить! – подумала я.

С жизнью меня примирили петербургские «Вести» на телеканале «Россия». По телевизору я их, конечно, не видела. Но они тут же появились на youtube в виде клипа под заголовком «Дурь на огороде, дурь в голове» (так и ищите). Почти трехминутный сюжет посвящен легендарной девушке Ире – подруге Башлачева, Федора Чистякова и вообще героине многих романов и музыкально-поэтических произведений конца 80-х. Так вот пока редакция «Известий» пребывала в своем здании на Пушкинской площади, обеспечивая непрерывность национальной истории, а читатели «Медведя» охраняли последний островок свободы в стране победившего тандема, девушка Ира тихо растила у себя на даче в Комарове марихуану – пока к ней не пришел Госнаркоконтроль (о чем, собственно, и сюжет). Должна признаться, он меня обнадежил. А то я уже было испугалась, что мир и в самом деле наполнен читателями «Известий» и «Медведя», а обычные люди, со своими трудами и заботами, существуют где-то на другой планете. Нет, все в порядке, настоящие индейцы по-прежнему в Комарове.                        

ранее:

Что нужно, чтобы я стала участницей гей-парада
Особенности российского нейминга
«Где в наших торжествах кончается реальность и начинается бред?»
Министр Голикова вдохнула поглубже и… ответила
Огламуренному народу нужна огламуренная пропаганда
ЖЖ – это не площадка для свободных дискуссий
Кто в России задает передовые стандарты потребления?








Lentainform