16+

«Ностальгия по СССР - одно из самых простеньких последствий нашей стабильности»

12/09/2011

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

На Пятом канале показывают «фильм-эпопею» «Освобождение». Не в рамках какого-нибудь «Закрытого показа», с целью развития исторического мышления у не заставшей глухие застойные годы молодежи: смотрите, дескать, дети, вот такими ура-патриотическими опусами Советский Союз из вечера в вечер радовал граждан, приползших с работы.


                    Не в специальной программе для профессионалов: вот, дескать, коллеги, яркий пример того, как нельзя писать, снимать, играть и монтировать. Не для нагнетания драматического напряжения перед ретроспективой Алексея Германа. Нет, просто в общей сетке вещания. Там, кажется, еще заставку такую сентиментальную дают: «Советское родное».

Тут, собственно, давно уже нет ничего нового: ностальгия по СССР – одно из самых простеньких последствий нашей стабильности. Вот оно, истинное «золото партии». Никуда не пропало. Есть лишь один нюанс: еще совсем недавно эти всплески экстаза даже на нашем телевидении выглядели некими худо-бедно продуманными акциями. Сознавать, что тобой все-таки пытаются манипулировать, было, чего уж там, даже немного лестно. И, скользнув на минуту взглядом по физиономиям народных артистов, с чувством выполненного гражданского долга переключаться на «Доктора Хауса». Теперь не то. Меня лишили даже этой малости. «Освобождение» – это просто такое кино. Про войну. (То, что, как говорит современная молодежь, «ни разу» не кино и ни разу не про войну, – это мелочи.) Телевизионный контент, пошлый не более и не менее, чем соседи по эфиру. В перерывах между выпусками новостей (а там премьер нажимает на кнопки, открывая «Северный поток») можно гнать все, что угодно, хоть очередное шоу с раздеванием на МУЗ-ТВ, хоть «Освобождение» – потому что всем все равно. Тотальное равнодушие – уже даже без попыток имитации какой-то интеллектуальной или эмоциональной активности – новый тренд отечественного ТВ. (В этом смысле паяцы старой школы, вроде Жириновского или Кургиняна, уже могут претендовать на свою порцию ностальгии.)

Не случайно, кажется, именно сейчас на телевидении появился Михаил Прохоров. Оставив в сторону сомнения по поводу содержательной стороны программы или некоторых экзистенциальных оснований партии «Правое дело», насладимся тем, что реально доступно: телевизионной картинкой. С большой помпой канал НТВ в передаче «НТВшники» объявил о первых за много лет открытых политических дебатах на отечественном канале. На фоне тревожного черного с алыми всполохами задника, в присутствии круглолицего молодого электората в разноцветных галстучках, дебатировать намеревались «те же», как говорят в театре, и Прохоров. «Те же» отрабатывали свой номер честно, согласно давно сложившейся системе амплуа: человек от компартии щеголял деревенским говорком, человек от «Яблока» яростно всех клеймил, упитанный единоросс громко возглашал: «А никаким судом не доказано!» (в передаче якобы обсуждали честность прошлых партийных выборов); Жириновский напоминал собравшимся, как вообще играют в эту игру, сыпал апартами, воздевал на нос очки, раздавал авансы и часы и с особой интимной ужимкой притрагивался к плечику сидящего рядом Прохорова.

Тот, разумеется, и был главной приглашенной звездой. Молчал, будучи человеком неопытным, ожидая, когда ведущие постараются и расчистят ему место для высказывания среди привычного воспаленного ора, и, что характерно, был вознагражден почтительнейшей паузой. Не меняя застывшего выражения лица, отчеканил «домашнюю заготовку», автоматически, едва ли не полусонно отбил пару хохм Жириновского; незаметно, «без щелчка» переключившись в регистр «мужественной суровости», поведал о том, что хочет помогать людям еще больше (хотя куда уж больше?!), и если бы этого было достаточно, то задание можно было бы считать выполненным.

В качестве теледебютанта олигарх выглядел мило, в качестве перспективного публичного политика – неубедительно. Специалисты по «системе Станиславского» непременно отметили бы недостаточно полное «присвоение текста», ощутимый изъян по части заразительности и прочие огрехи исполнения, которые свидетельствуют о том, что к «школе переживания» дебютант явно не относится. Если он в принципе и «переживает» – то не так, не там, не тогда и не об этом. Электорату, который узнает, как выглядят его национальные лидеры, только из программы новостей и только тогда, когда эти лидеры уже принимают поздравления с победой на выборах, конечно, по поводу Прохорова привередничать не к лицу. С Прохоровым его познакомили немножко загодя.

В финале, отвечая на вопросы, Михаил Прохоров пообещал, что когда он придет в Думу, то научит всех работать день и ночь. Прекрасное заявление. Несколько абстрактное, но эстетически безупречное. В качестве предвыборного лозунга крупного политика не годится – зато, пожалуй, могла бы выйти хорошая сценарная заявка. Телевидение непременно должно создать соответствующее шоу, где бы думские заседатели демонстрировали приобретенные в процессе обучения умения и навыки.

Впрочем, судьба подобного шоу хорошо известна: вот в «Доме-2» сначала тоже все строили что-то и даже красили. А потом как-то незаметно побросали ведра и лопаты. И дружно стали «претендовать на домик».                      

ранее:

Как отечественное ТВ сделало сериал из жизни Достоевского
Наш театр ушел из телевизора в Youtube
Если бы откровения «чудотворца» Михалкова всплыли на телеповерхность…
«Человеческое лицо на нашем ТВ выглядит оскорбительной аномалией»
Урок доброты от Владимира Путина на ТВ
Что обещал фестиваль «Балтийский дом» и что выполнил









Lentainform