16+

«Меня пять раз приглашали в Кремль…»

21/07/2011

«Меня пять раз приглашали в Кремль…»

Новый глава петербургской полиции Михаил Суходольский показал себя человеком широких взглядов, назначив на пост начальника полиции Кронштадта женщину! Светлана Филиппова раньше работала в угрозыске. Филиппова – вторая в Петербурге женщина-полицейский такого ранга. Первой была полковник милиции Анна Маркова, которая дослужилась до начальника РУВД Колпина, а затем сделала громкую политическую карьеру.


                Не пойди в 2003 году Маркова против Матвиенко на губернаторских выборах,  кто знает, может быть, в Питере главой ГУВД стала бы женщина…  Но после поражения на выборах Анна Маркова ушла в тень. За последние восемь лет она не вошла ни в одну политическую партию, ни в один орган власти. Маркова теперь профессор кафедры уголовного права юридического института, занимается адвокатской практикой и почти не дает интервью. 

- Многие были уверены, что после выборов вы ушли в итоге работать в банк.
– О чем вы говорите? Вы видите, где я работаю (Маркова окидывает взором свой  скромный кабинет на улице Чайковского. – Прим. авт.). В банкирском доме я действительно руководила  одной из управленческих структур, которая занималась хозяйственной деятельностью. Я проработала всего несколько месяцев, изначально зная, что банк скоро ликвидируют. Дело в том, что я собиралась переезжать из Питера в Москву. В частности, было предложение возглавить одно из унитарных предприятий Министерства обороны. Но переезд не состоялся. Мне просто не дали это сделать. И тогда я ушла работать по контракту в  крупнейшую итальянскую строительную фирму. Исколесила полстраны, строила гостиницы в Тюмени, Новосибирске. Эта сфера мне хорошо знакома, еще вице-губернатором я согласовывала экспертизы строительных объектов. Так что меня в Питере несколько лет вообще не было.

- Почему бизнес, а не политика?
– Потому что заниматься политикой было совершенно невозможно. Хотя меня куда только не звали – все политические партии предлагали «руку и сердце».

- А в «Единую Россию» случайно не звали?
– Нет, что вы! Уж кто-кто, но только не «ЕР». Но я бы там и не прижилась. Это как если бы Пал Палыча Знаменского представить в сегодняшней полиции. Он бы или застрелился, или сошел с ума. Вот так же и я – применительно к этой партии.

- И вы подались в адвокаты?
– Я, может быть, никогда бы не вернулась в Петербург, если бы в 2006 году у меня тяжело не заболел отец. А потом один за другим из жизни ушли отец, мать, сестра. Поэтому мне нужно было оставаться здесь. Я организовала свое собственное юридическое бюро. Защищаем предприятия, подвергшиеся рейдерским захватам, в том числе под прикрытием коррумпированных сотрудников правоохранительных органов. Помню, как несколько лет назад заходил ОМОН с собаками на территорию мусороперерабатывающего завода на Волхонском шоссе. И тогдашний глава Жилищного комитета Юнис Лукманов, который когда-то был моим заместителем в администрации Фрунзенского района, кричал мне: «Жалко, Анна Борисовна, что вы не нашей стороне!»

- Ни о чем не жалеете сейчас?  Наверняка вам сулили золотые горы.
-  Да уж… Меня пять раз приглашали в Кремль – к Волошину (экс-глава президентской администрации. – Прим. авт). Одно его имя приводило в ужас. Помню, как зашла в Кремль, и первая моя мысль была о том, что я оттуда больше никогда не выйду. Я к тому же умудрилась забыть в своей сумке шведский перочинный ножик с восемью лезвиями. Меня задержала охрана и два часа разбиралась, не террористка ли я.

- Зачем вас в Кремль приглашали?
– Звучали предложения, которые можно расценить как своего рода «плату» за мой выход из предвыборной гонки.

- А что предлагали?
– Должности. И в банковской сфере, и правоохранительной. Представьте,  была даже мысль назначить меня руководителем питерского ГУВД! Но я бы все равно отказалась. Даже вообразить себе не могу отдать, к примеру, приказ о силовом разгоне демонстрации.

-  Даже если прикажут?
– Когда я была начальником РУВД Колпина, я не выполнила приказ вышестоящего начальника возбудить уголовное дело на руководство крупнейшего завода. Это было явно заказное дело. За мной прислали машину из главка. Поэтому мне пришлось бежать – в двенадцать часов ночи я вылезла из собственного кабинета по пожарной лестнице! Утром пришла на селекторное совещание в полной уверенности, что меня сегодня уволят. Собрала всех своих замов, но тогдашний начальник ГУВД Власов оказался умным мужиком и увольнять меня не стал. Я прямо сказала, что меня заставляют возбудить уголовное дело, и я этого делать не буду. У всех присутствующих был глубокий шок. Но многие меня потом поддержали.   

- Это правда, что вы были единственной в стране женщиной – начальником районного  управления милиции?  
– В новейшей истории России – да. Сейчас об этом, видимо, многие забыли. Вот и на брифинге Суходольского представили Светлану Филиппову как первую женщину – руководительницу такого ранга.

- И каково это – быть начальницей на «мужской территории»?
– Это был ужас-ужас. Тогда в Питер приехал министр внутренних дел и по результатам инспекторской проверки рекомендовал назначить меня начальником РУВД Колпина. Это вызвало большой шум в городе, много писали об этом назначении в газетах. Боже, как меня гнобили! Начальником ГУВД был Анатолий Пониделко, который, видимо, не мог простить, что меня выбрал на эту должность министр. Пониделко стал ко мне нормально относиться только через год, когда я уже прошла через все унижения.

- Какого рода унижения?
– Он мог приехать в три часа ночи в отдел и возмутиться, что стены покрашены не в бежевый  цвет. «Почему Маркова спит?» – устраивал он разнос. Но я своих подчиненных в обиду не давала. На одном из совещаний у нас однажды произошел открытый конфликт. Выступал с докладом мой начальник уголовного розыска. Пониделко прервал его и заявил, что тот несет полный бред. Тут уж я не выдержала, встала и сказала, что никакого бреда в докладе нет. «Ну, значит, и ты такая же», – встал и ушел, хлопнув дверью. После этого многим казалось, что дни мои на этом посту сочтены.

- И сколько  вы проработали в этой должности?
– Два с половиной года. Нормально все было. Мне удалось решить квартирный вопрос практически для всех колпинских милиционеров, а их было более 1000 человек. Мы построили два дома, после чего ГУВД обвинило меня в том, что у меня психология мелкотравчатого собственника-кулака. Но я ни одной квартиры главку не отдала. Более того, мы даже натуральное хозяйство развели. Денег тогда вообще не было. Поэтому в свободное от работы время мы охраняли совхозные поля, за это получали морковку-картошку.   

- Как вы думаете, что мы увидим в результате реформы МВД?
– Я не вижу никакой реформы. Реформа – это кардинальные изменения структуры и системы управления. Это изменение действующей системы учета и регистрации преступлений. Вот вам пример: в милиции в советские годы прокурор мог в любой момент опротестовать уголовное дело, если в нем недостаточно качественно прорабатывалась оправдательная версия. А сейчас, начни кто ее «качественно прорабатывать», – и дело развалится. Уголовный суд фактически превратился в придаток обвинения. Оправдательных приговоров почти нет. 

- Сокращение личного состава на 20 процентов принесет какую-то пользу?
– В сокращении нет никакого смысла. Наверняка в основном сократили «мертвые души». Сужу по собственному опыту. С периодичностью раз в 20 лет заходит речь о реформе. Вы знаете, я ведь пришла в милицию в конце 1970-х годов тоже благодаря реформе. Было принято решение влить в МВД свежую кровь – лучших из лучших. В органы по «партийному набору» призывали даже директоров заводов! Мой первый начальник в милиции – бывший главный редактор одной крупной ленинградской газеты. И он стал начальником уголовного розыска – суперпрофессионалом. Вместе с ним мы искали скрипку, похищенную из Эрмитажа. Разрабатывали внедрение нашего сотрудника в банду, которая убивала таксистов. Работали до 3 часов ночи. Это был такой адреналин! 

- Что может качественно изменить ситуацию в правоохранительных органах?
– Нужно в буквальном смысле выращивать совершенно новое поколение полицейских –уже сегодня. Для этого необходимо создавать специальные закрытые образовательные учреждения.  Чтобы два-три года они практически не общались с внешним миром. Чтобы люди понимали, ради чего они работают. Я  защитила еще кандидатску диссертацию о проблемах профессионального воспитания. Эта тема мною выстрадана. В свое время   участвовала в эксперименте, в ходе которого занималась анализом психологического состояния сотрудников. Приезжала группа специалистов из Москвы. И результаты были шокирующие – половина милиционеров оказались потенциально непригодны к оперативной работе, к тому, чтобы носить оружие и выходить с ним на улицу. 
 
– Когда возглавляли администрацию Фрунзенского района, не пересекались с Дмитрием Медведевым?

– Нет, ни разу. Но меня все равно почему-то считают его «тайным агентом»… Хотя это полный бред.

-  О мемуарах еще не думали?

– Я уже написала книгу. Ничего не скрывала, рассказала все, как было. Она пока не издана, хотя был заключен договор с издательством… Видимо, еще не время. 

– Какое у нее название?

– Оно менялось несколько раз. Сначала называлась «Белая ворона», потом «Назначена врагом». Сейчас остановилась на варианте «Беспредел». Он окончательный.

справка

Анна Маркова

1979 – 1999 годы – служила в милиции, возглавляла РУВД г. Колпино.
1999 – 2002 – глава администрации Фрунзенского района Петербурга.
С марта 2002-го по октябрь 2003-го – вице-губернатор и член городского правительства.
В 2003 году – кандидат в губернаторы Петербурга. Выборы проиграла.                          

Ирина МОЛЧАНОВА ("МК в Питере"), фото Наталья Ерохина (www.spb.aif.ru)








Lentainform