16+

«Это’О будет получать 2283 евро в час. Многие недовольны. Ропщут. Завидуют»

02/09/2011

«Это’О будет получать 2283 евро в час. Многие недовольны. Ропщут. Завидуют»

Давненько я не писал о футболе в социальном разрезе. Пора. Если ты уходишь от футбола, футбол приходит к тебе. По-моему, афоризм. Как известно, футбольные аналитики славятся афоризмами. Скажем, «не забиваешь ты, забивают тебе».


                 Среди этих мудрых мыслей есть и такая, появившаяся относительно недавно: «Деньги в футбол не играют». Честно говоря, мне эта мудрая мысль кажется не очень мудрой. Деньги как раз играют. Всегда. Это футболисты частенько не играют.

В общем, махачкалинский «Анжи» купил камерунца Самуэля Это’О. Я бы сказал, Это’Ого-го. Впервые в российский чемпионат залетела реальная мировая звезда. Причем действующая. То есть именно залетела, а не избрала его конечной точкой длительного падения.

Еще год назад Это’О выигрывал Лигу чемпионов. И два года назад выигрывал. И в 2006-м. Теперь он в Махачкале. Точнее – в Подмосковье. Поскольку дагестанский клуб предпочитает жить и тренироваться там. Будет получать то ли 10, то ли 20 млн евро в год. Если 20, то он – самый высокооплачиваемый игрок в мире. 2283 евро в час.
Многие недовольны. Ропщут. Завидуют. Камерунцу. Дагестанцам. Надо бы осветить эту трепотню прожектором моего интеллекта. (Вышло вроде бы не очень, но для футбольного текста сойдет.) Итак, разберем ситуацию с пяти сторон.

Пир во время чумы

Это’О – не первая громкая покупка «Анжи» с тех пор, как клуб приобрел миллиардер Сулейман Керимов. Еще до Это’О главный российский счетовод Степашин назвал покупки «Анжи» «пиром во время чумы».

Во-первых, в Дагестане нет чумы. Республика динамично развивается. Между прочим, за прошлый год среднемесячная зарплата в Дагестане выросла на 13,9%. И составила 10 184 рубля. Какая уж тут чума?

Во-вторых, Степашин, видимо, невнимательно читал бессмертное произведение А. С. Пушкина. Или, может, недопонял. «Пир во время чумы» не про то, что в тяжелые времена стыдно пировать. Иначе это был бы не Пушкин, а какой-нибудь Херасков. «Пир во время чумы» – это экзистенциалистский гимн человеческому духу, который преодолевает страх смерти. Поскольку все, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья. Таким образом, Сулейман Керимов предстает перед нами этаким дагестанским Вальсингамом. Вот.

Детско-юношеский спорт

Это уже не один Степашин говорит. Это все говорят. Деньги, мол, надо вкладывать в развитие детско-юношеского спорта. А не тратить их на дорогостоящих легионеров.
По мне, так не надо вкладывать деньги в детско-юношеский спорт. И вообще в подобные сомнительные проекты. Вроде сельского хозяйства, ЖКХ или автопрома. Все равно ведь проекты не развиваются. А деньги... Как-то они, говорят, рассасываются.

Видимо, тут тоже какое-то экзистенциальное противоречие. Кстати, об автопроме. Даже АвтоВАЗ вместо того, чтобы наращивать и совершенствовать производственные мощности, взял себе бывшего главного дизайнера «Вольво» и «Мерседес» Стива Маттина. Тоже, видимо, не за 10184 рубля в месяц. Тоже в общем-то пир во время чумы в литературоведческой интерпретации Степашина. Но никто же не сомневается в мудрости автовазовского руководства. Чай, не какие-нибудь миллиардеры (я думаю). Но, по счастью, не они развивают детско-юношеский автопром, а приглашают дорогостоящего легионера. Значит, что-то в этом есть.

Европейское

Все мы, безусловно, патриоты. В чем заключается патриотизм? Правильно. Чтобы о нас говорили в мире. Со страхом и трепетом. О «Барселоне», например, все говорят именно так. Попал на «Барселону» – проиграл. Это не наш вариант. Что каталонцу хорошо, то русскому (и даже дагестанцу) – смерть. Чем больше денег вбухивается в наш футбол, тем хуже мы играем. В день приезда Это’О московский «Спартак» проиграл польской «Легии», которой уже лет двадцать никто не проигрывал.

Игра не наш козырь. Ну и что? Да, на поле наши клубы презирают, но все равно боятся. Боится «Барселона». Потому что «Анжи» может выкупить у нее лучшего игрока мира Лионеля Месси. Сумма его отступных – всего-навсего 250 млн евро. И Мессии боится. Потому что получает крохотную зарплату в 9,5 млн евро. «Анжи» может сделать ему такое предложение, что он не выдержит и сорвется. Поедет в Махачкалу. Откуда нет возврата. По крайней мере, в футбольном плане. 

Россия гремит в европейском футбольном мире. Выиграй наш клуб Лигу чемпионов, просто шумела бы, а нынче – гремит.

Питерское

Конечно, мне как петербуржцу вовсе не нужен еще один российский суперклуб. Есть «Зенит» и хватит. Это правильно. Это по-европейски.
С другой стороны, обсуждали с приятелем жеребьевку Лиги чемпионов. «Зенит» попал в группу со средненькими «Порто» и «Шахтером». Плюс «Апоэль» из Кипра.
– Супер, – говорю. – Из такой группы, пожалуй, выйдем.
– Да, – отвечает приятель, – но я бы предпочел «Барселону», «Милан» и «Боруссию».

Тоже верно. Посмотреть на «Барселону» как-то интереснее, чем на «Апоэль». Даже если ей проиграть. Посмотреть в Питере на Это’О – тоже неплохо. В «Анжи» и сейчас есть нападающий. Прудников. Ничего такой... Но посмотреть на Это’О все-таки интереснее.

Человеческое

Элементарный гуманизм требует подумать и о самом Это’О. В первом же интервью он заявил, что главное для него – чувствовать себя счастливым. В свое время в Испании, в «Барселоне», он не чувствовал себя счастливым. Его возмущали расистские выкрики.
Пауза. Что я могу сказать? Во-первых, бананы на стадионах у нас теперь строго воспрещены. Во-вторых, он же играет в кавказской команде. Так что узнает, что помимо негров есть и еще кое-кто. Кому кое-где еще хуже.                         

Глеб СТАШКОВ





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform