16+

Зачем на ТВ бесконечно показывают милицейские сериалы

05/09/2011

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

С медведями ТВ работает в противофазе: спячка у него летом. Летом наш телемедведь пользуется жировыми запасами, накопленными даже не год – за годы. И тайно готовится к новым подвигам: НТВ уже обещало показывать химическую кастрацию педофилов чуть ли не в прямом эфире.


                   Иногда, правда, повторы оживляются необычными кадрами вроде въезда Путина в Новороссийск на Harley-Davidson под гром салюта, что представляло собой симбиоз триумфального въезда в Рим императора после военной победы и заезда воспитанников детсада «Солнышко» на велосипедах в ознаменование открытия новой песочницы. Но такие события случаются редко.

Пока ТВ не очнулось от летней спячки, есть смысл проанализировать некоторые общие принципы, которые в периоды телебодрствования анализировать не хватает места.
Самый первый принцип был замечательно описан Куртом Воннегутом в рассказе «Гаррисон Бергерон». Рассказ имеет прямое отношение к содержанию нашего телепоказа и к той концепции зрителя, на которой строится практически все постсоветское ТВ.

У Воннегута был описан 2081 год, когда «все стали, наконец, равны», причем равны во всем: «Нет самых умных. Нет самых красивых. Нет ни самых сильных, ни самых быстрых». Произошло это «вследствие 211-й, 212-й и 213-й поправок к Конституции, а также благодаря неусыпной бдительности агентов Всеобщего Уравнительного Бюро Соединенных Штатов Америки». Ну, в США всеобъемлющее равенство, может быть, и наступит в 2081 г., а у нас оно готово наступить хоть сейчас, ибо на него работают не поправки, а наше отечественное ТВ. Рассказ Воннегута начинается описанием четы Бергеронов, Джорджа и Хейзл, сидящих дома перед телеящиком. У них арестовали сына-диссидента.

Далее цитата: «Конечно, это была трагедия, но Джордж и Хейзл не могли думать об этом долго. Хейзл обладала совершенно обычным, средним интеллектом и поэтому могла думать о чем-либо только считанные секунды. Джордж в соответствии с его превышающими норму умственными способностями носил в ухе миниатюрный уравнительный радиоприемник. Закон обязывал Джорджа носить его всегда и всюду не снимая. Приемник был постоянно настроен на волну правительственной радиостанции.

Примерно раз в двадцать секунд передатчик посылал в эфир какой-нибудь резкий звук для того, чтобы не позволить таким людям, как Джордж, пользоваться преимуществом своих нестандартных мозгов, и тем самым восстанавливал справедливость. Джордж и Хейзл смотрели телевизор. По щекам Хейзл текли слезы, но она уже забыла, из-за чего плакала».

Концепция зрителя строится именно на том, что он должен думать о чем-то лишь считанные секунды. Только что затонувшая «Булгария» показала картину полного организационного развала и последствий коррупции – и тут же зрителю предложено петь и смеяться, как дети, глядя на сценические корчи пенсионеров из ансамбля им. Петросяна. Или испытывать счастье вследствие возможности непрерывно и по всем каналам сразу видеть А. Пугачеву, ее дочь, бывшего мужа, нынешнего бойфренда, а также бывших мужей дочери и ее детей от разных народов и браков.

Кстати, именно на постоянный показ этого семейства (показ, аналогичный по глупости и продолжительности сериалам «Воронины», «Папины дочки» и «Счастливы вместе»), как я думаю, сделана основная ставка в деле создания всеобщего равенства в глупости. Те, кто еще не научился думать о чем-то считанные секунды, испытывают от ТВ-просмотра недоумение и неловкость. Но оно для других – для тех, кто уже прошел процедуру всеобщего уравнивания в глупости. Это идеальный телезритель, и у нас он создан задолго до 2081 года. 

Второй принцип, о котором я хочу написать, не менее фундаментален. Он связан с бесконечным показом милицейских сериалов. Большинство из них создает позитивный образ милиции/полиции, демонстрируя к концу фильма полностью раскрытое уголовное дело. Чемпионом тут является сериал «След» на Первом. Анализ ДНК занимает секунды, собственным признаниям в убийстве никогда не верят, все мгновенно перепроверяют, взятки не берут, а задержанных, подозреваемых и арестованных никогда не бьют, потому что пото-жировые следы, а также найденные в мусорных контейнерах волоски надежно припирают всех гадов к стенке и без признаний. Это чистая детективная развлекуха.

Однако во многих милицейских детективах прослеживается и идеология, незаметно внедряемая в сознание зрителей. В «Глухаре» всех задержанных бьют – долго, смачно и натуралистично, Потому что здесь признание – царица доказательств. Крышуют бизнес, берут взятки с богатеньких «терпил». Позитивная программа тут связана с подполковником Стасом Карповым. Этот персонаж своим существованием на экране явно выполняет чей-то социальный заказ на милиционера – рэкетира и коррупционера, но по-своему положительного, потому что он, во-первых, против наркотиков и проституции, во-вторых, «доит» только бизнесменов, находящихся на «его земле». То есть «простым» людям этот милицейский Робин Гуд с наглыми выпученными глазами не опасен. Он «простых» не защищает, но и не нападает на них, а для современной полиции такой образ можно рассматривать как идеальную программу-максимум. Которую фильм канализирует в зрительные массы.

Другой воспитывающий сквозной сюжет – принцип презумпции виновности. Забавный сериал «Генеральская внучка» показывали по выходным. Немного юмора, лирический сюжет и плюс преступление, которое раскрывает сексапильный майор Старкова (И. Апексимова), которую непрерывно тискает и целует Д. Харатьян. Но это лирика, а главное в другом: не столько милиция доказывает вину подозреваемого (как это всегда происходило в фантастическом «Следе»), сколько подозреваемый должен доказывать свою невиновность, т.е. иметь алиби. А где вы были такого-то числа? А кто может подтвердить?.. Об алиби каждый должен позаботиться сам. А если алиби нет, то о презумпции невиновности лучше не вспоминать, что в «Генеральской внучке» и происходит.

Эта концепция внедряется настолько усиленно и из сериала в сериал, что и за этим мне видится чья-то организующая воля, управляющая вроде бы стихийным процессом художественного обслуживания государства.                        

ранее:

«Главное, будь дебилом! Тогда жить будет весело и хорошо»
Как отечественное ТВ показывало катастрофу на Волге
Владимир Познер пытался сделать из андроида человека
«Признать поражение с ЕГЭ у официальных лиц нет сил»
«Из Достоевского сделали сексуального маньяка вроде Стросс-Кана»
«Сурков смотрел на Медведева по-отечески и гордился своим проектом»








Lentainform