16+

«Если кавказцу говорят плохое про его родителей, он будет действовать на инстинкте»

29/08/2011

«Если кавказцу говорят плохое про его родителей, он будет действовать на инстинкте»

Чемпиона России по самбо Расула Мирзаева, подозреваемого в убийстве 19-летнего москвича Ивана Агафонова, суд не отпустил под залог в 5 миллионов рублей. Его оставили под стражей до 17 октября в том числе по политическим причинам – власти опасались, что если Мирзаева выпустить, по Москве и Петербургу пройдут марши националистов.


                    Конфликт между 19-летним студентом Иваном Агафоновым и чемпионом России по самбо Русланом Мирзаевым произошел в ночь на 18 августа в Москве у клуба «Гараж». По самой распространенной версии, Агафонов стал заигрывать с девушкой Мирзаева, самбист нанес Агафонову удар в лицо, тот упал, ударился головой об асфальт и умер в больнице.

Еще до ареста спортсмен был исключен из сборной и отстранен от участия в соревнованиях. Московские и петербургские националисты, несмотря на решение суда, провели небольшие публичные акции. Девушка, из-за которой вышел конфликт, просит, чтобы ее опекали по программе защиты свидетелей.

Некоторые комментаторы считают, что вместе со спортсменом следует наказать и тренера, который не сумел внушить борцу, что ринг следует отличать от улицы. Online812 попросил специалистов объяснить особенности психологии спортсменов.

Просто у Расула южный темперамент

Михаил КОКОРИН, председатель регионального отделения Всероссийской федерации самбо России, знает Расула Мирзоева несколько лет, полгода назад сам награждал его за победу в российском чемпионате.

– Мирзаев как – вам симпатичен?

– Он выиграл его с явным преимуществом. И когда я его поздравлял, то обратил внимание, какой это доброжелательный парень. Мне он нравился – и просто в общении, и особенно на ковре. И очень уважительно он к нам относился, хотя, может быть, просто за возраст. Так что мне не представить, чтобы он просто стал задираться и приставать к кому попало. И еще я не знаю, в каком состоянии был Агафонов, если он от одного удара опрокинулся навзничь и ударился головой об асфальт. Уж Расул-то точно не хотел такого исхода, что парень рухнет как подкошенный. Правда, это же показывает, что паренек совсем не собирался драться и Расул его врасплох поймал.

- Значит, самбистов никто не учит, что надо себя держать в руках?
– Вообще если человек подготовлен, то уже уверенность в своих силах дает спокойствие и помогает сдерживать темперамент. Просто у Расула он южный. Я-то про себя помню, что в молодости постоянно ввязывался в конфликты, но как начал профессионально заниматься – все, как отрезало. Я уже ничьи наскоки не воспринимал. Ну что я буду лезть в драку с непрофессионалами… А Расулу это оказалось не по плечу. Теперь будет наказан. Если бы Агафонов не умер, Мирзоева все равно бы дисквалифицировали, скажем, на год.

– Есть официальный запрет на участие самбистов в бытовых драках? Например, футболистам-профессионалам запрещают играть во дворе?

– Ну, во дворе запрещают играть только некоторые клубы, и только потому, что есть опасность травмы, а деньги там такие крутятся, что лучше перестраховаться. Таких смешных запретов много. В футболе, например, Виктору Понедельнику запрещали бить штрафные правой ногой, потому что это были просто убийственные удары. Но когда мы сами играли со спартаковцами: сборная самбо против футболистов, ни нам, ни им это не запрещалось.

– Но за драку на стороне какое-нибудь наказание самбисту грозит?

– Конечно, дисквалифицировать за драку могут. Одного нашего парня отстранили от соревнований, когда он в метро с милиционером подрался. Это как было: наш самбист проскочил в метро без жетона, через турникет. Милиционер попытался его задержать, схватил за шиворот. А парню обидно стало, он провел прием и милиционера повалил. Конечно, если бы сержант себя уважительнее повел, не за шиворот, скажем, а вежливо попросил бы остановиться, так и все мирно устроилось бы. А так – уголовное дело, дисквалификация, позор. Сашу Емельяненко дисквалифицировали – пожизненно! – за то, что он китайского чиновника оскорбил. А ведь какой боец был.

– А что с дисквалификацией Мирзаева?

– У Расула карьера самбиста, считай, закончилась.

- И что с ним теперь будет – нигде не сможет драться?
– Мирзаев – чемпион России по самбо, но он и трехкратный чемпион мира по борьбе в смешанном стиле. Думаю, там, в смешанном стиле, он будет выступать и дальше.

- То есть в боях без правил?
– Это неверное название. Бои без правил – это то, что получилось в Москве у клуба «Гараж». А в смешанном стиле есть и запрещенные приемы, и ограниченное пространство, так что правила там есть. Другое дело, что там гораздо меньше официального, чем у нас, самбистов, даже федерации нет. У нас есть федерация, регламент. А в смешанном стиле ничего этого нет. Скорее всего, Расула там не дисквалифицируют, просто отменят контракты, пока он в тюрьме.

- Получается, что психологи со спортсменами не работают?
– Даже если и работают – все в конечном счете зависит от человека. Если тебе кулак в лицо летит, будешь ты вспоминать, чей это кулак, тренированного спортсмена или нет. Если кавказцу говорят плохое про его родителей, он тоже будет действовать на инстинкте. Хотя в советское время психологической подготовке придавалось большое значение. В каждые соревнования с ребятами ездили комплексные научные группы. Потом все развалилось. Китайцы и европейцы ушли далеко вперед, а мы и на советский уровень вернуться не можем. Это касается, и фармакологов, и физиологов, и психологов, конечно.

Борцам не свойственна беспричинная агрессия

Евгения ТИХВИНСКАЯ
спортивный психолог, преподаватель психологического факультета СПбГУ, объяснила Online812, может ли спортивная злость переходить в опасную для окружающих.

- Агрессию всегда можно контролировать?
– Есть такое теоретическое предположение: агрессия – это просто выброс энергии в ответ на некую фрустрацию: обиду и т.п. Весь вопрос в том, как человек расходует эту энергию. И единственное профилактическое средство, конек всех психологов, – это воспитание привычки все время осознавать, что с тобой происходит. Это отправная точка для процесса саморегуляции, и приучать к этому нужно, начиная лет с шести.
А у нас становится нормой, что люди не приучены осознавать свои эмоции. А раз не осознают, значит, не могут и сдержать. Не то, чтобы спортсмен имел привычку всегда отвечать на слово кулаком, нет, он просто говорит потом, что сам не помнит своих действий.

Итак, мы имеем препятствие, породившее фрустрацию, то есть обидчика, энергию, которая требует выхода, и полное отсутствие способности к саморегуляции. В результате удар и смерть. У более спокойных особей агрессия дала бы выход в каком-то интеллектуальном проявлении или в психосоматике: он промолчал бы, но заболел от расстройства.

- И что известно, как надо воспитывать эту саморегуляцию?
– Это хорошо описано в книге Юлии Гиппенрейтер. Есть такой прием: взрослый озвучивает чувства ребенка, когда он чем-то возбужден или расстроен. Ребенок бьет палкой по столу, но сам не понимает, что это агрессия дает выход. Взрослый ему объясняет: это ты злишься – за то, что тебе не купили мороженое. У спортсменов есть такой прием: их просят записывать все переживания в день соревнований, начиная с самого утра и уделяя внимание даже телесным ощущениям. И если атлет осознает, что он хорошо выступает, когда тело чувствует упругость и легкость, душа полна азарта, это может помочь ему в будущем.

– Так можно гарантированно приучить спортсмена-бойца отличать ринг от клуба?

– Я была свидетелем нескольких бытовых ссор, где в качестве пострадавших выступали спортсмены, в том числе те, кто занимается единоборствами: айкидо и т.п. Их оскорбляли, а они не двигались с места. «Нам запрещено участвовать в бытовых драках». Так что тренер может так воспитать, было бы желание. Либо этого Мирзаева вовсе не учили сдерживаться, либо плохо сработал механизм саморегуляции, поскольку его опять-таки не развивали. А вообще спортсменам, в том числе – борцам, не слишком свойственна беспричинная агрессия. Если посмотреть милицейские сводки, то наверняка окажется, что спортсмены совершают преступления не чаще, чем остальные.

– Убитый Иван Агафонов был на голову выше Мирзаева и на 30 кг тяжелее. Субтильные спортсмены, может быть, ведут себя агрессивнее, потому что у них комплексы?

– В спорте можно легко компенсировать маленький рост, потому что в большинстве видов спортсмен может найти приемы, для которых небольшой рост – это преимущество. Так что спорт как раз и помогает избавиться от подобных комплексов.                          

Нина АСТАФЬЕВА, фото ahmed-osmiev.livejournal.com











Lentainform