16+

Режиссера Кожевникова с сыном избили за татарскую кровь?

27/07/2011

Режиссера Кожевникова с сыном избили за татарскую кровь?

В Петербурге на режиссера и сценариста, члена Союза писателей Петра Кожевникова (на фото) и его 14-летнего сына было совершено нападение. По словам 58-летнего писателя его и сына-подростка беспричинно избили двое нетрезвых людей, которые, судя по всему, являются футбольными фанатами.


                 Нападение было совершено 23 июля около девяти часов вечера, когда Кожевников с сыном и двумя его друзьями-ровесниками на автомобиле «Дэу Нексия» возвращались со съемок фильма «Самосуд». По дороге мальчики болтали, обсуждали проезжавшие мимо машины, и в том числе заприметили коричневый «Понтиак», ехавший неподалеку. В машине было пять человек – три женщины, одна из которых была за рулем, и двое мужчин крепкого телосложения. Ничто не предвещало беды, и когда Петр остановил машину на проспекте Энгельса на красный свет (перед нами были еще машины), и вышедший из «Понтиака» мужчина направился в их сторону, никто и не думал, чем это может обернуться. Кожевников-младший сперва решил, что мужчина просто хочет узнать дорогу. Дальше все происходило как в страшном сне. Вот как описывает эти события пострадавший Петр Кожевников:

«К правой передней двери подошел мужчина в синей футболке с белой каймой и начал избивать кулаками моего сына, стараясь наносить удары в голову и лицо. Я попытался защитить своего сына, пытался возгласами остановить мужчину, вопия о том, что перед ним ребенок! Не имея возможности из-за моих рук избивать сына, мужчина начал наносить кулаками удары мне в лицо. Сзади на мою голову и лицо также обрушились удары. Я повернулся и увидел мужчину в розовой рубашке. Избиение продолжалось до тех пор, пока на светофоре не загорелся зеленый свет. От мужчин исходил запах перегара. Автомобили впереди нас начали движения, и я, несмотря на продолжающиеся удары, включил первую скорость и поехал вперед.

Мы все находились в состоянии шока. Левым глазом я почти ничего не видел. В салоне были разбросаны сушки и пр., было сломано зеркало заднего вида.

Мы заметили, что «Понтиак» едет за нами. Нам удалось заснять и записать номера машины и пр. «Понтиак» следовал за нами по проспекту Энгельса вплоть до улицы Рашетова. Сидевшие в машине мужчины кричали и показывали нам угрожающие жесты. Сидевшая за рулем женщина улыбалась. Я резко свернул на улицу Рашетова. «Понтиак» промчался по проспекту Энгельса.

... Мы доехали до отдела полиции № 59, поднялись в дежурную часть и сообщили о нападении, дали описание нападавших мужчин и автомобиля, предъявили зафиксированные нами регистрационные номера машины. В дежурной части нам выдали распечатку с данными о использованной при нападении машине (в т. ч. о ее владельце Максиме (дата рождения 26 июля 1978).

В дежурной части нам сказали ехать домой и вызывать скорую помощь. Мы так и сделали. Петра доставили в больницу Раухфуса, а меня в Елизаветинскую больницу. В больницу меня доставили в начале первого ночи 24 июля. В больнице меня обследовали, установили сотрясение мозга и предложили госпитализацию (справка из больницы с диагнозом и о нетрудоспособности № 41988 от 24.07.11.). В этот момент у меня дома остались две дочери, поскольку жена уехала с Петром в больницу, у которого также установили сотрясение мозга и госпитализировали. Испытывая страх за оставшихся дома дочерей, я попросил администрацию больницы разрешить мне отправиться домой с последующей явкой в поликлинику».

Мы дозвонились до Петра Кожевникова, чтобы прояснить некоторые детали. Как-то не верилось, что взрослый 33-летний мужчина может так запросто напасть на подростка. Режиссер убедил нас, что может. Он сам вот уже несколько дней тщетно пытается найти причину столь странного поведения нападавших.

Петр заверил, что все дети, ехавшие с ним, вели себя хорошо – никого не передразнивали и пальцами не показывали. Сын Петя сидел рядом с отцом, а сзади в машине все было завалено детскими вещами, и даже если мальчики кривлялись, никто бы этого не увидел. Выбрасывать что-то в окна тоже было бы довольно проблематично – правое окно сломано, а левое водитель не открывает, чтобы не продувало.

«Они были настолько пьяные, что ничего даже не говорили. Единственное, там какой-то мат был, но на проспекте Энгельса так шумно, у нас музыка играла, и дети кричали так, что нельзя было ничего расслышать. А второй, по-моему, вообще ничего не говорил, – вспоминает Петр. – Дети были в ужасе. Они люди очень культурные, у них такого в жизни никогда не было – один мальчик из еврейской семьи, другой из очень интеллигентной армянской. У меня отец татарин, поэтому сын Петя слегка похож на Брюса Ли. Может они решили, что он тоже нерусский? Мне «вконтакте» написал один друг, который видел фотографии нападавших. Выяснилось, что он с этим Максимом снимался в фильме. Он пишет, что это очень жесткий и нервный драчун, который состоит в какой-то националистической группировке. Я вне политики, вне бизнеса, долгов и хвостов у меня нет, мне просто не на что подумать. Мои друзья вычислили нападавших по номеру машины, все они оказались выпускниками академии имени Можайского и футбольными болельщиками. Я посмотрел их анкеты в социальной сети – там много фотографий с зенитовскими флагами, пивом и оружием».

Несмотря на то, что пострадавшие так оперативно обратились в полицию и предоставили всю информацию, чтобы преступников можно было ловить по горячим следам, в полиции не стали принимать оперативных мер. По мнению Петра, было достаточно передать номер автомобиля в ГИБДД, задержать нарушителей и провести опознание, пока у тех еще даже «кровь с кулаков не смылась». Но делать этого почему-то никто не стал, и коричневый «Понтиак» объявили в розыск только в понедельник, через два дня после нападения. У Петра есть подозрения, что молодые люди на дорогой иномарке не были рядовыми гражданами, но подтверждений у него нет.

После осмотра и освидетельствования врачи прописали режиссеру постельный режим, чтобы не было осложнений на зрение. Однако соблюдать предписание пока не получается – Петр Кожевников регулярно наведывается в полицию, и следит за продвижением дела. Он опасается, мало ли на что способны не вполне адекватные люди, которые безбоязненно разъезжают по городу и нападают на детей.

Между тем один из двоих молодых людей, которые по словам Кожевникова напали на него с сыном, вышел на связь с режиссером. Он полностью отрицает свою вину и указывает на то, что у него есть свидетель, фамилию которого он отказывается называть.                     
 

Детям удалось заснять на мобильный телефон номера «Понтиака» нападавших:


Режиссера Кожевникова с сыном избили за татарскую кровь?

Марина ТЕРПИНКОТ. фотографии из личного архива Петра Кожевникова








Lentainform