16+

Как мама в магазине унижала дочь за лишний вес

12/07/2011

Как мама в магазине унижала дочь за лишний вес

Я сегодня покупала школьную форму для дочери. Рядом со мной бродили по магазину мама и дочь лет восьми-девяти: веселая пухлая девчушка с ямочкой на подбородке.


                   Девочка увидела на манекене пышную юбочку – белую, в крупный черный горох, и тут же подергала мать за рукав.
– Ма, ма, смотри, какая юбочка красивая! – умоляюще зашептала она.
– Красивая, – согласилась женщина. – А вот брюки тоже красивые.
– Может, купим мне такую юбочку, а?
– А на что ты будешь ее надевать? – насмешливо спросила мать. – На свое пузо, что ли?

Девочка помолчала, покосилась на юбочку.

– Ма, у меня такая же фигура, как у этого манекена! – весело сказала она, точно не слыша про пузо. – Ну давай купим! Мне пойдет!
И обняла манекен за узкие черные плечики.
– У тебя? – рассмеялась мать. – Такая же фигура? Ты в зеркало на себя давно смотрела?
Девочка притихла, отошла от манекена и больше про юбку не заговаривала.

Я украдкой рассмотрела и ее, и мать.

Пожалуй, девочку можно было бы назвать толстушкой. Славная такая черноглазая толстушка, очень живая и подвижная. Никакой рыхлости, никакой болезненности – крепко сбитые ножки, румяные щеки... Таких детей раньше рисовали на рождественских открытках в роли «деревенских деток».

Мама ее была красива, причем не отрихтованной, а естественной красотой. Она могла бы оказаться вечно худеющей озабоченной дамочкой, но нет – симпатичная молодая женщина с хорошей фигурой.

Я смотрела на нее и пыталась понять: как можно так унижать собственного ребенка? За что? Может, это эмоциональная глухота, когда человек говорит все, что приходит ему в голову, не задумываясь над реакцией собеседника? Или хитрый педагогический прием, чтобы девочка перестала лопать орешки и занялась своей фигурой (господи, как бредово это звучит применительно к восьмилетнему ребенку)?

Борьба за красоту стоит того, чтобы обижать? Или это я так обостренно воспринимаю самую что ни на есть бытовую ситуацию?

По дороге домой я вспомнила один случай. Моя подружка в детстве грызла ногти, и никакие уговоры на нее не действовали. Не подействовал даже маникюр, который ей сделали, как взрослой, порнографическим красным лаком. И вот в один прекрасный день ее мама принесла билеты в театр. Кажется, это было перед Новым Годом, и представление обещало быть сказочным.

Моя счастливая подружка нарядилась, предвкушая елку, и подарок, и представление... Но когда они уже стояли в дверях, мать удивленно сказала, словно только что заметив ее:

– Полина, а ты куда собралась? Нет, дорогая моя, девочек с обгрызенными ногтями на эту елку не пускают.

И ушла на праздник, взяв с собой младшего Полинкиного брата.

Всерьез ушла, понимаете? Это был не блеф, не понарошку. Они вдвоем ушли, а Полинка осталась.

Я знаю, что с этого дня она больше никогда не грызла ногти.
Но я до сих пор не знаю, стоила ли борьба за здоровые ногти такого жестокого урока.

Да, а юбочка бы той девочке очень пошла.                      

eilin-o-connor.livejournal.com, фотография с сайта blogs.mail.ru








Lentainform