16+

Быть малограмотным больше не стыдно

09/09/2011

ИРИНА БОНДАРЕНКО

Однажды попала на «круглый стол», организованный в университете в рамках фестиваля русского языка. Дискутировали священнослужители на тему – надо ли переводить со старославянского основные каноны службы, чтобы она была понятна современному человеку, или не надо.


                  Наблюдение за выступающими позволило сделать интересные выводы. Батюшки, владеющие словом, как даром, ратовали за перевод, за осмысленное участие молящегося и за его понимание глубинной сути происходящего. Косноязычные служители культа с трудом выражали свою незатейливую мысль. И сводилась она к следующему – ничего переводить не надо! Все и так здорово. Главное – аниматор в курсах, остальные пусть внемлют.

С тех пор прошло всего года четыре, а события по ухудшению качества родного языка развиваются стремительно. Скоро будем ездить за границу в филологических целях – пообщаться с носителями. Эмиграция-то, особенно давешняя, содержит его в достойном виде.

Скажите, почему слово «песьня» пишется без мягкого знака? Да кто его знает, но так вроде положено…. А не волнует, быть малограмотным больше не стыдно!

Незаметно это произошло и потому особенно жутковато. Народ-богоносец демонстрирует полное незнание грамматики, зато строчит в интернете такие «ацкие коменты», что будьте нате. Чтоб не напрягаться и быть проще в выражении эмоции – ну вы понимаете, о чем я, – «убицца ап стену пацталом» и прочая. Может, выдумано теми, кто не знает, как правильно писать: не то убиться, не то все то же самое, но без мягкого знака… А может, и нет, тогда хуже.

Татьяна Толстая, как женщина умная, испугалась этого в своем романе «Кысь» давно. А я, как неумная, только сейчас. Когда процесс стал необратимым. Когда оборот «аргументировать о том» народу не кажется диким.

Если еще прибавить сюда приблатненный жаргон, забурившийся в нашу всеобщую речь – звонкий, хлесткий и очень конкретный, да еще огромное количество тупых иностранных заимствований… Особенно бесит почему-то «праймериз». Ассоциируется с ханыгой в рваном ватнике, отороченном стразами.

Переварит ли все это русский язык? И что выплюнет на выходе? Очень хочется посмеяться над своими страхами – типа, ржунимагу. Не получается.                            

ранее:

Лучший мужчина – молчаливый
Как я проходила границу с Эстонией по новым правилам
«У меня во дворе уже десять лет ищут клад»
Выбирая между рыбалкой и сексом
Как милицейский патруль объяснил детям, что они живут не в Париже
Чем закончился мой поход за новыми очками








Lentainform