16+

Нарушает ли фотографирование человека его право на собственное изображение?

09/08/2011

Нарушает ли фотографирование человека его право на собственное изображение?

К сожалению, формулировка статьи закона об охране изображения человека обошла стороной фотографирование. Но думаю, неверно отрывать использование изображения от самого создания этого изображения, т.е. фотографирования.


                  Если вы фотографируете меня, то для чего? Что вы собираетесь делать с фотографией? Она будет просто храниться на карте памяти? Вы её никогда не посмотрите? То, что её будет видеть сам фотограф, мне уже представляется «использованием».

В поддержку своего довода процитирую д.ю.н., профессора МГЮА А. М. Эрделевского:

«Внешность, несомненно, является нематериальным благом, принадлежащим гражданину от рождения, неотчуждаемым и не передаваемым иным способом. В содержание этого правового блага входят возможность гражданина формировать свою внешность по своему усмотрению, сохранять и изменять ее, определять круг лиц, которым гражданин предоставляет возможность обозревать свою внешность, фиксировать или разрешать фиксацию своей внешности в определенный момент времени путем, например, фотографирования, видеосъемки и т.п.

Хотя внешность гражданина прямо не упомянута в п. 1 ст. 150 ГК РФ, однако по своим признакам она входит в открытый перечень тех нематериальных благ, о которых идет речь в этой норме. Внешность является индивидуализирующим гражданина в обществе элементом его личности, именно поэтому описание внешности гражданина или его изображение представляют собой часть сведений о его личности. Так, в п. 4.2 ст. 460 УПК РФ, определяющей порядок направления запроса о выдаче лица, находящегося на территории иностранного государства, указывается, что запрос должен содержать, помимо других данных о личности гражданина, в отношении которого направляется запрос, также по возможности описание внешности, фотографию и другие материалы, позволяющие идентифицировать личность такого гражданина».

Это из статьи Эрделевского «Об охране изображения гражданина», журнал «Законодательство», № 7, июль 2007 г.

Судебной практики по этой теме очень мало, но я нашёл примечательное кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 26 января 2011 г. № 33-967/2011.

Некий истец Серов Н.И. обратился в суд с иском к некоему Аверину Р.А. о взыскании компенсации морального вреда в размере 10000 руб., обязании стереть фотографию с мобильного телефона, указывая, что ответчик сфотографировал его в здании Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга у зала N без его согласия, что нарушает его право на личную неприкосновенность и запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни.

Решением суда в удовлетворении иска отказано. Суд исходил из того, что объективные доказательства, подтверждающие объяснения истца, в материалах дела отсутствуют, а ответчик фотографирование истца на мобильный телефон отрицает.

Дело, в общем-то, не примечательное, проиграно по бездоказательности. Но! Смотрите, в иске не ставится вопрос о незаконности использования фотографии, речь о незаконности самой фотофиксации!

Следовательно, если бы само фотографирование человека без его согласия было допустимым, то суд вовсе не принял бы иск к рассмотрению, т.к. никакое право не было нарушено!

Один случай это еще не показатель, но звоночек есть.

Вывод данного поста таков: требуется наработка судебной практики и разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, тогда всё будет чётко понятно.                          

mnial-08.livejournal.com





3D графика на заказ







Lentainform