16+

Как судили «беременную женщину с Кутузовского»

04/08/2011

Как судили «беременную женщину с Кутузовского»

Перед началом процесса в коридоре Судебного участка № 206 толпилось с десяток журналистов. Где-то там же притаились Ксения и Александр Ноздрачевы со своим адвокатом. Началось заседание и перво-наперво адвокат попросил удалить из зала... прессу.


                    Судья (ее левая рука находилась в гипсе, но к делу это не относится. Так, деталька ))) ушла к себе в кабинет, а вернувшись – отказала адвокату и дала распечатку российских законов. Журналисты остались.

Все шло чинно и спокойно. Зачитаны права, предупреждения об ответственности, росписи под предупреждениями...

Прочитали протокол, составленный на месте нарушения ПДД.
Ксения Ноздрачева факт нарушения не оспаривала, а лишь объясняла, что увидела-услышала гаишную машину лишь в самый последний момент.

Любопытные детали (она прозвучала и со слов Ксении и позже со слов ее мужа):
Ехала от врача, очень плохо себя чувствовала, была температура, в машине громко играла музыка.
Все это помешало сразу увидеть машину ГИБДД, а когда увидела – уже «не шмогла» (это не цитата, это моя шутка).

И сразу снова хочется заглянуть в ПДД:
пункт 2.7 про «Водителю запрещается:
управлять транспортным средством ... в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения...»

Позже, когда я пытался лично узнать у Ксении – сознательно она нарушала этот пункт ПДД или нечаянно – она ушла от ответа, а ее муж сказал, что это – демагогия... Хмммм... Впрочем, к супругу мы еще вернемся.

Вызвали инспектора ГИБДД (того, над котором вдоволь поглумилась интернет-аудитория). Опросили его – как было дело? Он рассказал. Там тоже – ничего нового и особенного.
Вызвали мужа в качестве свидетеля (требование адвоката).
Александр Ноздрачев рассказал, как ему позвонила жена и пожаловалась на гаишников, как он приехал, как увидел все то, о чем уже написано-переписано: и про «забери права у этой суки» (в суде, правда про «суку» не сказал, а лишь почему-то только про «нецензурные слова»), и про угрозы ему оружием и про «не представился».
Про беременность супруги не прозвучало ни разу.
Неужели?.....
Впрочем, нет, не верю....

В этом рассказе меня смутил один момент. В суде он заявил, что приехал на место в 20:10 – 20:15, хотя видео, где у него инспектор просит вернуть права супруги снято в 19:43. Мелочь? Отнюдь. Его нашумевшее видео начинается со слов инспектора «20 часов 20 минут» и там инспектор не представился. А оказывается, что Ноздрачев разговаривал с инспектором намного раньше, но почему-то об этом умолчал. Значит, все-таки представлялся, а?

Впрочем, я не был участником процесса, а всего лишь зрителем – поэтому задавать вопросы не мог, а только слушал.

Дальше Ноздрачев рассказывал и про пистолет, и про звонки в УСБ и еще куда-то...
Судья вежливо его выслушала, но поскольку все это к нарушению ПДД не относилось – вопросов особо не задавала.

После этого судья начала готовиться к вынесению решения и стала перечислять документы в деле. И вот тут началось!
Естественно, зашла речь о предыдущих нарушениях ПДД Ксенией Ноздрачевой. Суд приобщил к делу «Карточку водителя». Но! Поскольку суд у нас руководствуется только и исключительно законом, то сведения, которые могут быть приобщены к делу должны содержать лишь актуальную информацию для суда.

Административные нарушения имеют определенный срок давности. Даже, если у человека, например, есть судимость, но она погашена – для суда он судимости не имеет. Так и тут. Вполне объяснимо, что АРХИВНЫЕ сведения из прошлого водительского опыта Ноздрачевой для суда не имеют никакого значения.

Ксения (больше обращаясь к сидящей в зале суда прессе, что вполне логично и оправданно) начала рассказывать, дескать, выложенная в интернете ее «Карточка водителя» на двух страницах – грубая подделка и фальсификация.

Так уж получилось, что именно я раскопал в недрах открытого доступа интернета эту карточку. Но я же не судья. Мне не выносить приговор нарушительнице. Я лишь – за ее моральный облик разговор тот затеял.

Да, прегрешения есть. Да, старые. Но репутация, как и история – либо есть, либо нету.
Судя по тому, что именно этой детали и Ксения и ее супруг уделяли в ходе судебного заседания и дальнейшего общения с прессой столько много времени – я, не обладая даром предвидения, все же могу предположить на чем будут строиться ее дальнейшие оправдания. Дескать, не виноватая в прошлом. Дескать, ничего не было...

Впрочем, и она сама и ее муж как-то проговорились про «систематические нарушения правил парковки».

Помилуйте, господа Ноздрачевы, какие же «систематические», если по версии суда – такое у вас только одно?
Или все-таки были, а?

Впрочем, для суда это не имело никакого значения. Перед самым уходом судьи на вынесение решения слово попросил адвокат. Он заявил, что его клиентка полностью признает свою вину в нарушении ПДД, искренне раскаивается и попросил назначить ей наказание – штраф 500 рублей.

Пока судья была на вынесении решения журналисты обступили парочку (хотел написать – «сладкую парочку», но выражение лица Александра Ноздрачева было слишком кислым, чтобы я мог позволить себе такой литературный штамп).

Вновь и вновь повторялся рассказ «не видела- не слышала», про плохое самочувствие, про «фальсифицированную карточку водителя».

Всплыл вопрос про водительское удостоверение (то-самое, которое стащила-не стащила). Оно – у Ксении. Хотя должно было быть либо в ГИБДД (как они и обещали его туда сами вернуть) либо хотя бы в деле.

Но суды-то у нас гуманные. На такое крючкотворство внимания не обращают.
И тут Ноздрачев обратил внимание на меня.

Пересказывать его реплики полностью не стану – многие видели видео с его поведением на дороге и уже знают о его излишней возбудимости и нервном состоянии, когда он волнуется.

Но почему-то Ноздрачев несколько раз сказал мне, что я не мужчина...
Я откровенно не понял – уролог хотел, чтобы я продемонстрировал ему гениталии, что ли?

Его это должно было успокоить или наоборот?
Но, извините, господин Ноздрачев, я не по этой части – чтобы в суде доставлять вам удовлетворение.

Да и не только в суде...
Впрочем, доктор Ноздрачев так и не бросил мне свою урологическую перчатку, чтобы вызвать на дуэль.

Он лишь снова и снова упрекал меня во всех грехах. Или не грехах – я тоже не понял.
Например, он отчаянно пытался объяснить всем присутствующим – какой я плохой и нечестный журналист, у которого сплошной мат-перемат в моем блоге.
И опять соврал. Любой желающий может побывать у меня в жежешечке и найти там хоть одно матерное слово.

Он снова и снова упрекал меня за то, что я «исполняю заказ», а ГУВД Москвы за то, что они наняли меня для этого. И снова соврал. Ненаемный я писака. Как бы то кому ни не нравилось.

Небольшое замечание. Прежде, чем упрекать другого в неточности и неправоте – следует для начала ТОЧНО ЦИТИРОВАТЬ сказанное оппонентом. А не придумывать за него всякую ерунду. Это я так, к слову.

И уж раз все это происходило в суде, мне припомнились слова известнейшего юриста Анатолия Федоровича Кони:
«Вы мне сказали один раз, и я поверил.
Вы это повторили, и я засомневался.
Когда Вы сказали в третий раз, то я понял, что уже не верю Вам...»
Странно (или закономерно), но Ноздрачеву я не поверил с самого начала. Что, собственно, и побудило меня взяться за это расследование.

Кстати, любопытную вещь заметил.
Всему господин Ноздрачев находил логичное объяснение.
«Систематически парковалась в неположенном месте» – работала там, где трудно с парковкой.
«Не слышала-не видела машину ГАИ» – плохое самочувствие и громкая музыка.
Этак, всему можно найти оправдание.
Не хватает на ужин в Кафе «Пушкин»? – можно дать кому-нибудь в переулке по голове и вытащить кошелек.
Педофилу хочется трахнут ребенка? Ну так, может, у него на сверстниц не стоит?
Распяли Христа и закидали камнями? Так это время было такое...


Вернулась судья. Зачитала решение.
Смягчающими обстоятельствами при вынесении решения судом были:
а) Полное признание своей вины в нарушении ПДД
б) Искреннее раскаяние в нарушении ПДД

Отягчающим обстоятельством:
Предыдущие нарушения ПДД, согласно «Карточке водителя», имеющейся в распоряжении суда.
Итого: 500 рублей.
Возражений со стороны Ноздрачевых не последовало. (По крайней мере в зале суда).


Я смотрел на Ксению, в ее большие и красивые глаза (без шуток – у нее действительно красивые глаза) и понимал, что с одной стороны муж пытается ее защищать, а с другой стороны – сам же и подставляет.
Точно так же, как подставил там на Кутузовском, когда устроил непонятный сыр-бор на практически пустом месте.

Вместо того, чтобы беречь ее и лелеять – он втянул ее в шумные разборки.
И, главное – ради чего?
Ради стоимости двух пачек «Вольтарена» от компании Novartis, в которой трудится г-н Ноздрачев?
Дешево как-то...                     

a-bunin.livejournal.com











Lentainform