16+

Что стало с медведями, которые полтора года жили в купчинском гараже

24/08/2011

Что стало с медведями, которые полтора года жили в купчинском гараже

11 августа из гаража в Купчине спасли двух медведей – Риту и Рому, они провели там полтора года без ухода и нормальной пищи. Как стало известно, их хозяин зарабатывал деньги, фотографируя с медвежатами туристов. Теперь их поместили в Российский карантинном центре диких животных в деревне Рапполово недалеко от Токсова.


               Online812 решил разобраться, что с медведями будет дальше и что это за центр такой по спасению животных.

Деревня Рапполово – километрах в пяти от Токсова. Из Токсова туда ходит автобус 491, но не слишком часто. За час можно дойти туда пешком. В самой деревне о Карантинном центре «Велес» знают все – первый же прохожий показал дорогу. Но каждый желающий внутрь попасть не может: стена высокая, метра три, ворота закрыты. За стеной два корпуса. Один – для птиц, их там несколько тысяч, в основном попугаи. Второй – для млекопитающих, их пока около десятка. На реконструкции третий корпус, строят четвертый.

Первым делом, конечно, попросила показать спасенных медведей.
– Не покажу, – сказала Татьяна Скворцова, главный ветеринарный врач центра Татьяна, – Они на карантине на 30 дней.
– А сами вы к ним как проходите?
– Только через душ. Причем мыться нужно полностью, с головой. В каждом боксе у меня есть халатик, его и надеваю вместо повседневной одежды.
Говорю, я согласна на душ.
– А у нас сейчас воды нет. Да если б и была – не пущу!
В общем, не показали мне медведей. Даже через окно. То, за которым они живут, затянуто черной пленкой.

– Многие норовят на них посмотреть. А им покой нужен, – поясняет Скворцова, – для них каждый новый человек – это большой стресс. Медвежатам по документам полтора года, но выглядят они на меньший возраст. Когда их привезли – страшно было смотреть, очень за них боялись. Люди их еще и накормили всем подряд. А до этого они долго не ели, им только хуже стало…

В другом окне, пленкой не затянутом, показалась голова рысенка. «Там четыре котенка по два месяца, они из племенного совхоза. Сейчас они в карантине. Кажутся безобидными. Но важно не забывать, что они хищники», – говорит главный ветврач.
Единственное место, где на животных разрешили смотреть беспрепятственно, –вольер для птиц, которые уже прошли карантин. На случай непогоды там построены домики, но, несмотря на дождь, птицы почему-то были на улице. Мокрые цесарки не замолкали ни на минуту.

– Цесарки очень крикливые, – пояснила Скворцова, – а вот если цесарка замолчала – значит, нужно лечить. Кроме них здесь шесть павлинов, утки, фазаны. Павлины, кстати, особо разговорчивыми становятся перед дождем.

Рядом с вольером два бассейна: «Это уличные бассейны для ластоногих. Когда они пройдут карантинирование в корпусе, то смогут находиться на свежем воздухе». Внутри корпуса тоже есть такие же бассейны, только раза в три меньше: «Они маленькие, потому что пока животные больны, их нужно как-то доставать из бассейна, а они так просто не даются. Поэтому чем меньше, тем лучше».

Именно с ластоногих, по словам Алексея Солодовникова, директора центра, и началась его история: «Каждую весну люди находят на берегу залива маленьких нерп. Как-то раз наш нынешний инвестор (гендиректор «ЛенПтицеПром-инжиниринг» Александр Федоров. – А. Д.) гулял у залива и увидел нерпу. Решил обратиться за помощью – оказалось, некуда. И тогда мы решили создать временный пункт для помощи ластоногим, потом мы их выпустили. Потом мы выяснили, что в России нет таких организаций, которые занимались бы помощью диким животным. И тогда гендиректор принял решение организовать центр».

Как уверяют, центр существует исключительно на деньги инвестора. Но недавно появился благотворительный фонд, куда все желающие помочь могут перечислить деньги. «Мы никогда не ставили цель содержать центр на деньги от благотворительности. Но после последних событий люди стали звонить, предлагать помощь. И мы открыли счет, – рассказывает Солодовников, – А государство всячески помогает в административном смысле. В материальном – нет. Наверное, так и должно быть. Например, благодаря Смольному удалось так быстро к нам перевезти медведей из гаража».

Животных, нуждающихся в помощи, поставляют в основном зоопарк и полиция –туда чаще всего обращаются люди. По словам сотрудников, центр может разместить любое животное, кроме разве что очень крупного медведя. Хотя совсем недавно он не смог принять молодую львицу, найденную в фургоне на Литейном проспекте. Теперь якобы все условия для этого есть, но уже поздно: как сообщали в СМИ, львица поступила в приют для бездомных собак «Большой Смоленский». Правда, в самом приюте эту информацию опровергли: «Львица не у нас, а в ветклинике по тому же адресу. Она уже две недели там, но все звонят нам».

Из центра эти животные могут переехать в зоопарк, частные коллекции, питомники либо вернуться в лес. Для этого в центре должны содержать зверей так, чтобы они за время лечения не привыкли к человеку: не дают еду из рук, а прячут, чтобы животному приходилось самому ее находить.

Правда, спасение – только одно из направлений деятельности Карантинного центра. Еще сюда приводят животных перед продажей в зоомагазинах. Причем как для продажи в России, так и за рубежом. Они поступают на 30-дневный карантин, только после этого происходит дальнейшее оформление документов. «Прошедших карантинирование попугаев легко отличить – они окольцованы, – говорит Татьяна Скворцова. – Обратите внимание, когда будете в зоомагазине: у них на лапках маленькое металлическое колечко».

Еще центр сам покупает животных на племенном заводе для разведения. «Есть животные, численность которых не так велика, в том числе рыси. Их мы и будем разводить», – пояснил Алексей Солодовников. « Татьяны Скворцовой немного иная версия: «Вот захотел кто-то из сотрудников, чтобы у нас были павлины – купили павлинов». Потом павлинов собираются продавать. Но продать можно не всех зверей – например, медведей из Купчина в теории продать будет нельзя.

По словам Алексея Солодовникова, в федеральном законе «О животном мире» есть перечень животных, которые на территории Российской Федерации считаются дикими. Они находятся в собственности государства. Частное лицо таких животных купить не может. Но животных, которые на территории России не обитают – обезьян, скажем, – запросто. Алексей Солодовников считает, что основными покупателями таких животных будут коллекционеры. При работе с частными лицами он обещает консультировать их по вопросам содержания животных, объяснять, какая это ответственность. «Проверить будущих владельцев мы почти никак не можем. Есть некоторые негласные черные списки – вот единственный способ».

«Недавно мы приобрели участок в Волосовском районе на 40 га, и если все получится, то там будет строиться вторая очередь центра. Хотим туда перевезти всех птиц, здесь оставить только млекопитающих. Еще хотели  построить корпуса для ластоногих и водоплавающих на берегу Финского залива, правительство Ленобласти даже выделило участок в аренду. Но потом власти передумали, участок забрали».

Медведи Рита и Рома будут находиться в центре еще месяца два, считает Алексей Солодовников. «Дальнейшую судьбу их решит Комитет по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира Ленинградской области. Они должны найти место их будущего проживания. Есть варианты питомников в Московской области, в Финляндии и Голландии. В Ленобласти питомников нет».

Как вести себя при встрече с медведем

Около Петербурга все чаще встречают неизвестно откуда взявшихся медведей. Только за последние две недели – медвежонка сбили на Кольцевой дороге, а целую семью медведей встретили на Приозерском шоссе. Впрочем, в администрации Ленинградской области нам сказали, что в этом году не знают случаев выхода медведей к человеку.

В других регионах России тоже отмечают активизацию медведей – их встречают в неожиданных местах в Карелии, Сибири и на Дальнем Востоке. На Камчатке встреча людей с медведями оказалась трагической – медведица с медвежатами загрызла двух человек. «Город 812» обратился к экспертам с вопросом, почему медведи активизировались.

Валентин Пажетнов, заслуженный эколог России, руководитель биостанции «Чистый лес», говорит, что сейчас у медведей жировочный период, они набирают вес перед зимней спячкой. «Проблемы из-за этого в первую очередь возникают в Сибири, особенно во время урожая кедровых орехов – в сентябре-октябре. В это время медведи очень быстро передвигаются, ищут пищу, но их пока можно не бояться. А вот в ноябре, когда наступает время спячки, появляются медведи-шатуны. Они действительно опасны, их нужно отстреливать, иначе они будут нападать на селения, разорять склады. Правда, для Северо-Запада и Центрально-Европейской части России вплоть до Урала эта проблема неактуальна, здесь настоящих шатунов практически не бывает».

Начальник отдела хищников Ленинградского зоопарка Кристина Косорыгина главной причиной выхода медведей к людям считает голод, но подчеркивает, что дикий медведь, который никогда раньше не имел дела с людьми, даже голодным к человеку не придет. «На коров, которые пасутся вблизи населенных пунктов, скорее волки будут нападать, чем медведи. Медведь – всеядное животное, у него много других источников пищи».
В Комитете по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира Ленинградской области говорят, что в этом году в области не было случаев выхода медведей к человеку: «А вот в прошлом году медведи несколько раз выходили к посевным полям. Медведь всегда очень осторожничает обычно и без необходимости к человеку не пойдет».

А в прошлом году необходимость была, подтвердил Валентин Пажетнов. «В связи с пожарами зверям приходилось покидать привычные места и искать новые, вот они и выходили к человеку. Такое неадекватное поведение, правда, обычно наблюдается у молодых медведей, им сложнее ориентироваться. А старые обычно быстро находят новое место».

«Вообще медведь хорошо чувствует человека и старается к нему не приближаться, поэтому такие встречи бывают редко, – рассказывает Валентин Пажетнов. – Особенно хорошо он реагирует на голос. Поэтому, когда вы приходите в лес, старайтесь как-то обозначать свое присутствие – разговаривайте. Не нужно при этом сильно шуметь». Если встреча все же состоялась, эколог советует не терять самообладание, не бежать и не размахивать руками: «Можно просто поднять руки и громко сказать что-то или прокричать. Медведь уйдет».

Самой опасной обычно называют встречу с медведицей с медвежатами. «Если они все по одну сторону от вас – это не так опасно, медведь вас не тронет. А если вы между медведицей и детенышами – может и ударить. Встречи с такой семьей опасны в мае-июне, когда медвежата маленькие, а сейчас уже нет. Самая острая ситуация – если вы встретили медведя рядом с добычей, тогда он воспринимает вас как конкурента. Правила поведения в этих случаях такие же».

А про трагедию на Камчатке, Пажетнов говорит, что «как правило, нападение медведя провоцирует сам человек. На Камчатке медведи очень спокойные, люди привыкли считать их безопасными».

Кстати, в августе в Ленобласти открылся сезон охоты, в частности, на медведей – до 28 февраля. Как сообщили в администрации Ленинградской области, в этом году годовая квота на медведя – 358 особей. Одному охотнику выдается одно разрешение. Общая численность медведей в Ленобласти – около 2400 особей.                      

Анастасия ДМИТРИЕВА











Lentainform