16+

Шесть поколений людей, которые живут сейчас в России

29/08/2011

Шесть поколений людей, которые живут сейчас в России

- Поколение переживших, тех кто на копеечные пенсии, собирая иногда бутылки и питаясь одним пакетиком супа быстрого приготовления (за пять рублей) в сутки, сумел дожить до наших дней. Жалко их? И да, и нет.


                     Они сами ковали свое счастье, забыв о старой стине, что богаство человека измеряется не в деньгах, а в детях и друзьях. Если дети воспитаны правильно (а это зависит в первую очередь от родителей), а друзья настоящие, то выжить можно было легко. Правда, некоторые посчитали, что они принесли себя в жертву детям, им тоже было не легко, но это самооправдание, ни один нормальный человек, не примет подобной жертвы.

Если же человека бросили и дети, а затем и друзья (или наоборот), то остаток своих дней он будет проводить в борьбе за выживание, и это кара за его ошибки молодости, за совершенные глупости, за увлечение работой или своим я. Справедливое, нужно сказать, возмездие, это не государство и не власть его наказала, он сам себя наказал, приговорил к нищите и одиночеству, и теперь лишь отбывает собственный приговор.

Те кто избежал подобной участи, наслаждаются спокойствием и отдыхом от суеты, взвалив все вопросы принятия решений на более молодое поколение.
Поколение в ауте.

- Поколение выживших, тех кто попал по мясорубку во всех смыслах, лихих 90-х. Когда судьбы людей перемалывались легко и непринужденно, и идеологически, и экономически, и морально-нравственно. Кто-то адаптировался к динамике изменений, кто-то не смог, а у кого-то сдали нервы и он уехал из страны, значительная часть населения, умерла по причине низкого качества медицины, отсутствия возможности позаботиться о здоровье, вечного цейтнота времени, были заслуженно или не заслуженно убиты при переделе сфер влияния, а главное – прав на собственность. Именно на них легло тяжкое бремя заботы о старшем поколении, и беспокойство за судьбы собственных детей. Они статичны – со своим косным мышлением, и отчасти аппатичны...
При этом, поколение выживших, с ностальгией вспоминает о СССР, но возрата в прошлое уже и не хотят .
Они поглощены текущими заботами, проблемами и делами.

- Поколение начинающих жить,которые не изведали всех ужасов «шоковой терапии» и не подавших под перестрелки на улицах. Они радикальны в желаниях и помыслах, их гложет обида, что самое «интересное» случилось до того, как они стали взрослыми. Это последнее поколение родившихся в СССР, и первое поколение родившихся в России. Без них разделили недра и собственность, они упрекают родителей, что те не воспользовались «шансом», когда была такая возможность.

Многие из них, выросли в неполных семьях, или даже не помнят своих родителей, которые попытались реализовать свой «шанс», что привело в лучшем случае к распаду семьи, в худшем, к месту на городском кладбище, где подросшие дети могут видеть их фотографии, и пытаться вспомнить, какимии они были.

Они, подросшие дети, готовы вновь бросить страну в хаос передела, ради востановления справедливости (в их понимании), зачастую их мышление заведомо экстремисткое: они готовы всех обвинять в собственной никчемности: родителей, иноверцев, выходцов иной национальности, власть. И лишь немногие, способны не к деструктивному мышлению, а конструктивному, те которые осознают, что их основная задача, дождаться своего часа, и нужно лишь терпение и время. Никто не вечен, время течет и всё меняется. Меняются власти, династии, уходят президенты, губернаторы и олигархи... И позитивно мыслящая молодежь, пытается уловить момент, для того, что бы оказаться в нужном месте, в нужное время. Их упрекают в потребительстве, в конформизме, но они не теряют времени, захватывая все новые экономические ниши, руководящие посты, социальные лифты.

Более того, они эффективны, особенно в умении с пользой для себя, использовать деструктивную часть молодежи. Пока деструктивщики выбивают с насижиных мест и должностей старшее поколение, конструктивно мыслящие занимают освободившиеся места. Такой вот механизм перераспределения благ, почти революционный процесс, как говорили философы: «Революцию – делают фанатики, её плодами пользуются – подлецы». Се ля ви.

- Поколение выживших, в принципе довольны определенной стабильностью, при этом недовольны властью. Таков парадокс взглядов этого поколения, они осознают, что все могло бы быть гораздо лучше, но готовы примириться с реальностью, ради того, что бы не стало хуже. Время их сделало циничными и отчасти аморальными, оно научило их забывать про принципы, когда нужно просто выживать. Время опустошило в них ощущения милосердия, гуманности, сделало их эмоционально более холодными и невосприимчивыми к чужой боли. Нет, они прекрасно понимают, что это неправильно, подобное мышление ущербно, а их деление людей на манипулирующих и манипулируемых – безнравственно. Но, они привыкли. Привыкли к откатам и коррупции, к тому, что обещаниям власти – веры нет, что чиновники эгоистичны и эгоцентричны, и в последнюю очередь думают о народе, если уж совсем приспичило.

Тем не менее, в принципе, у поколения выживших жизненная позиция – созерцательная, каждый так или иначе состоялся и окопался на захваченной территории, занял свою нишу, и никак не готов к переменам. Поэтому и недовольство властью – несколько вяловатое, без энтузиазма и фанатизма. А мышление весьма консервативное, как у тех, кто поддерживает власть из собственных конъюктурных или меркантильных соображений, так и у оппозиционно мыслящих. Диалоги проходят без всплеска эмоций, и в некотором смысле, весьма похожи на позиционную войну, когда ни одна из сторон не готова переходить в атаку, хотя бы по той причине, что потерять можно больше, чем приобрести. Наблюдается полный баланс сил в этом поколении, всё подменяется иллюзиями и миражами, демостративной показухой. Власть и её приспешники делают вид, что они гораздо лучше чем о них думают, их оппоненты делают вид, что власть гораждо хуже, чем оно есть на самом деле, и они почти готовы протестовать и добиваться смены власти, но не более чем «почти». Поколение живет в эпоху демоверсии демократии, при изношенных и потрепанных декорациях прошлого, с мыслью о том, что на их век – хватит.

- Поколение переживших, сосредоточилось на борьбе за социальные льготы и блага, одолевая мелких чиновников своими похождениями жалобами и кляузами, осоена и технология бесконечного сутяжничества – всё какое-то развлечение на старости лет. Жизнь как-то обстроилась, и вполне сносна. Их всё чаще воспринимают, как объект заботы и внимания, и их это устраивает. На большее они и не претендуют.

- Поколение начинающих жить, пока само не осознало, чего-же хочет в конечном-то счете, хотя программа минимум сформировалась – комфортная жизнь, осталось понять за счет чего и каким образом? Основное кредо: отдавать государству и обществу – поменьше, брать же по максимуму. Ради этого, одни готовы на революцию, другие методично готовят и подстегивают эволюционный процесс, посматривая на старшие покаления, как первобытный охотник на мамонта. И те и другие, расчитывают на успех. Цель общая – способы и методы разные. И если копнуть глубже, то окажется, что между нашистом из Селигера, и националистом с Манежки, куда больше общего чем различий.

Власть осознав, что от поколений «периживших и выживших» больших неприятностей ждать не следует, в последние годы всё больше внимания уделяет молодежи. Надо сказать самого пристального внимания, изучая субкультуры, при этом президент сосредоточил свое внимание на яппи и ботаниках, и гламуре, а премьер на националистах, антифашистах и байкерах, ну, тут уж кому и что ближе. На местах, тоже проявляют сумбурное и пафосное беспокойство относительно молодежи, с трудом сдерживая её натиск, как на улицах, так и в корридорах власти, отчаянно ведя борьбу на два фронта. В лексике властей, всё чаще мелькает военная терминология о фронтах, рубежах, высотах...

И уж если откровенно, то власть сдает позиции, это вопрос времени, пока ещё есть куда отступать, но рано или поздно придется признать, что дадьше уже некуда и позади Москва.

Самое забавное, что теперь власть и дезориетнирована, не понимая, чего ей следует больше опасаться, массовых выступлений на улице (маргиналов), или ситуации в тылах, куда тоже просочилась молодежь («успешая молодежь»).  Придется ли однажды воскликнуть: «И ты Брут?», или оказаться под ногами ликующей молодежной толпы устроившей революционный флешмоб?

При этом, власть совершает массу тактических ошибок, рассылая по колониям «экстремистов» – весь эктремизм которых сводится к листовке отпечатнной на принторе дома и по глупости, или написанной на тетрадном листе вырваном из школьной тетради; или «наркоманов», которые решили в первый или второй раз в жизни попробовать «запретный плод» из любопыства: «Почему запрещают?», за драки и мелкие хищения. При этом, власть уже осознает, что этот путь весьма пагубный, тюрьма хорошему не научит, а вот плохому – запросто.

Власть пытается действовать по известному принципу: «разделяй и властвуй», деля молодежь на «фашистов и антифашистов», тайно пощряя клубных фанатов, и противоборствующие молодежные группировки: одни из которых делят сферы влияния, другие территории, третьи ведут борьбу на идеологическом уровне.

Всё это бурно выплескивается в интернете и на улицах, но итоговая суть от этого не меняется, постепенно процессы деструктивного и конструктивного начал молодежных движений и течений начинают сходится, и в этих «ножницах» будущее страны и власти.                               

wapkin.livejournal.com











Lentainform