Версия для печати
Рубрика: ЮЛИЯ МИНУТИНА

Зачем на ЕГЭ спрашивают, как звали лошадь Вронского?

17/06/2011

Когда я начала работать в школе, система ЕГЭ уже была введена. На сегодняшний день у меня самый старший девятый класс, который сдает экзамены в старой форме. Однако в частной практике я имею неплохой опыт подготовки школьников к единому государственному экзамену.

                  Не могу сказать, является ли ЕГЭ однозначным злом или нет. На мой взгляд, абсолютно неправильно проводить его по двум предметам – литературе и истории. В остальных случаях это скорее допустимо.

Да, на ЕГЭ нужно «дрессировать», по-другому не получается. Возможно, ребенок из специализированной гуманитарной школы сможет без особой подготовки сдать русский язык и литературу на четыре, а то и на пять, но для других требуется особый навык решения этих тестов. Когда начинать готовиться, зависит от уровня ученика и его запросов на итоговый балл. Если идет речь о том, чтобы просто научиться работать по этой системе – достаточно двух месяцев. Но очень часто требуется поднимать знания, которые были получены несколько лет назад, в 5-6 классах, и на это уходит какое-то время. Мне не доводилось работать с совсем слабыми ребятами, чаще репетиторов нанимают тогда, когда нужен высокий балл. Например, в свое время я готовила мальчика к поступлению на звукорежиссера, а там требовались хорошие оценки и по русскому, и по литературе.  Он очень старался, и результат был более чем достаточный.

В принципе, задания в тестах бывают довольно дурацкие. Большой недостаток ЕГЭ – это спорные и неоднозначные вопросы. Обычно такое встречается в разделе пунктуация, где многое зависит от интонации и прочтения. Решений может быть несколько, и приходится гадать, какой из двух правильных ответов подразумевали авторы. Однажды нам с учеником попалось довольно трудное предложение, и мы минут пять с ним разбирались. Под конец он в отчаянии сказал: «Ну я не понимаю, почему глагол – это подлежащее, а прилагательное – сказуемое». Просто все привыкли, что подлежащее – это существительное, а сказуемое – глагол, хотя, разумеется, на самом деле в языке все сложнее… Основы мироздания, заложенные в его голову в начальной школе, рушились. Зачем это делается, для меня загадка. Одно дело, когда с такими заданиями приходится сталкиваться абитуриентам профильных вузов, но ведь русский язык обязаны сдавать все...

Ситуация с ГИА, которое сдают в 9 классе, еще тяжелее – там идут вопросы на понимание текста, абсолютно разные по уровню сложности. Иногда ребенок просто неловко себя чувствует, потому что у него спрашивают элементарные вещи. Например, выбрать из четырех предложений одно, не имеющее никакого отношения к тексту, причем оно настолько явно выделяется, что школьник начинает путаться – неужели все может быть настолько просто? Он думает, в чем подвох, тратит на это время, может сделать ошибку. С другой стороны, усложнять тесты тоже нельзя –  ведь экзамены за 9 класс должны сдать все школьники.

В 9 и 11 классах  бывают такие вопросы типа «выберите из нескольких вариантов предложение, где есть однородные члены». В таких случаях надо внимательно читать задание – написано там «предложение» или «предложения». Уже из постановки вопроса часто становится понятно, сколько цифр надо выписать – одну или несколько. Внимательно читать задание – один из навыков, который непросто дается ребятам, но который необходим для написания ЕГЭ. Научить этому – одна из задач репетитора.

На ЕГЭ по литературе происходит примерно то же самое. Но если в русском много правил, знание которых можно проверять, хоть это и не главное, то тесты по литературе просто недопустимы. Задавать какой-то простой вопрос странно -  в чем тогда смысл экзамена? А задавать сложный, на знание текста, из серии «как звали лошадь Вронского», тоже некорректно.  Понятно, что литературоведы, которые занимаются этим периодом, не только знают, но и могут объяснить, почему так важно помнить ее имя, но что касается ученика 11 класса, то это бессмысленно. Такие вопросы не учат прочтению текста, не стимулируют внимательность – если у человека хорошая память, то он это запомнит сам по себе, даже не задумываясь. А тот, кто, может, действительно анализировал этот текст, но упускал какие-то детали, имеет куда меньше шансов на высокую оценку. Литература, даже школьная, имеет дело с произведениями искусства, а значит, с предметом, который невозможно однозначно описать. О каком тестировании в этом случае может идти речь?..

Если говорить о литературоведении как о науке, то есть вопросы теории, которые можно было бы спрашивать, но это не школьная программа! В обычных школах учат понимать смысл прочитанного, эмоционально реагировать на текст и т.д. В тесте это не проверишь. То же самое по истории, где с одной стороны тестовая форма просто напрашивается, а с другой она не может передать всю суть исторических процессов. А зазубривание дат, которые могут попасться на экзамене, как раз и отвращает от изучения этого предмета.

Не могу сказать, чего школьники боятся больше – русского или математики. Остальные предметы они выбирают сами, а здесь присутствует момент неотвратимости. С другой стороны, ребята должны знать математику и русский хоть на таком базовом уровне, пусть даже они поступают на философский или медицинский факультеты.

Я водила ребят на экзамены в другие школы. Перед тем как зайти в кабинет все страшно нервничают – ждут самых каверзных вопросов.  Прямо с экзамена дети обычно выходят уже успокоившимися и расслабленными – обычно все оказывается не так уж страшно. В это время учителя общаются между собой. Они тоже переживают, но страшно боятся сглазить, и поэтому никого не хвалят, и обсуждают других учеников, что часто бывает неприятно. Учителя вообще люди категоричные, и привыкли всем выставлять оценки. Поэтому в это время я старюсь куда-нибудь деться.

Каждый, сдававший в своей жизни экзамены знает, что он любые экзамены отражают не только знания, но и другие умения и способности. Так что однозначно говорить о том, что ЕГЭ – это источник всего зла в образовании, я бы не стала. Однозначно могу сказать, что мне в нем нравится то, что ты сдаешь только одни экзамены, а не выпускные и вступительные. Я помню свое поступление из физико-математической школы на филологический факультет университета имени Герцена. Там были совершенно разные экзамены (это, конечно, был мой выбор, и я не жалуюсь), и я понимала, что буду уже не в состоянии пройти это еще раз. Это было серьезным испытанием, без которого моя биография вполне могла обойтись. Сейчас ребята сдают один цикл экзаменов и просто рассылают свои результаты по вузам. Это дает возможность поступать сразу в несколько вузов и не оказаться «за бортом» в случае неудачи. Хотя, конечно, и сам механизм поступления по результатам ЕГЭ пока очень далек от совершенства – чего стоит изменения списка экзаменов для поступления на отдельные факультеты некоторых вузов в то время, когда ребята уже подали заявки на сдачу ЕГЭ и круг сдаваемых ими экзаменов уже жестко определен!

Если говорить о том, что эта система должна была заставить детей серьезнее подходить к учебе, то здесь ничего не поменялось. Сейчас так распространены краткие изложения произведений (по которым, кстати, значительно проще готовиться к вопросам «на знание текста») и готовые домашние задания, что тут никакое ЕГЭ не спасет. Ведь если можно купить за 30 рублей решебник и весь год ничего не делать, то от такого соблазна мало кто откажется. Я не сторонник цензуры, но такие вещи, которые обессмысливают весь процесс образования, нужно запрещать.

Бывает и так, что к нам в школу приходят родители пятиклассников и спрашивают, готовим ли мы детей к ЕГЭ уже в этом возрасте. На мой взгляд, это уже перебор. Не в оценках же счастье, главное, чтобы ребенок нашел самого себя. В процессе учебы самое важное не искалечить его психику тем, что он обязательно должен быть лучше всех. Если нет этого понимания, то любой экзамен, будь то ЕГЭ или как раньше сочинение, будет провоцировать чувство ущербности. Очень важно, чтобы ребенок мог отделять оценку себя как личности от оценки результатов своей работы. Он должен не считать себя глупым и неспособным, а понимать конкретные допущенные ошибки и знать, как их не повторить. Если в сознании укоренилось «я дурак», то он больше ничего не будет делать.

Кстати, по поводу школьницы, которая недавно «прославилась» на всю страну тем, что написала на бланке ЕГЭ «я дура», думаю, что это своего рода бравада. В среде детей важно показать себя молодцом, и если я не могу проявить себя в знаниях, то проявлю таким образом. С одной стороны, ничего хорошего, но надо относиться к этому с пониманием. Если нечего написать, можно было сдать пустой бланк, а она решила высказаться таким образом. Не берусь судить – я ее не знаю, но мне кажется, что мотив был именно таким: «Я все равно ничего не знаю – и вот вам всем, получите. Вы мне скажите, что я дура, а я и сама это знаю. Вы меня ничем не удивите и не огорчите». ЕГЭ тут совершенно не при чем, с ней на любом экзамене такое могло произойти.                     

ранее:

«В городе творятся сомнительные вещи, и никто не может на это повлиять»
«Превращаться в Бабу-Ягу, которая критикует все – неправильно»
«Хожу в КГИОП, но не понимаю, что нужно делать»
«На Невском, 68 могут инсценировать обрушение фасада»
«Я предварительно согласилась, и меня предварительно берут на работу»

Полная версия материала: http://online812.ru/2011/06/17/007/