16+

«Роль нынешнего премьера в подавлении путча так и осталась непроясненной»

22/08/2011

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

«Над нашей великой Родиной нависла смертельная опасность! На смену энтузиазму и надеждам пришли безверие и апатия. Власть потеряла доверие населения...


                  На глазах теряют вес и эффективность все демократические институты, созданные народным волеизъявлением. Это результат действий тех, кто фактически совершает антиконституционный переворот и тянется к необузданной личной диктатуре...»

Это не заявление критиков тандема образца 2011 года. И не выступление президента Путина после принятия власти от президента Ельцина образца 2000 года. А заявление Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП), написанное 18 августа 1991 года.

Впрочем, абсолютно то же самое могли бы говорить у нас и в 1993-м, и в 1985-м и т.д.
Скептики скажут: это свидетельствует о том, что в России никогда ничего не меняется. А мы скажем по-другому – в России во все времена находятся люди, движимые благородными чувствами и желающие блага своему народу. Проблема только в том, что из этих благородных позывов не выходит благородный результат.

Вообще, про путч августа 91-го в интеллигентном городе СПб вспомнили ожидаемо: все-таки 20 лет. Хотя, в общем-то, вспоминать особо нечего, потому что в августе 91-го ничего особенно здесь не происходило. Да и чего тут обсуждать, если роль нынешнего премьера в подавлении путча так и осталась непроясненной. Впрочем, и плохого в том, что август 20-летней давности вспоминают, – нет. В конце концов, у каждого народа должно быть свое взятие Бастилии.

Конечно, умные люди вроде политических аналитиков уже давно рассказали единичным слушателям про тот путч всякие умные вещи. Про уникальный опыт августа и практику политических трансформаций.

А сейчас понятно, что главное отличие августа 91-го от происходящего в нашей стране обычно в том, что хотя он и был построен как исключительное телевизионное действие (сжатое по времени, с детективом в виде загадки, куда делся президент Горбачев, и саспенса в виде ожидания штурма), несмотря на всю свою кинематографичность, он не был срежиссирован. Не было еще на сцене ни олигарха Березовского, ни политтехнолога Суркова. То есть все происходило абсолютно по-честному.

Во-вторых, в той честной пьесе действовали исключительно положительные персонажи. Про президента Ельцина или мэра Собчака и объяснять нечего – они заняли роли героев по определению. А члены ГКЧП оказались положительными прежде всего потому, что никого не хотели убить. И их тогдашнюю, обернувшуюся для них поражением нерешительность теперь стоит трактовать как приверженность к христианской морали и общечеловеческим ценностям.

Сейчас подобное, если бы оно вдруг повторилось, вряд ли оказалось таким безобидным. Потому что все уже изучили китайскую мудрость: если враг застал тебя врасплох и ты еще жив – он в твоих руках.                               

ранее:

Что обычно делает правитель за 7 лет своего правления
Почему после трагедии с «Булгарией» не увольняют министра транспорта
Как отличить честного человека от нечестного
Как выбрать правильного друга
Где найти нужных людей на нужные места
«Мы им разрешим овощи, а они нам безвизовый въезд»











Lentainform