16+

Мой ответ Джону Манну из компании «Миллхаус»

31/08/2011

Мой ответ Джону Манну из компании «Миллхаус»

Начать хочу с благодарности Джону Манну за дискуссию. Наши чиновники и бизнесмены практически никогда не вступают в такие публичные дискуссии, то ли боясь, то ли не умея. А у г-на Манна другая школа, и это, на мой взгляд, очень ценно и поучительно.


                     Про Чукотку

О якобы предпринятых мною «тщетных попытках создать скандал на пустом месте», я отвечу позже, а пока проанализирую первое соображение Джона Манна – о том, что тоннель под Беринговым проливом никогда не был проектом Абрамовича.

28 марта 2008 г. со ссылкой на NEWSru.com на многих сайтах было распространено сообщение: «Губернатор Чукотки Роман Абрамович купил более чем за 160 миллионов долларов самый большой на Земле «бур» – а точнее, тоннелепроходческий комплекс.

Напомним, о сделке стало известно накануне. Новая покупка, совершенная владельцем «Челси», немедленно породила предположения, что ее, возможно, используют для сооружения самого длинного тоннеля в мире, который соединит Россию с Америкой под дном Берингова пролива, пишет The Daily Mail… В апреле 2007 года министр транспорта России Игорь Левитин заявил, что бюджетные средства на строительство тоннеля под Беринговым проливом тратиться не будут. По его словам, «тоннель может быть профинансирован частными компаниями, если они сочтут его выгодным».

Громадная машина Абрамовича шириной 19 метров почти на 5 метров превышает самый большой тоннелепроходческий комплекс, существующий на данный момент в мире... Комплекс будет использоваться для модернизации инфраструктуры в окрестностях черноморского курорта Сочи, где в 2014 году пройдет зимняя Олимпиада.

Однако звучат и предположения, что владелец «Челси» купил комплекс, сговорившись с Путиным, – в надежде договориться с Америкой об осуществлении плана, который, по слухам, уже долго лелеют Путин и Абрамович. Речь идет о прокладке тоннеля, который пройдет под дном Берингова пролива и соединит ледяные пустыни Чукотки с Аляской. «Это одна из грез Путина, и он уже ведет с Вашингтоном тайные переговоры на эту тему», – утверждает некий источник, якобы близкий к переговорам».

Другие информагентства пишут то же самое, разночтения – в мелких деталях.
Одновременно в 2008 г. появилось сообщение, что контролируемое Абрамовичем ЗАО «Инфраструктура» подписало с немецкой компанией Herrenknecht контракт на строительство самой большой в мире машины для проходки тоннелей – щита диаметром 19 м и стоимостью более 100 млн евро (4 млрд руб.).

Джон Манн утверждает, что: а) тоннель никогда не был проектом Абрамовича, б) в прессе никогда не было официальных заявлений относительно строительства тоннеля; в) щит заказали только для Москвы и Сочи, он «не имеет отношения к Чукотке, что также четко отображено в прессе».

Думаю, что заявление министра транспорта И.Левитина от апреля 2007 г. можно считать официальным (по другим сообщениям, он его еще повторил 28 мая 2007 г.).

Что касается связи Абрамович – тоннель, то странно, что с 28 марта 2008 г., когда интернет заполнился сообщениями на эту тему, и до 15 августа 2011 г., когда этой темой увлекся г-н Манн, т.е. за 2,5 года, никаких опровержений не было. И почему Джон Манн предъявляет теперь претензии мне, а не десяткам  информагентств? Ему осталось только объявить, что это я написал весь интернет в части связи щита и Абрамовича.

Впрочем, понятно, почему г-н Манн вдруг заволновался – брошена тень на имидж проекта реконструкции Новой Голландии, который я увязал с другими деяниями Абрамовича. Поэтому вопрос стал важным.

Сейчас Джон Манн уточняет, что щит заказало ЗАО «Инфраструктура», в которой у компании «Миллхаус», принадлежащей Абрамовичу, была доля 50%. Но откуда я вообще мог знать о том, что в «Инфраструктуре» Абрамович участвовал именно через «Миллхаус»? Надо было, дорогой Джон, подробнее обо всем писать в интернете, тогда бы и я к вам обратился.

А уж с утверждением г-на Манна, что в прессе было четко отображено, что щит не имеет отношения к Чукотке, все обстоит как раз наоборот. В прессе многократно высказывались предположения, что щит нужен именно для прокладки тоннеля Чукотка – Аляска.

Вы, Джон, заявляете, что в январе 2010 г. «Миллхаус» продала свою долю Абрамсону, и «с этого времени г-н Абрамович не имеет никакого отношения к этой компании или тоннелепроходческому щиту». Но ведь у г-на Абрамовича десятки, если не сотни фирм. Откуда Джон Манн из «Миллхауса» может точно знать, имеет или не имеет Абрамович нынче отношение к щиту? «Миллхаус» из ЗАО «Инфраструктура» вышел, а какая-нибудь другая фирма Абрамовича могла тихонько туда же войти, делов-то!

Сопоставить уникальный щит, некогда заказанный «Инфраструктурой» (Абрамович & Абрамсон), с другим уникальным щитом, имеющим точно те же параметры, заказанным для Орловского тоннеля, – это было делом техники и совершенно закономерным действием. Два уникальных щита, других таких в мире нет – не многовато ли для России? И что самое подозрительное, петербургский контракт на этот щит появился на свет практически одновременно с появлением в Петербурге Р.Абрамовича – поневоле задумаешься о причинах и следствиях. А я, как разведчик, в случайные совпадения не верю.

Так что извините, Джон, но вашим заявлениям я до конца поверить не могу – конечно, беру их на учет, но на 100% не верю. Надо детально проследить судьбу заказанного «Инфраструктурой» щита, выяснить, что с тем контрактом 2008 г., получить все документы… Тогда можно верить или нет. А так ничего нет, кроме ваших заявлений.

Вы мне написали, что журналисты, и я в том числе, ленятся проверять сведения из официальных источников. Но проблема в том, Джон, что вы не являетесь официальным источником. Это вообще не юридический термин, это красивое слово, но на практике оно относится к документу с печатью и подписью, который получен из государственного учреждения. И плюс это та информация, которую можно проверить – своими глазами и руками. А заявления пресс-служб частных фирм – это вообще не официальная информация и, обычно, непроверяемая. Вы же не пустите меня смотреть подлинники документов.

Так что, скорее, вы, Джон, пытаетесь создать скандал на пустом месте, обличая меня в использовании сведений из интернета, которые и Абрамовича, и вас устраивали 2,5 года.

Про Новую Голландию


Второй вопрос – Новая Голландия, конкурс и мое якобы недопонимание, о котором вы, Джон, написали. На мой взгляд, не понимаете как раз вы.

Во-первых, вы не понимаете, что полностью искажен нормальный порядок. Сначала надо было провести архитектурный конкурс, а уже потом выбирать инвестора. Архитектурный конкурс в нормальной стране и нормальном городе проводил бы сам город, а не «Миллхаус» и кто угодно из структур, освященных финансовым гением Абрамовича. Тем более что в данном случае речь идет о Петербурге и уникальном памятнике XVIII века.

Вы прибыли в Петербург, где местную власть сделала все наоборот, – сначала выбрала инвестора, а потом позволила инвестору выбрать архитектурную мастерскую, – и вы решили, что этот бардак и есть порядок и норма. Нет! Это как раз полный произвол, волюнтаризм и авантюризм.

Наконец, есть определенные и очень жесткие процедуры проведения конкурсов как внутрироссийских, так и международных. А то, что провел в Петербурге «Миллхаус», даже отдаленно не напоминает нормальный архитектурный конкурс.
У меня создалось впечатление, что просто придумали, как сымитировать некий конкурс, ибо никто вдумываться не станет, а Абрамович и так деньги перечислит. Главное почаще произносить это слово: конкурс, конкурс, конкурс… И все привыкнут.

Но имитация бросалась в глаза на выставке. То есть лично я увидел в ваших усилиях лишь PR-акцию. Ибо, как я полагаю, никаких «конкурсов идей» или «концепций» в виде картинок в норме не может быть. И жюри из трех человек – тоже абсурд. Потому что, например, должен быть определенный процент профессиональных архитекторов. Но какие архитекторы, если и намека на проекты не было? Что там было оценивать? Картинки, которые не давали представление даже о самой туманной идее?

Результат конкурса ни в чем не материализовался, он оказался фикцией.

И победитель у вас образовался странно, потому что никто не объяснил, чем он лучше других. Задания не было, поэтому как оценить? Пресс-конференция была 15 июля, а 2 августа, когда победитель был выбран, пресс-конференции не было. Почему?

Во-вторых, вы не понимаете, что Новая Голландия – это объект, состоящий под охраной, поэтому реконструировать его нельзя по российскому закону. Вообще нельзя! А вы пишете: «статья г-на Золотоносова демонстрирует серьезное недопонимание процесса разработки проекта реконструкции». Да что тут понимать, если реконструировать нельзя, ибо это убийство ансамбля. Представьте: Вы намереватесь убить человека, а вам говорят: нельзя, по закону нельзя. А вы в ответ: а мы красиво убьем, всем понравится.

И генплан развития – это тоже не для Новой Голландии, это запрещено, потому что генплан развития территории предусматривает новое строительство и разрушение старого контекста. А тут по закону строить новое нельзя. Только реставрировать. А если местная власть все это позволила, так это не значит, что стало можно нарушать закон.

Мы обменялись с Джоном Манном письмами, и он мне написал: «К сожалению, в прошлом здесь было много неудачных попыток по развитию острова. Кроме того, нереализованные проекты как Дворца фестивалей в Новой Голландии или башни «Охта-центр», очевидно, не внушали доверие многих людей к инвесторам! Но, пожалуйста, поймите, мы очень серьезно относимся к сохранению архитектурных памятников острова и в то же время созданию привлекательного современного мультифункционального центра на острове».

Написанное вами, Джон, говорит только о том, что вы вообще не разбираетесь в нашей обстановке. Инвесторы не внушали доверия градозащитникам Петербурга не потому, что они не построили «Дворец фестивалей» в Новой Голландии и небоскреб «Охта-центра», а потому что они хотели все это построить и тем самым уничтожить архитектурный ансамбль Новой Голландии и  «небесную линию» берега Невы как предмет охраны. А то, что инвесторы не построили, – это как раз градозащитников сильно порадовало.

Понятно, что и Р. Абрамовичу, и Д. Жуковой, и вам, Джон Манн, Новая Голландия кажется какими-то брошенными складами позапозапрошлого века, к тому же лишенными крыш (дело рук Ш. Чигиринского и его конторы), которые надо огламурить. Но сходите как-нибудь в музей, посмотрите на какой-нибудь горшок IV века до н.э. Он тоже негламурный, но ценность его не в облике. Так и с НГ. И потом это место, тематически связанное с русским флотом. Не надо тут делать рынок, гастроном, парфюмерные лавки, не надо продавать отходы чужих базаров. Здесь другая семантика места, другая аура – не торговая. Здесь всегда пустынно, тихо. Базар, который вы тут устроите, все убьет сразу. 

Поэтому «Миллхаус» градозащитники уже заранее ненавидят за то, что ваша фирма хочет превратить Новую Голландию в гламурненький «мультифункциональный центр».

Так что в части, связанной с НГ и конкурсом послание Джона Манна в редакцию Online812 свидетельствует о полном незнании: а) охранного законодательства в сфере памятников архитектуры, б) того порядка, который предусмотрен для архитектурных конкурсов.                             

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform