16+

Журналист рассказал в своем блоге, как его уволил с работы Сергей Доренко

27/06/2011

Журналист рассказал в своем блоге, как его уволил с работы Сергей Доренко

Этот пост, на самом деле, был написан еще месяц назад. Но тогда я не стал его публиковать. По разным причинам. Во-первых, формально на тот момент я еще числился в штате РСН. А это не очень красиво, когда действующие сотрудники рассказывают о таких вещах. Во-вторых, я не хотел, чтобы этой мое сообщение приняли за попытку удержаться на радиостанции или самопиар.


                 Я и до последнего не хотел все это публиковать. Я все же журналист, я работаю с источниками новостей, а не становлюсь сам таким источником. Но и промолчать я не могу.

Меня уволили за интервью с бизнесменом Евгением Чичваркиным. Даже сейчас, произнеся про себя эту фразу, я не могу не улыбнуться. Дело в том, что таких интервью с Евгением Чичваркиным я записал уже десятки. Опальный в недавнем прошлом предприниматель – постоянный гость радио РСН, и весь последний год я записываю его по пятницам для нашего эфира. Хотя, прошу прощения, уже не для нашего, конечно. Но последняя такая запись почему-то положила конец моим трудовым отношениям с «Русской службой новостей». Почему – в какой-то мере для меня и до сих пор остается загадкой. Есть лишь предположения.
 
Разумеется, заявление написано «по собственному желанию». Как и многие другие заявления работников, чьи права защищает Трудовой кодекс. Трудовой кодекс, разумеется, может защитить и меня, сказал редактор РСН Сергей Доренко, глядя мне в глаза. И у меня есть полное право не писать это заявление, а, даже написав его, передумать и забрать. Правда, всегда есть варианты усложнить работу, добавил он.

Прежде чем вы начнете читать дальше, я добавлю буквально пару строк. С работой или без, я остаюсь журналистом. Как бы не оценивал мои профессиональные качества Сергей Доренко. Поэтому ниже буду излагать только факты, без собственных оценок и догадок, которые у меня, разумеется, есть.
 
Бэкграунд ситуации таков: на РСН есть программа под названием «Главные экономические итоги недели». Она выходит по пятницам, продолжается около семи минут и строится, по сути, на рассуждениях и комментариях Евгения Чичваркина. Я стал вести эту рубрику, в общем-то, случайно, я все же репортер, а не ведущий эфира (да, я несколько месяцев еще вел новости, но ведущим эфира меня это не делает). Процесс выглядел так: я просматривал экономические новости за неделю, выбирал несколько тем, на мой взгляд самые значимые, затем вместе с выпускающим редактором мы утверждали три вопроса, о которых должна пойти речь. Следом я звонил Евгению, мы коротко обсуждали темы с ним, я давал ему время подготовиться, и после – записывали. Периодически бизнесмен критиковал действия российских властей. Иногда – весьма жестко. А еще бывало (добавлю пикантную подробность) – ругался, в том числе матом. Я шел к редакторам, услышав ругательства. Еще я шел к редакторам, если обвинения звучали в адрес конкретных людей. Не потому что я боялся. А просто потому, что в случае судебного разбирательства редакция несет такую же ответственность, как и человек, который их высказал. Но претензией к последней передаче послужило вовсе не это.

Собственно, со стенограммой, как и с аудиозаписью, можно ознакомиться на сайте  "Русской службы новостей" При всем вышеупомянутом, с сайта убирать запись передачи не стали. Сразу отмечу, что стенограмма запись отражает не полно, пары строк в ней нет. Первая тема программы – ситуация со столичным аэропортом «Домодедово», за который взялись проверяющие органы и выяснили, что он принадлежит компании, зарегистрированной на Кипре. Евгений Чичваркин, на мой взгляд рассуждал о том, что власти пытаются воспользоваться последними терактами, чтобы произвести рейдерский захват собственности. После эфира мне позвонил замредактора, который спросил, а что там Чичваркин говорил про то, что российские власти сами организовали взрыв в аэропорту. Не было там такого, ответил я, весьма удивившись, ведь я даже задал уточняющий вопрос на эту тему. Оказалось, что ему звонил Сергей Доренко. Потом были выходные. А после них меня попросили обязательно поприсутствовать на утренней планерке. На планерке главный редактор РСН, после обсуждения текущих тем, высказался и по поводу Чичваркина. В духе, ну сколько уже можно ему рассуждать «про этот сраный совок», все гораздо лучше, чем кажется там, из-за границы. И ушел в свой кабинет. Так как я ожидал разговора о моей роли в этой истории, то немного удивился и сам зашел в кабинет Доренко. Он как будто меня ждал.

Пересказать дословно весь этот разговор я вряд ли смогу, поскольку не обладаю настолько феноменальной памятью, да и журналистский мой мозг так уж настроен, что уже в ходе беседы отбирает для запоминания факты, отбрасывая общие слова. А фактов я там услышал не много. Но попробую. Первые пять минут говорил исключительно Сергей Доренко. Он выказал неудовольствие эфиром. Выказал неудовольствие интервью. Чичваркин, по его словам, намекнул на то, что Медведев организовал эти теракты, а я почему-то не задал вопрос Чичваркину – «вы намекаете на то, что Медведев организовал эти теракты?» (здесь я весьма удивился такой трактовке). Следом была фраза «Я с Вами работать больше не желаю» и что-то еще насчет непрофессионализма и слабого интервью. Еще одна фраза, которую помню – «решение уже принято» (видимо, чтобы я не падал на колени). Тирада насчет увольнения, о которой я вскользь упомянул выше. И напоминание об истории с уходом с РСН Маши Майерс.

Следом я ответил и сразу сказал, что не отношусь к людям, которые до последнего будут держаться за работу, используя для этого какие-либо скандалы. И постарался описать свое видение ситуации с передачей. Оно, скорее всего, было уже малоинтересно, но я должен был попробовать.

На этом разговор закончился. Могу добавить в копилку главного редактора РСН (и не собирался об этом умалчивать), что он спросил у меня, когда истекает мой контракт. Узнав, что 1 сентября, решил, что я могу числиться на работе еще месяц (с 10 мая по 10 июня, а, собственно, сам разговор именно 10 мая и происходил), в течение которого могу спокойно себе искать новую работу и не выходить на работу старую. Можно расценивать как угодно, тем более, что из этого месяца две недели я и так бы не выходил на работу – отпуск, в который я вот-вот должен пойти, был согласован еще полмесяца назад. Но, как и обещал, выкладываю все факты.

Кто-то может предположить, что у меня были и другие прегрешения. Отвечу так же – фактами. В ходе разговора с Сергеем Доренко мне вменялась в вину исключительно последняя передача с Евгением Чичваркиным. Если были какие-то другие причины, мне их не назвали. Мало того: полторы недели назад мне сообщили о повышении зарплаты. Насколько я знаю, все подобные денежные вопросы, включая штрафы и поощрения, визируются главным редактором. Крайне нелогично поднимать зарплату работнику, который не справляется со своими обязанностями. Крайне нелогично это делать второй раз за последние полтора года. Не буду подробно упоминать про коллег, которые послушали запись, и были весьма удивлены таким поворотом событий.

Можно предположить еще одну версию – что меня «подсидели» или освобождали для кого-то мое место. Но мне слабо в нее верится. Потому что сразу после моего увольнения на сайте РСН появилась вакансия – «корреспондент». Правда, через две недели она исчезла. На работу так никого и не взяли.

Почему я об этом пишу? Как любят выражаться некоторые работодатели, почему я выношу сор из избы? Только по одной причине – я дорожу своей репутацией. Да, она у меня маленькая, я не Сергей Доренко, да и не собираюсь я с ним чем либо мериться. Но мне, по крайней мере, до сегодняшнего момента, за нее не стыдно. И я хочу, чтобы не было стыдно и в будущем. То есть, в этом самом будущем, чтобы никто не мог мне сказать – а ведь он тогда промолчал, наверное, было отчего. Я не хочу стыдиться себя самого. Поэтому есть ссылка на интервью, есть история, которую я попытался рассказать без лишних эмоций, обо всем остальном судить не мне.

Отмечу еще один момент. Не стоит по этой ситуации судить обо всей радиостанции в целом. На РСН работает, поверьте, множество опытных и умных ребят, профессионалов своего дела.

ЗЫ: всего лишь реплика. Не моя, а Евгения Чичваркина. Перед записью этой самой многострадальной передачи он задал вопрос, а не порежем ли мы его. По какой причине мы должны вас порезать, ответил я? Да просто последние свободные СМИ зажимают, сказал Евгений. Вы спросите, почему я об этом вспомнил? Да так, просто с комплиментом радиостанции Евгений Чичваркин поторопился. На а совпадение, конечно, случайно.                       

onreal.livejournal.com, фото notfakes.ru








Lentainform