16+

Господин Прохоров хочет стать вторым Жириновским?

05/08/2011

НАТАЛИЯ ЕВДОКИМОВА

Ситуация с роспуском петербургского отделения партии «Правое дело», лидером которой является Михаил Прохоров, повергла меня в шок. К сожалению, у нас бизнес уже настолько слился с политикой, что бизнесмены пришли к выводу, что можно закупать целые партии и через них делать бизнес.


                       Когда мне позвонили уже ближе к ночи, и рассказали, что произошло, я даже сперва не поверила, потому что никогда не видела в уставе ни одной партии положения о том, что лидер партии имеет полномочия единолично исключать членов партии. Я позвонила Игорю Михайловичу Кучеренко (вице-президенту Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург», бывшему заместителю председателя политического совета Петербургского отделения партии «Правая сила»), чтобы он объяснил мне законность такого массового исключения. Игорь Михайлович рассказал, что да, в уставе «Правого дела» такая норма есть, и Лидер партии имеет право единолично исключать ее членов, но только при наличии веских оснований: совершение действия, которое нанесло Партии политический ущерб;  членство в других политических партиях.

Подобные основания для исключения есть в уставах и других партиях. Но все равно, даже если есть такие основания, то решение об исключении принимается коллегиально. Каждый раз этот вопрос решается в индивидуальном, с каждым членом партии, которого собираются исключать, всегда проводится обсуждение, выслушиваются его доводы.

Могут же быть какие-то ложные вещи или недопонимание, может, человек раскаялся и собирается исправиться. Здесь же решение было принято единолично, без обсуждения, даже без информирования исключаемых членов партии, это первое что меня потрясло.

Во-вторых, у меня есть претензии и к самой партии, которая такую норму прописала в уставе. «Правое дело» так хотело обновления и денег, что позволило над собой таким образом поиздеваться на съезде, когда принимался новый устав и выбирался новый Лидер. А как же Демократия?

Такого группового исключения из партии тоже ни в одном партийном уставе нет. Это нонсенс. И когда я получила такие сведения, я поняла, что это не политическая партия, а бизнес-проект господина Прохорова, который уже развесил свои портреты по всему городу. Прохоров закупил себе партию, согласовав со старшими компаньонами по бизнесу, то есть с тандемом, правила игры, и теперь железной рукой руководит покупкой. Как теперь он пойдет на выборы, пока непонятно. Он, конечно, не нарушил устав партии, но, как говорит адвокат Кучеренко, у исключенных есть основания для того чтобы судиться с ним. Но тогда вместо подготовки к выборам партия может погрязнуть в судебных делах. Пойдет кто-нибудь в суд, или не пойдет – дело каждого из членов партии, а не мое, но я бы такого оскорбления не потерпела.

Интересно и то, что именно в нашей стране произошел такой прецедент, когда партия превратилась в бизнес-проект. Видимо наши олигархи, которые уже могут все – купить для себя самую большую яхту, лучший кусок земли или электорат целой республики, могут приобрести и партию. Это первый пример, но может и не последний. Не исключаю, что все закончится тем, что олигархи начнут соревноваться и покупать не только спортивные команды, которые борются, в том числе, за их престиж, но и партии, которые будут драться за места в парламентах. И у нас будет уже не парламент, состоящий из политических партий, а высший законодательный орган, состоящий из бизнес-проектов. Оно, конечно, было бы смешно, если бы не было так грустно.

Вполне возможно, что членов нового состава петербургского отделения «Правого дела» Прохоров будет просто нанимать на работу. Я прочитала в интернете, кого он рекомендует на пост председателя регионального отделения, его заместителя и в бюро, и из этих человек я слышала только про одного, это молодой адвокат, который занимался призывниками. Он помогал ребятам косить от армии, вот и все. Остальные – совершенно неизвестные фамилии. Вообще-то в любой партии, если она существует уже не первый год, существуют имена, которым люди верят. Яркий пример – это Жириновский. Партии у него, по сути, нет, но он сам прекрасный трагикомический актер, основная задача которого – держать нос по ветру, не дай бог сказать что-нибудь против власти. Ему достаточно иметь фракцию, чтобы безбедно существовать. Это тоже можно было бы назвать бизнес-проектом, но не Жириновского, а тех, кто за ним стоит.
Что касается господина Прохорова, то он, человек который никогда не работал в политике, просто осознал для себя, что это достаточно просто, примерно как бизнес.

Нанять людей, собрать команду, развесить свои портреты, и дело в шляпе. Но не получится ведь так, к несчастью для него, и к радости для нас. Хотя если Жириновский умудряется набрать какие-то проценты, то может и эти ребята наберут. Молодые люди могут пойти за человеком, который в таком достаточно молодом возрасте умудрился сколотить себе огромное состояние. Мне сложно сказать, будет ли так, потому что я не всегда хорошо понимаю нашего избирателя, у него своя логика, у меня – своя. Но, по крайней мере сейчас, мне кажется, что для этой партии потеряна многие уважаемые мной люди, которых  так неразумно исключили. Я с трудом могу представить себе, как эти люди, которым сказали: «Ну, ребята, вы можете еще раз попробовать, может, мы вас примем», пойдут туда снова. Это значит, что те 200 заявлений, о которых говорит господин Прохоров и его пресс-служба, лежащие якобы кучкой для рассмотрения и принятия в партию (от людей которые либо от политики далеки, либо участвовали в других партиях, и, наверное, проявили себя там не очень хорошо, раз их там ничто не держит) вряд ли составят новый сильный костяк. К таким перебежчикам у меня есть чувство легкой брезгливости.

Поэтому в том, что «Правое дело» сможет набрать не только количественный, но и качественный вес, я сильно сомневаюсь. Повторяется история четырехлетней давности, когда в СПС набрали много молодых активных и никому неизвестных ребят, некоторые из которых просто подвели партию, выйдя из списков до выборов. Я не желаю зла никому, ни одной партии, а только хочу нормального процесса строительства партий на демократической основе. Пусть каждый голосует за того, кого хочет видеть в парламенте, но если господин Прохоров хочет стать вторым Жириновским, который говорит, что партия – это я, то для меня «Правое дело» ничуть не лучше, чем ЛДПР.

Голоса «Правое дело» может оттянуть у того же Жириновского. Давайте посмотрим, кто за него голосует. Отвязанные молодые люди, которым нравится его поведение самодовольного, спонтанного человека, который всегда может сказать, что он думает (если он сам думает), и не всегда прилично. Михаил Прохоров – человек тоже отвязанный, богатый, лихо живёт и лихо наводит порядки в своей партии. И если Жириновский уже человек довольно солидного возраста, то Прохоров молодой, у него все впереди, ему по силам привлечь людей, которые смотрят на партию как на бизнес-проект одного лидера.

Судя по его лозунгами о 60-часовой рабочей неделе и о том, что для того чтобы хорошо получать, нужно пахать, а денег много платить все равно не будут, его избирателями не будут нанимаемые работники, а это и бюджетники, в том числе. Он этими лозунгами хотел привлечь не тех, кто работает, а тех на кого работают (весь бизнес, и в первую очередь крупный), и молодых, которые мыслят себя в роли управленцев. Весь мир идет по пути увеличения производительности труда и сокращения рабочей недели, а он предлагает поступить наоборот, это странно. Все-таки он молодой и небезграмотный человек, экономике учился.

Его речи о том, что все привыкли в СССР ничего не делать на работе, и получать за это деньги, устарели. Это было более или менее актуально в переходный период, в начале 90-х, когда люди не понимали, как это так, они на работе еще что-то делать должны – им обязаны платить как минимум за присутствие. Сейчас абсолютно другая ситуация. У тебя может быть куча дипломов, но если ты не хочешь или не можешь много и хорошо работать, держать тебя никто не будет. Это относится как к государственной, так и к частной деятельности. Мы эту вещь уже миновали, 20 лет прошло, как началась перестройка в головах граждан. Сейчас молодежь понимает, что если они хотят получать, то они должны вкалывать. Так что мне непонятно, почему Прохоров застрял в 90-х.

Зачем он вообще нужен – тоже вопрос. Проект Прохорова, по моему мнению, был создан не без участия Кремля. У нас везде, и в Думе, и в городских парламентах,  представлен левый спектр, а правый, то есть либерально-демократический (ну не Жириновский же!), у нас пока никем не занят. Вот и идут укоры со стороны Запада, дескать, вы не допускаете в органы власти либерально-демократические партии. И власть нашла бизнес-проект, который был назван либеральной партией, и теперь его надо протянуть в Думу. Но если Прохоров и в других регионах будет вести себя, как в Петербурге, то у него может это и не получиться. Старт-то у него хороший был – появился новый лидер, молодой, ни на кого не похожий, и рейтинг в городе начал расти. Посмотрим, что сейчас будет. Лично мне еще один Жириновский в Думе абсолютно не нужен.                      

ранее:

«А почему все решили, что Матвиенко выберут в Совет Федераций?»
«Мне предложили стать советником Тюльпанова. Время для раздумий – месяц»
Мне не очень приятно посещать Законодательное Собрание
«Меня беспокоят те, кто голосует за Жириновского»
Государство давало деньги на капремонт домов, но по-тихому и не всем
«Задумывался ли депутат Плющенко, что на него тратят миллионы»











Lentainform