16+

«27-е отделение милиции – было адом»

14/07/2011

ЕВГЕНИЙ ВЫШЕНКОВ

Петербург начинается с Невского. Самой яркой подледной точкой на главном проспекте города последние полвека оставался третий дом в переулке Крылова. А там находилось чрезвычайно официальное, хотя и банальное учреждение – 27-е отделение милиции Куйбышевского РУВД.


                   27-й отдел полиции закрыли в рамках реформы МВД – отделы укрупняют. За 27-м была закреплена территория всего Невского проспекта – за полвека в его стенах побывали фарцовщики, иностранцы, неформалы, музыканты, диссиденты и проститутки.

Невский проспект – это променад для гостей, светских персон, рисковых фигур и, конечно, жуликов всех мастей. От Дворцовой до Восстания – каша интересов и амбиций. В основном не праведных с точки зрения прописной морали.

С конца 1960-х первым парнем на Невском проспекте был центровой. Он же фарцовщик, он же спекулянт, он же фартовый, он же пиковый.

Невский аккумулировал большую часть подпольной наличности Ленинграда: она же лавэ на языке того времени. 27-е отделение милиции Куйбышевского РУВД было тем окном, через которое власть смотрела за всем этим великолепием.

Когда-то миллиардер Михаил Фридман, он же создатель «Альфа Групп», человек, побывавший в советские годы в этом отделении, сказал в доверительном разговоре: «Ты мне покажи, в какую дверь надо войти, а я ее сам открою». Так и большинство центровых прекрасно знали, как решать вопросы с милицией через заход в 27-е отделение. Своего рода «окно» через границу.

В центр, как в вагон часа пик набивались все, кто жил не на одну зарплату. Милиционеры умудрялись сдерживать натиск подпольного мира в виде сотен ломщиков, валютчиков, спекулянтов, путан, воров и налетчиков. По сравнению с прочими отделениями города трех революций 27-е отделение – было адом. Но для роста профессиональных навыков и школы жизни – раем.

В водовороте потерпевших лиц и преступных харь опер, отслуживший здесь пару лет, считался фронтовиком. К зарплате пронырливым шел приварок от центрового тысячетемья, разношерстных маклей, теневых сделок. Из личного времени оперов исчезали какие-либо шансы на внимание к родным. Риски увольнения и арестов самих сотрудников, по сравнению с прочими коллегами-территориалами, возрастали в несколько раз.

Зато их имена гремели наравне со знатными ворами, шулерами, цеховиками. К примеру, все знали, какой куш сорвал вор Берла или Яша Друкер, но также все интересовались настроением и инспектора УР Романова или Андреева.

В 1991 году закончилось ленинградское время. Буржуазная революция добавила свой незабываемый гангстерский флер: поначалу просто постреливали, затем началась пальба. Понятия заменила грубая махновская удаль.

В новогоднюю ночь 1999 года Борис Ельцин устал и ушел. Эпоха Путина навела порядок. Прошлась чугунным утюгом. Невский залило гламурным жиром: воры перевелись, нарисовались крадуны; виртуозные ломщики мутировали в наркоманов-прилипал, а великолепные девки в авторитетных шлюх.

Карета с анархистами превратилась в тыкву.

Наконец, и 27-й отдел самоупразднился в рамках реформы Дмитрия Медведева. Практически высший метафорический смысл. Ему, как ветерану в шрамах, тут не место.                             

ранее:

Что за террористы нападают на Ленина
Почему НТВ-Петербург такое, какое есть
Недостаток советского патриотизма
Пером и шваброй
Раз Пушкин не писал «Муму», то памятник Дантесу – почему?








Lentainform