16+

Чеченский чиновник объяснил причину удивительного феномена кавказских выборов

17/06/2011

Чеченский чиновник объяснил причину удивительного феномена кавказских выборов

Чечня — самый политически развитый регион России, если судить по формальным признакам. Явка избирателей в республике всегда превышает 90 процентов. И отдают они свои голоса самым конструктивным силам. Дело тут, по всей видимости, не в самих чеченцах, а в их руководителях.


                 Скажем, перед выборами чеченского республиканского парламента в 2008 году глава региона Рамзан Кадыров пообещал, что явка составит «не менее 100 процентов, а то и больше». И не ошибся: на участки пришло 95 процентов. И, кстати, «Единая Россия» набрала на тех выборах 88 процентов. Федеральные выборы в республике проходят с примерно более сенсационными результатами. В Госдуму в 2007 году при 99-процентной явке за партию власти проголосовали 99 процентов чеченских избирателей.

Председатель избирательной комиссии Чечни Исмаил Байханов объяснил «Соли» причину удивительного феномена кавказских выборов. А также заверил: подготовка к парламентским выборам–2011 идет полным ходом и явка будет как всегда сверхвысокой. Утверждать иное нет оснований — главный политик республики Рамзан Кадыров свое дело знает.

— На ваш взгляд, в чем специфика выборов в Чечне? Какие особенности накладывает природный ландшафт, история?
— Если честно, то сегодня я не вижу особой специфики выборов в Чеченской Республике, потому что Чечня — это такой же субъект Российской Федерации, как и все остальные. Хотя в числе особенностей избирательного процесса в Чечне могу отметить, что республиканские власти уделяют, как мне кажется, больше внимания выборам, чем это делается в других регионах. Практически любые выборы воспринимаются властью как событие государственной важности № 1. Конечно, тот период 1990-х годов, когда мы жили в хаосе, накладывает определенный отпечаток: выборы воспринимаются людьми как необходимое условие мирного поступательного развития региона. Бесспорно, в первые годы работы избирательной комиссии республики на выборах больше внимания уделяли безопасности, нежели самому процессу. Сегодня ситуация иная. На последних выборах местного самоуправления в 2009 году меры безопасности уже не отличались от других субъектов. В день выборов на участках дежурили только сотрудники милиции в парадной форме.

— Что такого особенного делают в Чечне, чтобы обеспечить высокую явку?
— Постараюсь ответить на ваш вопрос на примере конкретной избирательной кампании. На последних выборах в Шатойском районе в высокогорном селе Вашиндарой недавно проходили выборы главы поселения. Проголосовали все 266 избирателей — явка 100 процентов. Каким образом?

Во-первых, в данном, конкретном случае сработал такой действенный фактор в регионе, как сильные семейные, родовые узы: за пост главы поселения боролись три кандидата, а у каждого есть родственники, семьи, братья, сестры, жены, которых каждый кандидат приводил на выборы. В Центральной России, да и в крупных городах юга, как мы знаем, этот фактор не столь действенен.

Во-вторых, сто процентов чеченцев — люди верующие. В пятницу они посещают мечеть, а выборы всегда в воскресенье. И, как правило, на предвыборной пятничной молитве каждый имам призывает своих прихожан прийти и проголосовать. Духовная сторона очень важна для чеченцев. Мы также общаемся со старейшинами, через них проводим работу. Старейшины — уважаемые люди, к ним прислушиваются. Глава рода призывает своих родственников прийти. Одним словом, вся республика работает на выборы. К декабрьским выборам такая подготовка — через старейшин, через имамов — уже началась. Понимаете, все органы власти работают на выборы как единый часовой механизм. В правительстве создаются специальные комиссии, аналогично в районах, назначаются ответственные люди.

И, в-третьих, как говорится, последний в списке, но далеко не последний по значимости фактор — это огромная популярность и авторитет Рамзана Кадырова среди жителей республики. Изменения, произошедшие в Чечне при его руководстве, поражают воображение людей. А они верят и доверяют ему, откликаются на любой его призыв — будь то борьба против алкоголизма и наркомании или выход на субботник.

— Как ваше учреждение готовится к выборам?
— Этот же вопрос мне задают председатель Центризбиркома и глава республики во время каждой из наших бесед — будь то телефонный разговор или встреча. Что мы делаем?

Процесс подготовки к предстоящим выборам можно разделить на два основных направления: информационно-разъяснительная деятельность и организационно-правовая работа.

Главная составляющая и основа всякой избирательной системы — это избиратель, избирательная система не может функционировать без него. Избиратель — тот элемент, который вдыхает жизнь, приводит в движение весь механизм выборов. «Качество» избирателя определяется уровнем его правовой культуры и информированностью.
Работе с избирателями мы и отводим первостепенную роль, в информационно-разъяснительной деятельности задействованы практически все члены и сотрудники аппарата комиссии. Именно это направление деятельности, которую мы в нашем рабочем обиходе именуем в сокращении ИРД, и является инструментом, призванным стимулировать явку избирателей в единый день голосования.

В рамках этой работы, на наш взгляд, наиболее результативными являются встречи с избирателями и сходы граждан в поселениях, которые проводятся нами регулярно с привлечением к участию в них представителей республиканских и муниципальных властей, активистов молодежных общественных организаций (вроде патриотического клуба «Рамзан») и представителей политических партий. При этом в ходе наших бесед с избирателями мы стараемся просто и доступно наряду с основами избирательного законодательства разъяснить им и особенности избирательных технологий при выборах в Госдуму с тем, чтобы продемонстрировать, что от уровня явки в конечном итоге может зависеть и численность депутатского корпуса от республики, представленного в Думе. А это, в свою очередь, дает больше возможностей для отстаивания интересов региона на федеральном уровне.

Конечно, не все такие встречи проходят гладко, в духе единогласия, без против и воздержавшихся. Редко, но случаются и вопросы из зала типа: «А что решит мой единственный голос?» Или: «Что изменится — приду я или нет?» Поверьте, у самого закоренелого скептика не остается аргументов, когда ему отвечают: «Именно так вопрошали все мы в 1990-е и к чему пришли?» А другому бывает достаточно просто напомнить об элементарной гражданской этике и патриотизме, чтобы заставить перестать смотреть на вещи через призму скептицизма.

Много внимания уделяется нами работе с молодыми избирателями, каковых у нас более половины от общей численности избирателей в Чечне. Это и встречи за «круглым столом», олимпиады, конкурсы, интеллектуальные игры и викторины на избирательную тематику.

А что касается организационно-правовой работы — здесь, конечно, много профессиональной специфики. Она достаточно объемна, мало чем отличается от работы наших коллег в других регионах, за исключением одного момента: в Чеченской Республике и Республике Ингушетия местное самоуправление было организовано и начало функционировать сравнительно недавно — в 2009 году. В единый день голосования, 4 декабря 2011 года, в республике наряду с федеральными выборами пройдет и голосование по муниципальным выборам, но уже на правовой основе вновь принятых уставов муниципальных образований. В этой связи нами уже завершена работа по анализу принятых муниципалитетами документов на соответствие федерального и республиканского избирательного законодательства и представлены предложения о внесении соответствующих корректив.

— Очень часто эксперты, наблюдатели ставят под сомнение итоги выборов в Чечне, используют словосочетание «нарисовать результат», говорят о фальсификациях.
— Согласитесь, «эксперты» ставят под сомнение итоги выборов не только в Чечне, с таким же успехом и с не меньшим рвением они оспаривают правду и в других субъектах Российской Федерации. А в Чечне фальсификации менее возможны, чем в центральных регионах страны: сравнительно небольшое по численности население и связанное кровнородственными отношениями. Чечня — это республика, где каждый практически знает друг друга или знает родственника или друга незнакомца, которого он видит впервые. Вспомните мой пример в начале нашего разговора, когда кандидат на выборную должность главы поселения ведет на избирательный участок всех своих родственников и друзей... Скажу откровенно, предвыборные страсти достигают большого накала, в особенности на муниципальных выборах, но все проходит в рамках закона и «гиллакх». Это чеченское слово, означающее «приличие». «Гиллакх» также является синонимом «честности».

Я ответил на ваш вопрос с точки зрения избирателя республики, каковым я являюсь. А как человек, отвечающий за организацию выборов в республике, скажу: на выборах присутствуют наблюдатели, есть судебные инстанции, есть прокуратора, есть вышестоящая избирательная комиссия. Одним словом, есть целый механизм противодействия нарушениям и оспаривания итогов выборов, но почему-то упомянутые вами «эксперты» зачастую не только в суд не идут, но и на избирательный участок.

Конечно же, я допускаю, что некоторые аналитики делают неверные оценки выборов не по «злому умыслу», а от незнания по сути ситуации в республике. К примеру, никому в голову не приходит, что избиратели в Чечне голосуют, как правило, не за партии, а за личности.

Они, как правило, берут данные по Чечне, сравнивают их с общероссийскими и, видя разницу, делают заключение: не может быть!

— Вы сказали, что избиратели в Чечне голосуют не за партии, а за личности. Но выходит, что подавляющая часть этих личностей — члены партии «Единая Россия». Почему?
— Знаете, как-то на встрече с руководителями региональных отделений политических партий в республике (а за круглым столом в конференц-зале избирательной комиссии сидели представители семи общероссийских партий), не помню с чьих уст, прозвучала шутка: «Если бы сегодня Рамзан Кадыров возглавил региональное отделение КПРФ, вся республика принялась бы строить коммунизм, а не дороги и больницы!» Конечно же, это всего лишь шутка. А если серьезно, то реальность Чеченской Республики такова, что люди доверяют и идут за главой республики. Они склонны верить не предвыборным программам, а результатам, которые сегодня в республике налицо: люди стали жить лучше.

— Лучше — это как?
— Что было раньше? Разбитый город, небритые мужчины, половина с оружием. Обычная республика после войны. А что сегодня? Я, когда возвращаюсь домой — радуюсь новым улицам, новым домам. Я вспоминаю свою радость, когда в Грозном в 2005 году появился первый светофор. Сегодня Грозный походит на средний европейский город, чистый и ухоженный. Гуляют молодые люди, семьи с детьми. Я лично стараюсь видеть только хорошее, потому что я пережил время, когда вокруг было «из рук вон плохо». Честно говоря, я и не верил, что за такой короткий срок можно все исправить. Но ведь сделали! Многим жителям России, которые плавно перешли от советского уклада к новой рыночной системе, могут быть непонятны мои размышления. Но я, как и сотни тысяч жителей республики, которые тяжело пережили постсовесткое время, радуюсь всему, что происходит сегодня в республике.

— Почему каждый раз власти Чечни говорят, что «выборы прошли честно»?
— На самом деле я считаю, что нечестных выборов в России нет. Сочетание «честные выборы» появилось в обиходе после заключения соглашения «За честные выборы!» между региональными отделениями политических партий в республике. В соглашении же на самом деле под «честными выборами» понимался отказ от грязных избирательных технологий, «черных» пиар-кампаний и превалирование интересов народа над узкопартийными интересами. А выбор народа не может быть честным или лживым — выбор есть или нет.

— Были ведь попытки со стороны сепаратистов сорвать ход голосования.
— Да, были. В 2003 году во время подготовки к всенародному референдуму были убиты наши коллеги — председатели участковых комиссий Петимат Идразова и Бирлант Абдулмаликова. Их имена выбиты на мемориальной доске ЦИК России, вечная им память! После было несколько попыток нападения на избирательные участки. Но в последние годы после этих случаев в 2004 году я не могу вспомнить ни одного такого инцидента.

— А вопиющие нарушения выборного процесса, которые вас поразили до глубины души были?
— За десять лет не было ни одного. Скажу больше — у нас практически не бывает отказов в регистрации. Мы не ищем поводов, чтобы кому-нибудь отказать. Пусть решает народ. Именно поэтому у нас очень высокая политическая конкуренция, очень много кандидатов. А чем больше кандидатов, тем демократичнее выборы. Более того, у нас очень мало досрочного голосования, мало голосуют по открепительным удостоверениям. Люди приходят сами.

— Что делают партии? Как агитируют?
— Региональные отделения политических партий в Чеченской Республике используют различные средства предвыборной агитации — в зависимости от своих возможностей: финансовых и организационных. В отличие от крупных городов и центральной части России, региональные отделения партий в Чеченской Республике отдают предпочтение встречам с избирателями, нежели агитации через СМИ. Значительную роль в средствах предвыборной борьбы они отводят наглядной агитации — плакаты и баннеры в местах большого скопления людей и вдоль автомагистралей.

— День голосования в Чечне — это народный праздник?
— Это больше, чем праздник. Республика оживает. Практически во всех городах и даже отдаленных горных селениях проходят народные гуляния с участием коллективов художественной самодеятельности. Справедливости ради скажу, что у министерства культуры [Чеченской Республики] не меньше работы, чем у организаторов выборов, в день голосования. А такого количества стариков в этот день на улицах — не увидишь в никакой другой! Мне было интересно — почему? Так вот, я поинтересовался у одного из наших старожилов на избирательном участке — что он будет делать после того, как проголосует? Так он мне говорит, что он пойдет к своим друзьям, к одному, другому... и узнает, за кого он голосовал. Я понял, что они так и ходят весь день друг к другу и выясняют, кто за кого голосовал. И он мне показал: для них день голосования — не только вопрос выбора, но и повод общения, которого им, возможно, недостает в серые будни.

— А сколько лет самому старому избирателю Чечни?
— 117. Жительница города Аргуна. Причем она в добром здравии.                          

saltt.ru, фото chechnyafree.ru











Lentainform