16+

Защитники ГМО обычно утверждают: «Если это не безопасно – докажите!»

08/08/2011

Защитники ГМО обычно утверждают: «Если это не безопасно – докажите!»

Безопасны ли для употребления в пищу трансгенные растения? Дискуссии по этому поводу не утихают. Потенциальные риски, связанные с использованием ГМ-организмов, сводятся, в основном, к следующему:


                     1) опасность пищи, приготовленной из ГМ-организмов, связанная с вероятным влиянием введенных генов на здоровье человека; 2) разрушение природных экосистем и нарушение экологического равновесия при массовом открытом культивировании трансгенных растений.

К сожалению, противники ГМ-технологий не могут обосновать свои опасения на сколько-нибудь приличном научном уровне, поскольку количество корректных научных работ, затрагивающих тему безопасности ГМ-организмов, весьма ограничено. Связано это с трудностями объективной и корректной постановки экспериментов по исследованию безопасности. Защитники ГМО обычно утверждают: «Если это не безопасно – докажите!», потому что в публикациях в научных журналах превалируют данные, подтверждающие безопасность (по крайней мере, в условиях поставленных экспериментов) использования ГМ-растений на полях и в пищу, но эти данные часто игнорируются и замалчиваются при вынесении вопросов безопасности биотехнологий на широкое публичное обсуждение. Ученые – биохимики, физиологи и молекулярные биологи растений Национальной Академии наук США и еще 11-ти научных сообществ из разных стран мира – утверждают, что с научной точки зрения не существует никакого различия между растениями, полученными с использованием генной инженерии и растениями, выведенными традиционными методами селекции при культивировании их на полях и использовании в производстве, поскольку сам метод получения трансгенных растений не вызывает никаких опасений. Именно поэтому проблемы безопасности и применения ГМ-растений должны решаться на уровне индивидуального продукта – с помощью различных тестов, подтверждающих соответствие исследуемой продукции существующим стандартам и нормам.

ОПАСНОСТЬ УПОТРЕБЛЕНИЯ ГМ-ПРОДУКТОВ В ПИЩУ: ПРОБЛЕМА АЛЛЕРГИИ?

Иногда приходится слышать, что ГМ-продукты могут вызвать аллергию. Попробуем сначала разобраться, что такое аллергия.

Мы уже знаем, что вся пища, которую мы едим, раскладывается в нашем кишечнике до простых составляющих, основных молекул. Именно из этих молекул и с помощью энергии, полученной при разрушении сложных молекул до простых, мы и строим свой, человеческий организм. Конечно, чужеродные белки, которые мы употребляем в пищу, не могут расщепиться на составные части мгновенно – процесс происходит постепенно, по мере продвижения по пищеварительному тракту. Некоторые крупные белки, содержащиеся в нашей пище, способны вызвать аллергическую реакцию у чувствительных к ним людей.

Аллергия – это сбой в работе нашей иммунной системы, призванной распознавать чужеродные белки из оболочек болезнетворных бактерий и вирусов, а также некоторые токсины. В норме, если в организм через слизистые оболочки или ранки в коже внедряются «чужие» белки (антигены), иммунная система вырабатывает ответ – специальные антитела, а также некоторые вещества, например, гистамин. В результате этого ответа антигены нейтрализуются и выводятся из организма – таким образом мы защищаемся от болезнетворных микроорганизмов и токсинов.

Иммунная система большинства людей не распознаёт белки, содержащиеся, допустим, в пище, как опасные и чужие. Однако у некоторых людей иммуная система гиперчувствительна и отвечает на контакт организма не с болезнетворными организмами, а с белками, находящимися в пище, пыльцой или пылью.
Подобный ответ называется аллергией, а если он спровоцирован приёмом продуктов питания – пищевой аллергией.

Пищевую аллергию могут вызывать самые разные продукты, не только незнакомые и экзотические для нашего организма, как, например, завезенное в Европу совсем недавно киви, но и широко употребляемые – например, очень популярная в Японии соя, или арахис в США – аллергия на него настолько сильна, что если чан, в котором обрабатывался арахис, не очистили и обрабатывали в нём позже какие-нибудь конфеты, то люди с аллергией на арахис могут отреагировать на эти конфеты. Видели надпись «может содержать следы ореха» на упаковке чистого горького шоколада? Рискну предположить, что это производитель-кондитер, у которого один чан на все сладости, предупреждает людей, гиперчувствительных к ореху, о возможной аллергии.

Широко известен случай, когда аллергию вызвал ГМ-продукт. Компания Pioneer Hi-Bred International произвела на свет ГМ-сою со встроенным геном «бразильского ореха» – растения бертолетии высокой. Дело в том, что соя сравнительно бедна аминокислотой метионином, и с целью повысить питательные свойства бобов в неё был встроен ген богатого метионином белка из бертолетии. Этот белок «бразильского ореха» является сильным аллергеном, и, синтезируемый в ГМ-сое, он также вызвал аллергические реакции у чувствительных к «ореху» людей. И хотя новый сорт сои был предназначен для кормления животных, производитель снял растение с производства, опасаясь, что кормовую сою могут перепутать с продовольственной.

Аллергия была вызвана белком «бразильского ореха» у чувствительных к нему людей. Точно так же у них возникала аллергическая реакция на обычные «бразильские орехи», как если бы они съели их целиком или в виде добавок к торту или печенью. В данном случае виной всему был сильный аллерген – белок «ореха», и не важно, какого происхождения. То, что он синтезировался в растении ГМ-сои, а не в родной бертолетии, для развития аллергической реакции не имеет никакого значения.

Избегать аллергической реакции – значит избегать продуктов, на которые у человека аллергия. Но аллергик может запросто встретиться с незнакомым доселе белком где угодно, и в самых обычных, не ГМ-продуктах: сейчас в Россию активно импортируются экзотические фрукты, морепродукты и так далее.

Вся ГМ-продукция, выпускаемая на рынок, проходит обязательные тесты на пригодность, в их числе – тест на аллергенность. В этих тестах исследуется максимально доступное количество белков-аллергенов, известных на данный момент. Стоит лишь надеяться, что новые пищевые продукты, полученные без применения ГМ-технологий, исследуются столь же тщательным образом.

Стоит ли бояться ГМ-продуктов как потенциальных аллергенов? Противники ГМО любят приводить пример с белком «бразильского ореха», представляя всё таким образом, что человеку кажется, что вся ГМ-продукция не проходит проверок и мы можем встретиться с неизвестными аллергенными белками в продуктах, выпущенных на рынок. Однако, по-видимому, ГМ-продукты не опаснее обыкновенных, полученных в результате селекции, и даже менее опасны – например, показано, что содержание аллергенного белка риса в нескольких трансгенных сортах было существенно ниже, чем в традиционном рисе.

Очевидно, что для аллергика важно знать белковый состав продукта, а не генетическое происхождение белков. Вот если бы на упаковке с ГМ-продуктом было указано, какие белки там содержатся, нет ли среди них нехарактерных… А ведь такой маркировки часто не хватает и на традиционной продукции, полученной без применения техники ГМ – а вы всегда уверены, что при изготовлении торта не использовался порошок арахиса или в состав «крабовых» палочек не входит мясо рыбы, на которую у вас аллергия?

ОПАСНОСТЬ УПОТРЕБЛЕНИЯ ГМ-ПРОДУКТОВ В ПИЩУ: ПРОБЛЕМА ТОКСИЧНОСТИ?

Очень часто ГМ-продукты обвиняют в возможной токсичности. Истории о том, что «100 крыс накормили трансгенной картошкой и они умерли от рака» переписываются из одной газетной публикации в другую, при этом никаких ссылок на научные исследования обычно не даётся, что всегда настораживает.

В связи с этим подробно рассмотрим историю получения и безопасность при использовании в пищу трансгенного картофеля, модифицированного геном эндотоксина (Bt), взятого из бактерии Bacillus thuringiensis, и вследствие этого являющегося устойчивым к основному вредителю – колорадскому жуку.

Использование Bt-токсина в сельском хозяйстве для борьбы с насекомыми-вредителями имеет долгую историю. Задолго до того, как был клонирован соответствующий ген и получены первые трансформанты картофеля, несущего этот ген, Bt использовался на полях в распыленном виде. Причем, использовался не индивидуальный Bt, а целые клетки бактерии Bacillus, продуцирующие этот токсин. Bt сам по себе не является токсичным для млекопитающих. Но геном Bacillus несет ряд генов, кодирующих другие токсины, имеющие потенциальную опасность для человека, способные вызывать диарею, разрушение почек и печени. Таким образом, использование целых клеток Bacillus в качестве инсектицидного агента на полях несет гораздо большую потенциальную угрозу для человека, нежели культивирование трансгенного картофеля с заведомо нетоксичным индивидуальным геном устойчивости. Были проведены эксперименты на мышах, которым давали в пищу клубни обычного картофеля, картофеля, выращенного при опрыскивании Bt, и трансгенного картофеля, несущего ген Bt.

Результаты показали, что диета из трансгенного картофеля практически не отличалась от диеты из обычного картофеля по физиологическому воздействию. В то же время, диета из картофеля, опрысканного Bt, вызывала сильные изменения морфологии клеток печени и некоторые другие отклонения. Кроме того, Bt в своем "нативном" виде разрушается на свету. Поэтому для обеспечения его инсектицидных свойств на полях в течение продолжительного времени необходимо регулярное распыление препарата в значительных количествах.

Помимо этого, генетическая конструкция, примененная для модификации растения, построена таким образом, что Bt после синтеза в клетках направляется в основном в листья растения, которые не поступают непосредственно в пищу человека. В клубнях картофеля Bt все же присутствует, но в следовых количествах. Концентрации Bt в потребляемых частях растения таковы, что если бы даже этот белок был токсичен для человеческого организма, для того чтобы получить дозу, достаточную для отравления, одному взрослому человеку требовалось бы съесть около 500 кг сырого картофеля за день.

Таким образом, анализ ситуации с Bt-картофелем говорит о преимуществе использования трансгенного сорта перед традиционными методами.

Трансгенные растения, модифицированные генами устойчивости к насекомым-вредителям, несколько раз становились причиной громких скандалов.

Участником одного такого скандала стал тоже трансгенный картофель. В 1998 году британский учёный Арпад Пуcтаи (Arpad Pusztai) выступил в популярной телевизионной передаче. Пуштаи работал с картофелем, в который был вставлен ген из подснежника. Картофель был устойчив к насекомым-вредителям. В телепередаче Пуcтаи заявил, что он кормил крыс этим картофелем, и обнаружил болезненные изменения в их организме, нарушения функции некоторых органов и нарушения иммунитета, и сделал вывод, что трансгенная пища опасна для здоровья.

Подобное заявление переполошило общественность. Люди, не имеющие специального образования, привыкли верить учёным на слово, а ведь для того, чтобы сделать подобный вывод, необходимо сначала доказать, что эксперимент был проведён корректно. Диета, состоящая из сырого картофеля – необычная пища для грызунов, изменения в организме могут быть вызваны просто сменой пищевого рациона. Кроме того, кормление сырым картофелем – не самая лучшая модель для изучения питания людей, которые в сыром виде его не употребляют. Как проводилось кормление, в каких дозах? Каким образом измерялись изменения в исследуемых организмах у испытуемой и контрольной групп? А ведь в статье для научного журнала подобные тонкости, позволяющие судить о чистоте эксперимента, обязательно должны быть описаны, без этого статью просто не принимают в печать – строгие рецензенты возвращают рукопись автору с просьбой доработать.

Арпад Пуcтаи был уволен с работы через два дня, его руководство заявило, что подобное поведение не может соотвествовать облику настоящего учёного. Противники ГМО объяснили увольнение тем, что биотехнологические компании решили убрать со своего пути борца за правду, и до сих пор в различных ссылках ГМО-оппонентов Пуcтаи проходит как пострадавший герой.

Скандал, однако, разгорелся, и группы из нескольких учёных проверили результаты его экспериментов. Пуштаи обвинили в плохой подготовке эксперимента и недостаточной статистике, а также отсутсвии необходимых контролей. Вскоре известный медицинский британский журнал The Lancet опубликовал статью Пуcтаи с результатами экспериментов. Вместо громких утверждений в ней указывалось, что при питании трансгенным картофелем у крыс произошли некоторые изменения в пищеварительном тракте.

Статья была подвергнута жёсткой критике со стороны специалистов. В том же журнале были опубликованы рецензии, в которых Пуcтаи обвинялся в плохой подготовке эксперимента: питание крыс, которых кормили трансгенным картофелем, и питание крыс, которых кормили обычным картофелем, не было сбалансировано по количеству потребляемого протеина, а изменения в кишечнике у животных могли быть вызваны переходом на новую диету, так как контрольных замеров подобных изменений у контрольной группы не проводилось.

Однако, противники ГМО об этом предпочитают умалчивать. Любому уважающему себя движению, не важно за что или против чего, требуется свой Александр Матросов, или, на худой конец, Павлик Морозов. Поэтому противники ГМО гордятся учёным, угнетенным в тяжкой борьбе с биотехнологическими корпорациями, и винят всех в том, что Пуcтаи не дают работать, он не может повторить и улучшить свой эксперимент. Подобных героев, авторов скандальных заявлений об опасности ГМ-продуктов в интернете и популярных изданиях, предостаточно – однако в большинстве случаев они либо не подписываются, либо «скрываются в подполье».

В такого рода заявлениях обычно не уточняется, что эксперименты по исследованию безопасности производятся в обязательном порядке при тестировании ГМ-продукта перед выпуском на рынок. Трансгенные картофель, томаты и кукурузу испытывают на подопытных крысах и мышах, чтобы выявить возможные токсические эффекты, и это обязательный этап при проверке продукта на пищевую пригодность.

Например, в России экспертизой пищевых продуктов занимается Научно-исследовательский институт питания (Головной испытательный Центр Минздрава России), а также Институт вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова и Московский научно-исследовательский институт гигиены им. Ф.Ф.Эрисмана. Медико-генетическая оценка пищевых продуктов осуществляется Центром "Биоинженерия", а также Медико-генетическим Научным Центром, результаты исследований публикуются в журнале «Вопросы питания», и из них можно заключить, что изменения, возникающие при переводе крыс на новую диету с употреблением ГМ-продуктов, укладываются в физиологическую норму. Так же проверкой ГМ-растений занимаются институты, принципиально независимые от их производства: Институт биологической защиты растений в Краснодаре, Институт защиты растений в Санкт-Петербурге и Институт фитопатологии в Московской области. Вопросами безопасности ГМ-продукции также занимается технический комитет «Биологическая безопасность пищевых продуктов, кормов и товаров народного потребления и методы ее контроля» при Институте Физиологии Растений им. К. А. Тимирязева.                

kostia-inochkin.livejournal.com











Lentainform